Существует множество мифов о сексуальной жизни, обычаях и верованиях людей Средневековья. Вкратце рассказываем о некоторых не самых очевидных фактах, которые дают представление о том, как было на самом деле.

Охота на ведьм была позже, чем принято думать

Один из главных мифов, окружающих Средневековье, — охота на ведьм. На самом деле преследование женщин за колдовство и поклонение дьяволу было распространено в Новое время: знаменитый американский суд над ведьмами в городке Салем состоялся в конце XVII века. Разветвленных и могущественных организаций ведьм не существовало, однако многие европейцы верили, что колдуньи постоянно покушаются на их жизнь, здоровье и благополучие. Считалось, что они препятствуют деторождению, истребляют посевы, насылают эпидемии и отнимают молоко у коров.

Преследования ведьм начались по инициативе Католической церкви: инквизиторами могли стать только монахи, вынужденные соблюдать целибат — неудивительно, что женщины в их трудах показывались как порочные существа, стремящиеся к плотским утехам и заключившие сделку с дьяволом для удовлетворения своих сексуальных потребностей. Фольклорный образ ведьмы — острая на язык, безобразная старуха с плохим зрением или прекрасная молодая девушка с рыжими волосами и зелеными глазами, которая выбивалась из средневекового представления о том, что по-настоящему праведная женщина должна быть красива исключительно духовно. Вера в то, что ведьмы существуют и они именно такие, какими их описывают инквизиторы, утверждалась постепенно: если в конце XV века еще требовались доказательства, то в XVI столетии эти идеи воспринимались как истина и прочно укоренились в сознании простых европейцев. В эпоху Просвещения ученые и власти начали развенчивать миф о массовых поклонениях Сатане, однако изгнать эту идею из народного сознания оказалось не так просто, и самосуды над колдуньями продолжались.

Рекомендуем по этой теме:
23668
Средневековые маскулинности
О восприятии ведовства в Новое время

Студенты вели себя вызывающе

В Средневековье очень быстро формируется университетская культура: особый тип мышления, фольклор, определенные практики, присущие студентам. Члены студенческих объединений в немецких университетах именовались буршами. Заслужить это звание поначалу могли не все: для этого необходимо было проучиться в университете несколько лет, а затем сдать экзамен на знание дуэльного кодекса и умение пить пиво. Бурши славились своей склонностью по поводу и без повода вызывать друг друга на фехтовальные поединки — мензуры. Заработать на дуэли шрам считалось признаком мужества, поэтому раны часто растравливали. По отношению к невежественным обывателям бурши вели себя вызывающе. Средневековое буйство студентов унаследовали университеты эпохи Просвещения: в романе «Война и мир» Пьер Безухов демонстрирует свою приверженность немецким традициям университетской культуры, привязав квартального к медведю. Студенческая песня Gaudeamus igitur, появившаяся в XIII или XIV веке в Парижском или Гейдельбергском университете и до сих пор являющаяся гимном высших учебных заведений, восходит к жанру застольных песен вагантов — средневековых бродячих поэтов и певцов. Традиционная склонность студентов к кутежам описана в стихотворении Пушкина «Пирующие студенты»: «…Под стол ученых дураков! / Без них мы пить умеем».

Об университетской культуре Средневековья

Парижане часто занимались сексом в конюшнях

Это объясняется тем, что мужская прислуга спала именно в конюшнях, и, если мужчина приводил к себе женщину, это означало, что он приводил ее в конюшню. Несмотря на ограничения, налагаемые церковью, сохранилось множество сведений о сексуальной жизни людей Средневековья: поэзия, нравоучительные трактаты и проповеди священнослужителей, личная переписка, медицинская литература, судебные протоколы и памятники материальной культуры, такие как значки с крылатыми фаллосами. Эти странные артефакты, предположительно, были сувенирами, которые люди приобретали в местах паломничества, чтобы подтвердить свое пребывание там: они могли быть аналогом современных футболок с забавными надписями.

Конечно, церковь учила, что у секса прежде всего репродуктивная цель. Однако правила «никакого секса до брака» мало кто придерживался. По записям о крещении в средневековой Англии ученые выяснили, что от 10 до 30% женщин беременели до вступления в брак. Существовали и медицинские трактаты, описывающие средства контрацепции, — правда, они были невостребованными: большинство пар все-таки хотело детей. Кроме того, существующие способы избежания нежелательной беременности были неэффективными. Христианская церковь официально запрещала контрацепцию, тогда как в еврейском сообществе она в особых случаях была разрешена, например при беременности или кормлении грудью. А во Флоренции XV века существовало нечто вроде гей-субкультуры: существовали таверны, в которых собирались мужчины, которым нравился секс с мужчинами, — правда, сексуальные предпочтения не определяли идентичность, как это происходит в XXI веке. Существовали также запреты на отношения женщин с иноверцами: в 1215 году по постановлению IV Латеранского собора евреев-мужчин обязали носить отличительные знаки на одежде, чтобы женщины, с которыми они занимаются сексом, знали об их конфессиональной принадлежности.

О гендерных ролях в средневековой культуре и сексуальной жизни

Некоторые священники «профессионально» распространяли индульгенции

Этих людей называли квестариями, и именно их деятельность способствовала дискредитации индульгенций. После начала Реформации Католическая церковь осудила продажу индульгенций. Это произошло на Тридентском соборе в 1563 году. Тем не менее индульгенции выдаются и по сей день: эту практику регламентирует булла Павла VI Indulgentiarum Doctrina («Учение об индульгенциях»), выпущенная в 1967 году.

Часто индульгенцию понимают как документ, отпускающий все грехи, который можно купить за деньги, однако это не так. Первые индульгенции не избавляли от посмертной вины за совершенный грех, а лишь отменяли необходимость прижизненного покаяния и искупительных действий. При этом необходимым условием было искреннее раскаяние грешника. С началом Крестовых походов индульгенции по отпущению грехов стали выдавать рыцарям. Также этот документ могли получить меценаты, госпитали, благотворительные учреждения и люди, готовые заселить и возделать отвоеванные земли.

За что выдавали индульгенции и как эти документы помогают ученым

Бастарды не всегда были бесправны

Термин bastardus появился в XI веке в преимущественно французских источниках. До этого существовало множество обозначений ребенка, рожденного вне законного брака: существовали отдельные категории для детей, рожденных проститутками, в результате мезальянса или союза двух неженатых людей, которые теоретически могли заключить брак. Последние, натуралисы, могли наследовать, если у отца не было законных детей. Незаконнорожденность обсуждали законодатели, причем как с прагматической точки зрения (передел наследства), так и с моральной: в дискуссиях звучала точка зрения, что человек не должен расплачиваться за грехи своих родителей. В эпоху раннего Средневековья четкого законодательства о бастардах не было, и родители могли действовать по своему усмотрению: если ребенок не мог стать наследником, то его щедро одаривали и могли назначить пансион; дочери получали расширенное приданое, также родители могли позаботиться о респектабельной брачной партии. В XII веке возможности бастардов были ограничены законодательством, однако их статус и имеющиеся права были юридически зафиксированы. В последующие столетия положение незаконорожденных менялось: чаще всего бастарды и другие меньшинства наделялись некоторыми правами в результате демографических кризисов, вызванных эпидемиями. Иногда родители скрывали, что ребенок родился вне законного брака: узнав правду, могущественные интересанты могли лишить его наследства. Бастарды часто становились инструментами в руках политических интриганов, которые настраивали незаконнорожденных против законных наследников.

И наконец, были случаи, когда бастарды или их потомки становились королями: вне законного брака был рожден Вильгельм Завоеватель, Карл Мартелл, дед Карла Великого, и кастильский король Энрике II, отвоевавший титул в усобице со сводным братом, законорожденным Педро Жестоким.

О бастардах, ставших королями

Люди знали, что Земля неплоская

Распространен стереотип, что все люди в Средневековье думали, что Земля плоская. Однако это не так. Знание о шарообразности нашей планеты было почерпнуто из трудов Аристотеля. У Данте Алигьери в «Божественной комедии», написанной в XIII веке, Земля имеет форму шара. На представлении о сферической форме Земли основаны трактаты по астрономии и натуральной философии, которые изучались в средневековых университетах. В трудах некоторых Отцов Церкви отстаиваются идеи о том, что наш мир плоский, однако многие богословы разделяли идею шарообразности Земли или предлагали компромиссные теории. Возможно, вера в то, что наш мир имеет форму диска, была распространена за пределами академических кругов, но образованные люди были осведомлены о достижениях древнегреческой науки. Мир на mappa mundi выглядит плоским лишь потому, что это его часть, изображенная на плоской поверхности. Карты мира изображали лишь Северное полушарие, которое, согласно представлениям средневековых ученых, состояло из трех частей: Европы, Африки и Азии. Остальная часть мира, как предполагалось, была покрыта бурным океаном и потому недоступна для заселения.

О средневековой географии

Короля Артура не существовало

Насколько известно исследователям, легендарный, победоносный вождь бриттов в V или VI веке король Артур — персонаж, совмещающий несколько реальных и вымышленных личностей. Согласно наиболее распространенным сюжетам, Артур был зачат, когда Мерлин изменил внешность Утера Пендрагона, сделав его похожим на мужа Игрэйны, которую Утер страстно желал. Когда Артур был молод, перед церковью появился большой камень, из которого торчал меч. На камне было высечено, что человек, который сможет вытащить меч из камня, станет королем Англии. Лишь один Артур смог это сделать. Став королем, Артур создал братство рыцарей Круглого стола, искавших подвигов по всей стране, и женился на Гвиневре, которая позже вступила в отношения с Ланселотом. Сын Ланселота был предопределенным рыцарем Святого Грааля. О романе Гвиневры и Ланселота вскоре узнали — неверная жена попала в тюрьму, а Ланселот, попытавшись спасти возлюбленную, убил безоружных племянников короля. В результате развязалась кровопролитная война, в ходе которой власть узурпировал бастард короля Артура, Мордред. Вскоре отец и сын встретились на поле боя: Артур пронзил копьем Мордреда, но был смертельно ранен сам.

Исследователи осознают, что короля Артура не существовало. Тем не менее они пытаются выйти на след человека, который мог стать его прототипом. Предполагается, что «настоящим Артуром» мог быть римский солдат или военачальник, однако доподлинно это не известно. Зато совершенно точно ясно, что Ланселот и Гвиневра — это полностью вымышленные персонажи. Некоторые другие персонажи легенд об Артуре имеют право на существование: предполагается, что реальные прототипы могли быть у Мордреда, сэра Бедивера и Мерлина.

О поисках короля Артура