Как было организовано городское пространство Теотиуакана? Что было главным признаком экспансии этой империи по территории Мезоамерики? С какими особенностями теотиуаканской письменности связаны трудности ее дешифровки? На эти и другие вопросы отвечает кандидат исторических наук Дмитрий Беляев.

По мере развития мезоамериканских государств в первые века нашей эры, когда цари, династии, полководцы, чиновники начинают требовать новых ресурсов, начинают требовать новых земель, новой славы, нового престижа, государства начинают воевать друг с другом и расширяются. Небольшие государства номового типа, которые охватывают несколько городов, превращаются сначала в региональные царства, и потом формируются первые империи.

Идея того, что империя присутствовала в Мезоамерике как тип политической структуры, в мезоамериканистике обсуждалась давно, с самого начала развития этой дисциплины. Довольно долго дискутировали о том, что за характер носила предыспанская империя — Ацтекская, которая существовала в XV–XVI веках. А то, что могла существовать империя в первом тысячелетии нашей эры, — этот вопрос был довольно долго дискуссионный.

Теперь, благодаря, во-первых, археологическим данным и, во-вторых, тому, что историкам и специалистам по иероглифической письменности майя удалось соотнести определенные данные, которые мы имеем в майяских письменных источниках, с общими данными по истории Мезоамерики, мы понимаем, что первая мезоамериканская империя сформировалась во II–III веках нашей эры и столицей ее был Теотиуакан.

Теотиуакан — это крупнейший мегаполис не только Мезоамерики, но и на тот момент один из крупнейших мегаполисов мира, в первом тысячелетии нашей эры. Это город, в котором в IV–V веках, судя по археологическим данным, жило от 125 до 150 тысяч человек. Может быть, китайские города были крупнее, но я подозреваю, что в Западной Европе и даже в римском мире в это время было немного таких больших городов.

Мы неплохо знаем об этой империи благодаря археологическим данным, благодаря ее искусству, но непосредственные детали ее истории, к сожалению, от нас ускользают, поскольку теотиуаканская письменность пока не дешифрована. Это связано с особенностью письменной традиции, которая как раз в Теотиуакане берет свое начало.

Это особая парадигма, особая нарративная стратегия, когда люди не пишут текст сплошняком. Они считают, что достаточно написать имя, титул, топонимические иероглифы: названия городов, названия местностей. Но описывать действие словами не нужно. Действие можно просто нарисовать. Это не пиктография или идеография. Это вполне развитая письменность словесно-слогового типа со знаками, которые передают слова и фонетические последовательности. Но при этом людям кажется, что не нужно полностью выписывать глагол: «он пошел», «он захватил», «он завоевал».

В результате дешифровать такую письменность гораздо сложнее, чем полноценную письменность, в которой есть длинные тексты. Поэтому из мезоамериканских письменностей майяская письменность дешифрована (конечно же, благодаря работам Кнорозова), а письменность теотиуаканская пока еще нет.

Поэтому, с одной стороны, мы знаем из археологических, из материальных остатков о том, как функционировал этот город, как функционировало государство, а с другой стороны, мы знаем оттенки этой истории из майяских источников.

Теотиуакан — это город, который располагается неподалеку от нынешнего Мехико. Если прилететь в Мехико, это самый близкий археологический памятник.

Это город, который не только сейчас впечатляет туристов и археологов. Это город, который впечатлял всегда. Он впечатлял и ацтеков, живших в долине Мехико, и испанцев — прежде всего благодаря масштабам. Это город очень монументальный. На плоской равнине воздвигнуты очень высокие пирамиды, прежде всего Пирамида Солнца и Пирамида Луны — одни из самых крупных, монументальных построек Мезоамерики. Сам масштаб этих монументальных построек показывает, какая мощь была в руках правителей Теотиуакана, сколько людей они могли привлечь для того, чтобы построить гигантские сооружения, которые возвышаются на несколько десятков метров.

Теотиуакан был основан как небольшое поселение еще в последние века до нашей эры. И тот факт, что он стал столицей большого государства и потом превратился в столицу империи, во многом случаен. Судя по всему, основным соперником Теотиуакана был город, который мы знаем под археологическим названием Куикуилько, располагавшийся на юге долины Мехико. Куикуилько где-то во II–III, может быть, в IV веке нашей эры был разрушен извержением вулкана. Его просто залило лавой. Поэтому в 1930-е годы археологи взрывали динамитом эту лаву, для того чтобы понять, что же за слои располагаются в нем.

Извержение подкосило этого соперника и привело к тому, что много людей из южной части долины Мехико переселилось на север. И Теотиуакан стал расти очень быстро.

Мы видим активную строительную политику, мы видим, как город выстраивается вокруг центральной оси — так называемой Дороги Мертвых. Мы не уверены, что на самом деле это Дорога Мертвых, этот проспект, который ведет от комплекса, который мы сейчас называем Сьюдадела. Это комплекс, очевидно, административный, политический, в том числе и ритуальный, потому что посередине располагается так называемый Храм Кетцалькоатля, или Храм Пернатого Змея. Это невысокая пирамида, которая украшена изображениями Пернатого Змея и другого божества, так называемого Мозаичного Змея. И она теснейшим образом была связана с культом правителя, теснейшим образом была связана с идеологией и религией.

Эта Дорога Мертвых ведет к Пирамиде Солнца и Пирамиде Луны. По бокам этой дороги то ли храмы, то ли административные здания — постройки, которые исследователям казались связанными с заупокойным культом.

Вокруг, ориентируясь на эту основную ось, стоят компаунды — жилые комплексы, в которых живут люди. Система этих компаундов была явно спланирована по единой сетке, по единому проекту во II веке нашей эры. Это многоквартирные дома. Это не отдельные жилища вокруг единого двора, а действительно единые комплексы, огороженные единой стеной. Они, как правило, одноэтажные, в некоторых случаях двухэтажные, там масса внутренних двориков, хозяйственных помещений, всего прочего. Но тот факт, что каждый из них огорожен, каждый из них представляет собой замкнутое целое, показывает, что, очевидно, каждый из них связан с определенной семейной единицей, может быть, с родовой группой чуть больше семьи. Изначально таких комплексов насчитывалось около 2000. По крайней мере, картографирование показало, что там в районе 2000. Приблизительно в каждом из них жило несколько десятков человек — 50–60. Стандартное базовое население города в районе 125 000 человек.

У людей, которые жили в этих компаундах, была определенная стандартизованная культура. Они пользовались очень похожим набором ритуальной керамики, связанной с воскурением благовоний в честь предков. Они пользовались определенным набором бытовой керамики.

Интересно, в Теотиуакане была крайне популярна так называемая тонкостенная оранжевая керамика. И гигантское количество этой керамики находят в самом городе, но при этом она здесь не производилась. Ее покупали в гигантских количествах в двухстах километрах к югу на территории южной части нынешнего штата Пуэбла, где были месторождения глины и где люди производили эту керамику. Это очень показательно. Теотиуакан — это город очень развитый, там было очень развито ремесло, в частности обработка обсидиана, но тем не менее это во многом город, который жил за счет того, что покупал или каким-то другим образом приобретал эту крайне популярную керамику. Почему она была так популярна, мы не знаем.

Эта единая культура распространялась по всей Мезоамерике.

Одна из самых важных черт теотиуаканских экспансий, которые мы видим, — это строительство компаундов.

Там, где мы неожиданно на месте местной традиции домостроительства обнаружим эти компаунды, в частности в долине Тулы в штате Идальго или в долине Маценак в штате Морелос, в некоторых других долинах на территории горной Мексики, мы понимаем: вот пришли теотиуаканцы.

Кроме того, они приносят с собой совершенно определенную идеологическую концепцию. Божество, связанное с властью правителя, — это божество дождя и молнии, которого мы условно называем Тлалок, потому что не знаем точно, на каком языке говорили теотиуаканцы. Наверное, они тоже, судя по имеющимся данным, говорили на каком-то языке юто-ацтекской языковой семьи из ацтекской ее ветви, но точного языка мы не знаем.

Изображение этого божества очень специфическое, у него очень специфический головной убор, так называемый головной убор с кисточками, и очень специфические очки вокруг глаз. Непонятно, что это такое, для чего это. Но, когда мы видим фигуру в очках, мы явно понимаем, что это теотиуаканское влияние.

Специфические элементы архитектуры, так называемый «талуд-таблеро» (прямая панель, а потом резкий скос) — изобретение, наверное, не теотиуаканское, но очень активно теотиуаканцами распространявшееся.

Как эта экспансия осуществлялась? Мы это видим на примере территории удаленного региона в Центральной Мексике, больше чем на тысячу километров — это область майя. Там, благодаря прочтению иероглифических надписей конца IV века, мы видим, что же может произойти с регионом, который в той или иной степени превращается в объект интереса Теотиуакана.

Еще в 1960–1970-е годы, до того, как толком стали читать надписи, только в начале времени изучения, были видны определенные элементы искусства, элементы иконографии.

Рекомендуем по этой теме:
24971
Государства сапотеков и миштеков

В 2000-е годы, после того как тексты были прочитаны, мы поняли, что в 378 году в земли майя вторгается человек, которого по-майяски зовут Сиях-Как. Очевидно, это перевод какого-нибудь теотиуаканского имени. У него титул каломте, связанный, очевидно, как раз с божеством дождя и грозы. И он правая и левая рука человека, которого опять-таки на языке майя зовут Хацом-Кух. Он правит где-то в далеком-далеком великом городе в регионе, который называется «Пять великих холмов». Сам этот Хацом-Кух никогда не присутствует в землях майя. Все цари майя становятся его вассалами. Они ему подчиняются.

Эти люди, которые приходят, приносят новых богов. В частности, Восемнадцатиликий Змей, или Змей с восемнадцатью ликами, — это как раз так называемый Мозаичный Змей, теотиуаканское божество, связанное с войной, с огнем. Он очень красивый и абсолютно чужеземный. Они приносят новую политическую организацию, они приносят определенные элементы культуры. Они приносят с собой образцы, чтобы копировать теотиуаканское искусство.

Мы видим сосуды, которые сделаны полностью в теотиуаканском стиле, но сделаны местными мастерами. Конечно, возить туда-сюда посуду на тысячу километров очень далеко.

Что делает этот новопришедший человек? Он утверждает царей, которые являются его вассалами в разных местных городах. И эти правители ему подчиняются, они приносят ему дань, они все время говорят, что они его вассалы, что они ему подчинены.

Это большая империя, потому что даже ацтеки не завоевали низменные районы майя. В этом смысле Теотиуаканская империя в этом направлении была обширнее, но в то же время эта империя очень нестабильная. Она существует в этой своей протяженности где-то до начала VI века, может быть, даже до конца V века, около 100 лет, может быть, чуть больше, когда потом местные правители, набравшиеся сил, набравшиеся уже претензий на независимость, начинают отпадать, сами провозглашают себя царями царей, принимают этот титул каломте, который до этого носит только правитель Теотиуакана. И начинается дальнейшее развитие области майя и дальнейшее развитие местных политических структур.

Теотиуаканское государство распадается как раз в VI веке, причем причина не очень понятна.

Много гипотез о том, что был политический конфликт, какой-то социальный взрыв, может быть, это связано и с какими-то экологическими проблемами. Но к середине VI века такого большого имперского объединения уже нет. Есть много разных государств, которые друг с другом соперничают, воюют, сам Теотиуакан еще живет какое-то время как очень важный центр, центр паломничества, сохраняющий определенный политический статус. Но это уже не та великая империя — первая империя Мезоамерики, которую мы будем изучать очень долго, потому что в ней много всего интересного.