В воспоминаниях Веры Фигнер «Запечатленный труд», очень ярких и эмоциональных воспоминаниях, можно прочитать, как она описывает голодовку в Шлиссельбургской крепости и с негодованием пишет о мужчинах, которые отказались голодать до последнего, до смертельного исхода. И она с негодованием пишет, какими слабыми оказались мужчины.

В 60–70-е годы XIX века женский вопрос оказался одним из самых острых политических вопросов. Но в чем видели равные права женщин? С одной стороны, в то время речь не шла об избирательных правах, это будет частью уже другой борьбы, уже в начале XX века. Прежде всего это касалось права на образование, которого женщины были лишены. И если мы посмотрим на революционерок-народниц, мы очень редко можем увидеть, что вопрос о равноправии для них был отдельным, самостоятельным. Они считали, что в России должна произойти социальная революция и что если она произойдет, то и сам собой решится женский вопрос, не имеет смысла отдельно бороться за женские права.

Для революционеров-народников фиктивные браки были одним из средств борьбы за освобождение женщин. Многим женщинам в то время не просто было недоступно высшее образование, а они сталкивались и с противодействием в семье, они не могли просто покинуть дом, потому что у них не было своих паспортов. До 1914 года женщины даже не могли путешествовать без разрешения мужа или родителей.