Что известно исследователям о корпусе богословских сочинений Исаака Ньютона? Какие принципы лежат в основе его экзегезы? Как выстраивалась космология в сочинениях Ньютона? Об этом рассказывает кандидат философских наук Павел Соколов.

Библейская экзегеза как у самого Ньютона, так и у его современников представляет собой территорию коммуникации различных теорий, способов работы со смыслом, разных способов работы с текстом и природной реальностью. У Исаака Ньютона существует обширный корпус экзегетических сочинений, который имеет интересную историю. После смерти Ньютона его богословский архив был подвергнут своего рода дискриминации, он значительное время не издавался и в полном виде не издан до сих пор.

Приоритет буквального смысла в экзегезе, по Ньютону, должен быть основанием для космологии, потому что никакой рассказ о начале Земли в это время не мог строиться независимо от книги Бытия. Единственное исключение представляло собой сочинение «О мире» Рене Декарта, имевшее соответствующую репутацию: те, кто не считал это сочинение еретическим, считали его выдумкой. Именно потому, что это был гипотетический рассказ, fabula, как говорит Декарт, басня о началах Земли, он мог сделать ее независимой от книги Бытия. Ньютон по такому пути идти не собирался. Более того, существуют исследования, которые обосновывают параллелизм между его экзегетической, теологической и естественно-научной методологией не только на уровне космологических построений, но и на всех остальных.

Исследования, посвященные Ньютону, всегда сосредоточены на его фигуре. Масштаб этой личности заслоняет всевозможные фигуры второго плана, поэтому в качестве историографического desideratum, который я отчасти пытался восполнить, хотелось бы видеть контекст ньютонианских экзегетических построений, иначе они появляются у Ньютона как deus ex machina.