Как мы воспринимаем государственные праздники? Почему возникает потребность в едином учебнике истории? И как формировалось современное отношение к Великой Отечественной войне? Об этом рассказывает доктор филологических наук Андрей Зорин.

Русская культура отмечена повышенным историзмом, вниманием к истории, так было всегда. Но на сегодняшний день есть еще ряд специфических моментов, связанных с родовой травмой нынешней российской государственности. Как мы хорошо понимаем, она родилась в 1991 году. Никогда страны, которая бы называлась Российской Федерацией, не было. Никогда страны с такой границей не было. Никогда на этой территории не было страны с таким государственным устройством — президентской республикой. Совершенно новое государство.

Рекомендуем по этой теме:
5042
Русская государственная идеология
Возникает проблема оценки тех или иных деятелей, исторических событий. Это хорошо видно по календарю праздников. На всю страну остается два общенациональных праздника. Один из них сугубо приватный — Новый год. Его действительно празднуют все, Новый год объединяет страну. Все смотрят телевизор, все слушают речь президента — самую рейтинговую передачу на современном телевидении, — и все, конечно, используют речь в качестве будильника. Происходит приватизация государственного праздника: как только на экране появляется президент, это значит, что пора скоро открывать шампанское и переставать резать салаты. Самый глупый вопрос, который один человек может задать другому в новом году: «А что, собственно, сказал президент?»

9 мая — грандиозный национальный праздник. И поскольку опыт войны остался единственным, вокруг него такое неимоверное символическое напряжение, что попытки как-то по-новому взглянуть на историю, пересмотреть хотя бы те или иные ее моменты вызывают чудовищную ярость и озлобление.