Нефть стала доминирующим топливом сравнительно недавно — перед Первой мировой войной, а точнее с появления керосина. Мир подсел на нефть в этот период, потому что у англичан были старые топки (у немцев были новые корабли на угле), и они начали на старых кораблях ставить мазут и стали плавать быстрее. Это был поворотный пункт в истории. Потом появились армады автомобилей в 1920-х годах, и к началу 1970-х годов нефть составляла почти половину первичной потребляемой энергии мира. Это физическая роль нефти.

Сейчас нефть — это топливо. Это тот же самый мазут, керосин для самолетов, бензин и дизель. И около 30% — в нефтехимии, хотя ее теснит газохимия. Физический объем нефти в мире прогнозируется достаточно просто: количество автомобилей — проезд на авто — потребление бензина и дизеля минус экономия.

1. Почему снижается цена на нефть?

В 2014 году объем производственного потребления нефти в мире был 92–93 млн баррелей в день. И примерный дисбаланс избытка — 0,5–0,7 баррелей. Это непосредственная текущая причина для снижения цен. Все немного «качали» лишнего: и США, и другие страны в ОПЕК и вне ОПЕК. Обычно экономисты обходятся без «заговоров». Никакого постоянного механизма регулирования добычи в мировом масштабе не существует.

2. Каким было ценообразование до активного включения ОПЕК?

Нефть была очень дешевой до 1972–1973 годов, ненормально дешевой. Если посмотреть график колебания цен на все сырьевые товары, то они колебались очень сильно во время войн, а так нефть стоила дешево. Это был специфический рынок, где преобладал контроль западных компаний. Так продолжалось до 1972 года. Американская внутренняя цена на нефть была 8 долларов, мировая — 4 доллара. Поэтому, чтобы не закрыть свою нефтяную промышленность, американцы ввели налог на «воздушную прибыль» в размере примерно 4 долларов на баррель и благодаря этому выравняли цены.

У нас сейчас для выравнивания цен есть экспортная пошлина, а у них была фактически импортная пошлина. И тогда начались скачки. Роль ОПЕК важна, но только начиная с 1970-х годов. То есть только последние 40 лет колебание цен на нефть выглядит схожим с колебанием остальных сырьевых товаров на нормальных сырьевых рынках. Нефть с 1970-х годов с помощью ОПЕК присоединилась к остальной массе сырьевых товаров, которые таким же образом колеблются.

Когда в 1970-е годы доминировали в экспорте цены арабской нефти, она была сильно дешевая, 3–4 доллара, просто потому, что так было всем удобно, всех стран-участников это устраивало. А потом это перестало устраивать экспортеров.

3. Как менялась цена на нефть?

— В 1982 году цена взлетала до 50 долларов, а в 1986 году упала до 15.

— В 1986–2002 годах средняя цена составляла 20 долларов.

— С 2003 года цена начинает снова расти отчасти под влиянием того, что шел очень быстрый экономический рост, денег не хватало, и раскрутка цены нефти до высокой заняла достаточно малое время: от 20 долларов в районе 2002–2003 годов до 130 долларов в августе 2008 года. Это был перебор, конечно. Если бы она выросла до 70–90 долларов и в этих пределах колебалась, это было бы нормально — да и сейчас это было бы нормально. За 100 долларов она вылетала только под влиянием специфических рыночных обстоятельств или под влиянием таких событий, как взрыв на Фукусиме и события в Ливии уже в последние годы.

4. Какие факторы влияют на ценообразование?

a. текущий спрос-предложение. В 2014 году получился избыток нефти, и это был сильнейший фактор в пользу понижения ее стоимости. Никто и не сопротивлялся. И поскольку прошло очень мало времени, никто не смог выработать никаких мер по сокращению добычи. Ведь потребление растет очень медленно, в развитых странах потребление практически плоское и не растет. А в развивающихся странах растет не настолько быстро, чтобы абсорбировать этот избыточный объем нефти.

То есть существуют нормальные рыночные факторы, которые меняют цену.Более того, попытки влиять на цены на нефть обычно не дают никаких результатов и даже вредны. В нормальном состоянии цена на нефть должна колебаться примерно в районе 70–90 долларов. А верхней цены на нефть нет, это конъюнктура.

Более-менее разумная цена определяется и стоимостью нефти при добыче на будущих месторождениях. То есть если она очень высокая, то понятно, что это дорогая нефть. Если брать какой-то среднесрочный период, то все-таки основная масса новой нефти, которая будет добываться, будет достаточно дорогой — в районе 80 долларов. Разговор о том, что сланцевая нефть может стоить 50–60 долларов, есть, но пока этого никто не видел.

Этот первый элементарный уровень, и избыток нефти абсолютно независим от внешней ситуации.

b. бюджет ведущих стран-нефтеэкспортеров. Нужно учитывать стоимость добычи в будущем и конкуренция нефти с другими видами топлива. Это уже входит в плоскость рационального экономического уровня.

Поскольку у этих стран один и тот же продукт, то в принципе не очень сложно посчитать, какая должна быть цена на нефть, чтобы сбалансировать бюджет. Моя идея (определил в 2002 году — сейчас все ей следуют) состоит в том, что страна с монокультурой и моноэкспортом должна стремиться иметь такую цену, при которой у нее балансируется бюджет. В принципе, никто не обязан жестко балансировать бюджет каждый год, и страны могут жить с низкой ценой или, наоборот, с высокой. Если мы посмотрим на 2015 год, то выяснится, что большинство стран-нефтеэкспортеров, прежде всего страны залива (Кувейт, Саудовская Аравия), заложили в бюджет на 2015 год цену 80 долларов за баррель, как бы заявляя тем самым, что она их устраивает.

c.политический фактор. В нем играют роль вопросы симпатий и антипатий, налоговые режимы и так далее. Чтобы рынок работал, то есть для добычи более 90 млн баррелей в день, нужно инвестировать — для этого нужен доступ к месторождениям. И здесь начали доминировать национальные (часто государственные) компании стран-экспортеров.

Пик добычи нефти в мире прогнозируется в районе 100 млн баррелей в день, а сейчас — 92. То есть мы подойдем, видимо, к пику добычи в следующие десятилетия.

5.Можно ли управлять ценами на нефть?

Говоря о политике, всегда есть возможность объяснить эти процессы различными заговорами. Чаще всего заговором оказывается ситуация, в которой что-то происходит в интересах одной из стран, а другие участники отказываются верить, что это происходит по общим соображениям, а не в силу хитрой интриги этой страны.

Все-таки в большинстве случаев события, которые происходят, — это достаточно рациональные экономические события. Элементы заговора где-то появляются, но, в принципе, переломить такой огромный рынок с потреблением в 90 млн баррелей в день, сделать его элементом какого-то сговора очень трудно. Потому что добывают нефть в десятках странах, а потребляют во всем мире — это сложнейший рынок.

Рекомендуем по этой теме:

Накачать лишней нефти в большинстве случаев никто не может. Кроме того, накачивать лишнюю нефть всем нефтяникам очень невыгодно. Представьте себе страну, которая добывает 2 млн баррелей и начинает накачивать лишние 200 тысяч — разрушает рынок, цена падает вдвое, и она за 2 млн получает как за один полгода назад. Зачем ей это надо?

Некоторый элемент здравого смысла есть в разговорах, что, продержав достаточно низкий уровень цен на нефть, саудовцы тем самым подорвут процесс энергозамещения в мире, затормозят сланцевую нефть в США и тогда подорвут процесс ценообразования на нефть в принципе, поскольку эта низкая цена не сможет быть поддержана другими импортерами.

Но потери, которые страны-импортеры при этом несут, колоссальные. Страны ОПЕК сбили цену в 1986 году — встали на грабли, потом встали на грабли в 1998-м. Вопрос: встанут ли они на грабли и в этот раз? Мне в это не верится. Поэтому на самом деле все эти конъюнктурные колебания вполне возможны, 50 долларов — тоже неплохая цена по старым понятиям, но при ней, конечно, тонут бюджеты почти всех нефтедобывающих стран, включая Саудовскую Аравию. Но за пределами королевств Персидского залива потери бюджетов очень тяжелые (многим странам нужна цена, превышающая 100 долларов). Поэтому мы все ждем мартовской конференции стран ОПЕК, на которой этот вопрос, наверное, постепенно прояснится.