«Миллениалы» — понятие американской культуры, точнее говоря, его ввели в широкий оборот два автора — Уильям Штраус и Нил Хоув, написавшие весьма популярную книгу «Поколения: история американского будущего, 1584–2069 гг.». Затем идеи этой книги были развиты в их работах «Четвертое превращение: американское пророчество» (1997) и, собственно, «Восхождение поколения Миллениума: следующее Великое поколение» (2000). Затем последовал еще ряд работ этих же авторов, посвященных взрослеющему поколению миллениалов. Согласно другой популярной американской классификации, это же поколение называется «поколение Y», а также «поколение Next», «эхо-бумеры» (поскольку миллениалы — дети детей, родившихся в период послевоенного беби-бума), «поколение Питера Пэна» (поколение, которое не спешит покидать дом родителей и выходить во взрослую жизнь) и так далее.

В целом речь идет о поколении, родившемся в 1980–1990-х годах, а если следовать датировке Штрауса и Хоува, то в период 1982–2002 годов. Работа Штрауса и Хоува является весьма жесткой по своему схематизму, поскольку рассматривает смену поколений как четырехфазовый цикл, определяющий американскую и, шире, англо-американскую историю. Их полная классификация включает 24 поколения — от «артурианского поколения» эпохи окончания Столетней войны и до поколения Z («поколения Родины», постмиллениалов)



Поколение рассматривается авторами этой теории как группа, рожденная в течение примерно 20 лет. Четыре поколения, время жизни которых в совокупности образует 80–90 лет, или saeculum (‘длинную жизнь’), образуют, согласно Штраусу и Хоуву, законченный исторический цикл, который затем повторяется. Четыре фазы этого цикла поколенческих превращений включают: 1) Подъем (High), 2) Пробуждение (Awakening), 3) Распад (Unraveling), 4) Кризис.

Различаются фазы соотношением силы институтов и индивидуалистических стратегий поведения. Период Подъема — институты сильны, индивид слаб; период Пробуждения — развертывание атаки индивидов на институты; период Распада — институты слабы, индивиды торжествуют; период Кризиса — создание новых институтов на месте разрушенных, переориентация индивида на общественные цели. В рамках фаз и переходов между ними рождаются характерные «архетипы», выступающие затем в различных социальных ролях в каждой последующей фазе: в конце фазы Кризиса рождаются Пророки (или Идеалисты — в более ранней терминологии авторов), во время Пробуждения — Номады (Противодействующие), во время Распада — Герои (Носители Гражданственности), в начале эпохи Кризиса — Художники (Приспосабливающиеся). Эти четыре поколения разделяются также по активному или зависимому поведению на два типа: доминантные (Пророк и Герой) и рецессивные (Номад и Художник).

Если исходить из этой схемы, то миллениалы представляют собой поколение Героев, рожденных в эпоху Распада. Согласно предопределенной им Штраусом и Хоувом архетипической судьбе, они родились в эпоху индивидуализма, их детство счастливо, их молодость оптимистична, и они весьма социально ориентированы в эпоху Кризиса, и именно им в конечном счете предстоит стать теми могущественными политическими старейшинами, против которых начнут яростно выступать во время эпохи Пробуждения представители поколения Пророков. Если, исходя из данной типологии, привести пример представителя поколения миллениалов, который относится к предшествующему циклу, то это будет Джон Кеннеди.



Критики теории Штрауса и Хоува неоднократно отмечали упрощенный характер предложенной ими трактовки проблемы поколений, ее схематизм, а также тип убедительности, свойственный скорее гороскопам, чем серьезной научной работе, внимательной к деталям и реальному историческому многообразию каждого поколения. На мой взгляд, эти критики правы: убедительность схем Штрауса и Хоува основана на том, что мы опознаем в предложенных ими описаниях поколений и «архетипов» выборочные характеристики некоторых представителей отдельных поколений, игнорируя наличие совершенно других характеристик, как и в случае того избирательного механизма, который действует в рамках доверия к гороскопам.

В российском контексте термин «миллениал» появился как дань дискурсивной моде, а также в рамках трансфера в российский контекст всевозможных мудростей маркетинговых гуру, обучающих искусству привлечения молодежной потребительской аудитории (Штраус и Хоув являются основателями консалтинговой компании LifeCourse Associates, оказывающей услуги также и для бизнеса). К этому следует добавить также всевозможных экспертов по молодежной политике, которые оказывают некоторое влияние на соответствующий сегмент государственной политики в России. В порядке иллюстрации этого влияния можно назвать последний молодежный форум на Селигере (2014), в рамках которого одна из смен называлась «Поколение-Z-“Знание»».

Напрямую понятие «миллениал» сложно соотнести с нашей социальной и культурной реальностью. Пожалуй, лишь таким образом, что российским аналогом поколения миллениалов можно считать поколение тех, кто не имел осознанного опыта жизни в советский период и, соответственно, не пережил в сознательном возрасте перехода от советского к постсоветскому строю.