В исторических и политических науках сегодня исследователи ставят вопрос о соотношении истории и памяти. Что мы знаем о своем прошлом и как интерпретируем исторические события? На наше восприятие фактов, с которыми работают историки, влияют и новые медиа, и политика памяти, и актуальная общественная повестка. Мы попросили экспертов рассказать о новых проблемах исторической науки и месте, которое история занимает в современном мире.

Какую роль играет история в российском обществе?

Я попробую взглянуть на проблемы современной исторической науки и того, как историческое знание используется сегодня в социальных науках в России. На мой взгляд, сбылась мечта тех, кто в начале 1990-х сетовал на забвение истории. Сегодня Россия абсолютно историко-центричная страна. Любые социальные факты, любые политические умозаключения, любые рассуждения о настоящем и будущем России сегодня осуществляются сквозь призму знания и суждений об истории.

zharkov

Василий Жарков

кандидат исторических наук, заведующий кафедрой политологии Московской высшей школы социальных и экономических наук

Тем не менее при этом мы не замечаем совершенно очевидных исторических фактов, которые относятся к колоссальным изменениям, произошедшим в мире после Второй мировой войны. Цепляясь во многом за память о Второй мировой войне, мы не замечаем 70 лет, которые прошли с момента ее окончания.

Мы совершенно не хотим видеть тех кейсов, когда страны в разных частях мира сумели преодолеть свое историческое прошлое и выйти на новый уровень развития. Это может быть Индонезия, которая выбрала президента-металлиста, и Испания, которая после многих лет инквизиции франкистской диктатуры за считанные десятилетия стала демократической развитой страной. Это и Германия, преодолевшая нацизм.

В этой связи мне кажется, что сегодня задача науки — освободиться от этого груза истории, оставив ее исключительно историкам как нечто, что интересно изучать и о чем интересно говорить, но что ни в коем случае не определяет на 100% наше настоящее и тем более наше будущее.

Что изучает Public History?

Когда речь заходит о представлении истории и исторического знания на телевидении и в кино, классические историки подвергают такого рода репрезентации страшной критике. Они говорят о недостоверности, несоответствии современному уровню исторических знаний. Костюмы одной эпохи переносятся в другую. Абсолютно произвольно тусуются все герои. И те герои, которые никогда бы не могли встретиться в исторической реальности, встречаются на экранах.

lapina-kratasyuk

Екатерина Лапина-Кратасюк

кандидат культурологии, доцент факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, заместитель заведующего Лабораторией историко-культурных исследований ШАГИ РАНХиГС, доцент МВШСЭН

Речь идет не о том, хорошо ли, что история представлена на телевидении, поскольку это процесс абсолютно неизбежный. Большая часть общества понимает, знает историю и сохраняет образы исторического прошлого, именно заимствуя их из телевизионных передач и художественных фильмов. Речь идет о том, можно ли управлять этим процессом. Поскольку в любом случае это очень важный способ конструирования представлений об историческом прошлом.

Управлением этими процессами занимается Public History, в переводе на русский язык — «публичная история». Это направление исследований, в рамках которого изучаются возможности компромисса между медиаформатом, форматом публичного высказывания, форматом развлекательных жанров и возможностью репрезентировать, представлять (в том числе в образовательных целях) историческое знание.

Одна из основных целей публичной истории — понять, каким образом история может работать в современном мире как на политическом уровне, так и на образовательном. Безусловно, основной формой распространения такого рода исторического знания является медиа.

То, что классические историки дистанцируются от публичных репрезентаций, относясь к ним с презрением, скорее вредит уровню понимания исторической реальности, которая существует в обществе. Поскольку таким образом представление истории оказывается в руках непрофессионалов, и неизбежно такого рода исторические репрезентации являются искаженными.

В рамках публичной истории профессиональные историки стараются понимать, каким образом производится публичное, массовое знание, для того чтобы конвертировать свое научное представление о прошлом в те формы, которые могут закрепиться в общественном сознании.

Как история стала товаром?

История в современном мире неожиданно для всех стала необычайно актуальной и востребованной. Между тем никто на самом деле не представлял себе, как она делается. Понимание того, как делается история, как она пишется, как компонуется из множества фактов и в какой степени она является проектной по своей основе, остается сегодня для многих загадкой.

dukelsky

Владимир Дукельский

кандидат исторических наук, заведующий кафедрой управления проектами МВШСЭН, ведущий научный сотрудник лаборатории музейного проектирования Российского института культурологии

Не только природа, но и само появление исторического знания остается неявным. А между тем востребованность истории выросла необычайно. Она стала жить в новой для себя среде — рыночной. История стала товаром на рынке, причем необычайно востребованным в разных сферах.

В России всегда было своеобразное отношение к истории. Еще в Средние века, когда наши бояре ехали на переговоры с поляками, поляки везли юридические документы, а бояре везли летописи. Так история стала инструментом.

В значительной степени само историческое сообщество оказалось не готово к этому. В лакуну, которая образовалась в массовом историческом знании и в массовом историческом сознании, хлынула уйма третьесортной, просто фантазийной литературы. Многие историки старались избегать этого, оставаясь в рамках своей специализации. Даже выход за пределы какой-то узкой исторической специализации многим казался неким нарушением профессиональной этики.

Этим не замедлили воспользоваться. В результате сегодня в массовом историческом сознании господствуют мифы и спекуляции. Поэтому главный, на мой взгляд, нерешенный вопрос сегодня для истории — это вопрос о том, как ей жить, вопрос ее бытования в современном мире и превращения в ресурс развития культуры, архитектуры, художественных и других практик в гуманитарных сферах. Именно в этом аспекте истории, использованной как ресурс, будет и залог от спекуляций, и в значительной степени прокладывание пути вперед. Есть детская история, которой учат в школе и учат в вузах, а вот взрослой истории и истории, которая работает на современное общество, на его прогресс и культурное развитие, пока нет.

Почему важен исторический тип мышления?

История — царица наук. Особенно сейчас, в то время, которое Герман Гессе назвал фельетонной эпохой, когда у нас на одной плоскости совершенно разные исторические времена. История выстраивает хронологию, и, что важнее, она выстраивает причинно-следственные отношения, дает человеку понять, почему мы сейчас здесь, ad hoc, живем определенным образом.

zuev

Сергей Зуев

кандидат искусствоведения, ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук, декан Факультета государственного управления РАНХиГС, эксперт Совета Европы

Причины в тех решениях, которые принимались до того. Связь времен, которую нельзя рвать, история восстанавливает. В этом смысле очень важно не только среди специалистов, но и в общественной среде восстановить исторический тип мышления, когда человек понимает, что многое из того, что происходит в его жизни, не является стечением случайных фактов или чьей-то злой волей (хотя зачастую это так), но эта злая воля тоже имеет свои исторические причины.

Если человек способен восстановить хронологию, то он не «навоз истории», как говорил Гегель. Необходимо учиться понимать историю, учиться жить в истории. Что отличает человека от сиюминутного животного? Возможность помнить или конструировать, воссоздавать связи между тем, что сейчас, и тем, что было. И в этом смысле выходить в определенной степени на сценированное будущее, которое всегда неопределенно.

Мне бы хотелось, чтобы нас перестали называть страной с непредсказуемым прошлым. Значительно выгоднее быть страной с непредсказуемым будущим.

В российско-британскую магистратуру Шанинки до 25 августа 2014 года идет набор по 9 направлениям: право, социология, Public History, международная политика, медиаменеджмент, Urban Studies, управление социокультурными проектами, практическая психология и менеджмент в сфере образования.