Новый всплеск интереса к историям про Туата де Дананн был связан не в последнюю очередь с церковной реформой и необходимостью создать нативистский дидактический нарратив. Следует сказать, что отношения Туата де Дананн и церкви до XVIII века всегда были довольно дружелюбными до момента, когда традиция поломалась ввиду социальных пертурбаций, войн и физической смены элит.

Уже упомянутый «Разговор стариков» приводит замечательный эпизод, когда святой Патрик на примере Туата де Дананн обучает ирландцев правильно жениться. В тексте рассказывается грустная романтическая история про Аэда, сына короля Коннахта, который влюбился в дочку Бодбо Дерга, верховного короля Туата де Дананн и правильного язычника. Девушку зовут Айлленн Пурпурная Вуаль, потому что у нее красивое покрывало пурпурного цвета, который является маркером королевского рода. Прежде чем выйти замуж, она говорит: «Я схожу домой в сид, у отца спрошу разрешения, можно ли мне за тебя замуж выходить или нет». Поскольку в сиде время нелинейное, она ушла на пару часов, но на поверхности прошло два года, и Аэд успел уже стать королем и был вынужден жениться на другой.

Рекомендуем по этой теме:
2342
Тексты древнеирландского периода

В это время приходит святой Патрик, его приглашают в гости, и он останавливается в королевстве. Из сида выходит Айлленн и говорит: «Ура, мне разрешили». Получается неловкая ситуация, потому что за это время Аэд не только женился, но еще и крестился. Взять себе вторую жену можно было, потому что многобрачие в Ирландии было распространено, но не при святом Патрике и не в дидактическом тексте. Святой Патрик начинает объяснять бедной барышне из Туата де Дананн, которая пришла со всей свитой, что христианский венчанный брак один на всю жизнь, пока смерть не разлучит.

На словах «пока смерть не разлучит их» Айлленн радуется и говорит, что это не проблема. Святой Патрик понимает, что нужно прописать правила игры, и говорит, что Айлленн не должна убивать, превращать или проклинать жену Аэда. Айлленн приходится ждать. Вскоре несчастная жена Аэда умирает. Аэд бурно радуется по этому поводу, что вызывает криминологические подозрения. Айлленн возвращается из сида, и, поскольку Аэд теперь вдовец, святой Патрик их венчает. Как пишет автор текста, это было первое венчание, которое состоялось в Ирландии. Мы видим образец, которому надо следовать, с подробным объяснением правил. Такие вещи и надо было объяснять прихожанам.

В «Разговоре стариков» есть эпизод, когда святой Патрик останавливается в сиде Бодбо Дерга. Один из арфистов интересуется христианской верой и спрашивает: если он Туата де Дананн, то, получается, он будет гореть в аду, у него нет бессмертной души. Святой Патрик отвечает, что у того есть бессмертная душа и ему креститься не обязательно, потому что он хорошо играет на арфе и вообще хороший человек, поэтому за это уготовано спасение. Это дружелюбный нарратив про адекватные взаимоотношения двух мировоззрений, когда все друг к другу относятся цивилизованно. Этот тренд закрепился и был в церковных нарративах главенствующим, когда на примере Туата де Дананн рассказывали такие дидактические истории.

Есть ранненовоирландский текст «Житие святого Каэнховрака» про реального настоятеля крупного монастыря, который был скромным человеком и сильно переживал, когда его просили стать епископом. Он взял с собой двух любимых, доверенных учеников-монахов и отправился в ораторий на острове, чтобы проводить свои дни в молитве и одиночестве, но ученики не обладали такой железной дисциплиной, как он. Они пытались питаться скромно: рыбка, хлебушек — что найдут, то и едят. Люди с соседнего туата сильно нервничали, что у них на острове святой голодный, поэтому иногда приносили им подношения. В какой-то момент эти два молодых монаха пошли гулять и столкнулись с королевской охотой, которая загоняла стадо диких свиней, и одну из убитых свиней охотники им подарили.

Пока эта свинья жарилась на вертеле, потому что было непостное время и можно было есть мясо, из озера вышел высокий человек, который сообщил Каэнховраку, что здесь, в озере, монастырь Туата де Дананн и он его настоятель. Свинья же на вертеле — биологический сын Туата де Дананн, которого он превратил в животное, потому что он нарушил пост, и ему преподали урок, чтобы не вел себя как свинья. Настоятель был не в претензии, но хотел забрать и похоронить сына. Бедный святой Каэнховраку, конечно, отдает тело.

Рекомендуем по этой теме:
1460
Тексты среднеирландского периода

Туата де Дананн радуются, дарят святому замечательный псалтырь и ведут его на экскурсию в подводный монастырь, где он остается на мессу. Когда святой спрашивает, как получилось, что они могут жить под водой, настоятель этого сидского монастыря отвечает, что Господь везде может устроить, чтобы люди жили. Какое-то время они дружат, ходят друг к другу. Потом юные монахи нарушают пост, потому что еще раз обнаруживают свинью и едят бекон накануне страстной пятницы. Когда это видит святой Каэнховрак, он в гневе говорит, что не хочет их видеть, и уходит в монастырь под озером, где продолжает вести церковную жизнь среди Туата де Дананн, которые собственных детей не пожалели, чтобы соблюсти пост. Это поучительная история о том, как должен выглядеть нормальный монастырский устав.

Я записывала интервью как полевой материал, когда информант пересказывал свои генеалогические семейные предания, он был из очень старого ирландского семейства. В какой-то момент я спросила: «Как вы сами бы трактовали, кто такие Туата де Дананн?» Он ответил, что это ирландцы-католики. Существует много нарративов про то, как Туата де Дананн помогают ирландскому сопротивлению в XVII–XVIII веках. Даже в XIX веке у ирландского фольклориста Крофтона Крокера есть текст про замок Росс на озере Лох-Лейн.

В тексте есть эпизод, когда два британских солдата, которые не поверили, что в озере Лох-Лейн водятся Туата де Дананн, решили переночевать в нехорошем замке в нехорошей комнате. Когда туда пришел собиратель и турист Крофтон Крокер, он увидел, как с камней оттирают нехорошее пятно. Ему сказали, что обычно в озере ребята суровые, но не настолько. Эти двое солдат были протестанты, поэтому с ними так поступили. Крофтон Крокер тоже был протестант, поэтому ему посоветовали уйти. Глава про Лох-Лейн резко заканчивается на этом месте, и дальше начинается с другой локации следующая часть путеводителя.

Есть еще один поздний текст — «Воспитание в домах двух чаш». Он примечателен в плане взаимоотношений иного мира и церкви. В тексте говорится о крещеном короле Туата де Дананн Мананнане Маке Лире, который пытается катехизировать Энгуса. Эпизод интересен восприятием клирика истории взаимоотношений христианских и дохристианских моментов в традиции. Мананнан говорит Энгусу: «У нас есть боги, но есть единый Бог, и его именем можно проклясть так, как именами наших богов проклясть нельзя. Это очень сильное оружие!» Энгус предпочитает остаться принципиальным язычником, и в конце к нему приходит святой Патрик, который тоже пытается его катехизировать. Энгус вновь отказывается, но все равно расстаются они цивилизованно.

Это история про две системы религиозных взглядов, которые не исключают нормального диалога. В то же время в церковных текстах Туата де Дананн постоянно крестятся, ходят в монастырь, причисляются к лику святых, то есть ведут нормальную христианскую жизнь. Это дидактические тексты, на которые надо равняться.

Эти мотивы доживают вплоть до XIX века. Например, в одном из сборников фольклора моряков и рыбаков есть эпизод о том, как из реки поднимается странный корабль, напоминающий, как мы сейчас сказали бы, подводную лодку. Из этого корабля выходит экипаж в 15 человек Туата де Дананн и идет в местную старую церковь. Они заходят и спрашивают, можно ли на исповедь, духовную беседу, потому что пятьсот лет назад тут был священник, с которым они договорились. Это история XIX века, которая показывает, что связь иного мира, параллельного иного мира, и католического церковного достаточно тесная, весьма дружелюбная и положительная.

То, что традиция так долго жила, вполне логично, ведь если вы рассказываете поучительные истории на примере определенного множества мифологических персонажей, то вряд ли потом станете рассказывать про них, что это чертовщина, бесовщина и нехристианские божества. Так к Туата де Дананн начнут относиться только в XIX веке.

Что по поводу эльфийских монастырей думали люди, которые не умели читать и писать умные ирландские церковные книги, мы можем только догадываться, потому что записи устных текстов того времени у нас нет. Возможно, они были не так рады общаться с Туата де Дананн, как их священство и аристократия, но тренд на положительную связку католической церкви и иного мира будет существовать очень долго. Например, в XVII веке два текста, наполненных яростной верой в реальность Туата де Дананн и их сугубо положительную, патриотическую ирландскую природу, напишут два клирика: монах-францисканец и священник-иезуит. Это авторская редакция «Книги о захватах Ирландии» XVII века и монументальный труд по истории Ирландии.

Рекомендуем по этой теме:
4717
Якобиты и мифология