Наш следующий герой, отец Джеффри Китинг, — чрезвычайно значимая персона как для ирландской фольклорной мифографической традиции, так и для истории ирландской церкви. В отличие от О’Клери, Китинг был полноправным рукоположенным священником и членом ордена иезуитов. Он родился в графстве Типперэри около 1570 года в аристократической католической семье староанглийского происхождения. Это потомки норманнов, которые прибыли в Ирландию и с которых пошла волна возрождения текстов об ином мире и контактах с Туата Де Дананн.

Китинг получил традиционное ирландское поэтическое образование. Он, как и О’Клери, посещал бардическую школу и прекрасно представлял себе ту традицию, с которой ему приходилось работать. Сам себя он определял как old english и к тридцати годам осознал свое призвание к священству. Затем Китинг отбыл на континент. В Бордо он учился в колледже и в 1610 году получил докторскую степень по теологии. После рукоположения Китинг возвратился в Ирландию на позицию курата — священника, у которого нет прихода, но который может проводить мессы, исповедовать.

На тот момент Китинг абсолютно современный континентальный историк, работающий в англо-шотландской традиции. Он не обращается со своими героями как с персонажами ирландских генеалогий и вообще не работает в ирландском ключе. Китинг пишет по-ирландски в англо-шотландской, современной ему на тот момент школе. Он активно полемизирует с внешним миром и протестантской традицией, уделяет большое внимание разъяснениям того, как он работает с источниками, откуда их берет. Это профессиональный исторический текст западноевропейского континентального образца с малым количеством региональной специфики.

Рекомендуем по этой теме:
1011
Туата Де Дананн у Михола О’Клири

Даже писать Китинг старается максимально современным, легким и понятным языком, потому что смотрит на все несколько извне. Если мы посмотрим на его теологические труды, то это в основном полемика контрреформационная, западноевропейского образца, полемика о важности достойного отношения к смерти. В колледже, где учился Китинг, одной из основных задач семинаристов было готовить покойных к погребению и оказывать социальные услуги. Фиксация Китинга и его теологических трудов на теме смерти отчасти растет оттуда. Когда он пишет теологические труды по-ирландски, то формально обращается к ирландской пастве, но на самом деле это продвинутый теологический спор с Реформацией. Хоть это и переведено на ирландский, реальный прихожанин Джеффри, скорее всего, мало интересовался этим.

Проповедник из нашего героя был страстный, из-за этого он и пострадал. Китинг прибыл в Ирландию и принялся наводить порядок. Первым делом он покончил с местной традицией ждать перед началом святой мессы, пока не съедется вся знать. Служба стала начинаться по графику. Если кто-то из знатных людей приехал позже, то из-за того, что у них титул, их ждать никто не будет. Бичевал пороки и грехи очень принципиально и жестко, пока в какой-то момент у него не возник конфликт с одним из прихожан. Одна из версий рассказывает о том, что Китинг поссорился чуть ли не с самим графом Томондом, потому что уличил в прелюбодеянии его собственную любовницу. Другая версия говорит о том, что Китинг выговорил с амвона во время проповеди местному молодому дворянину, который соблазнил одну из девушек в его приходе. Так или иначе, прихожанину это не понравилось, и он сдал Китинга солдатам. Поскольку в XVII веке католическая церковь уже вне закона, Китингу пришлось бы плохо, если бы его поймали. Дальше уже вступает в дело фольклорная традиция, потому что она говорит нам, что после этого он прятался долгие годы в долине Глен Ахерло. Глен Ахерло — это бермудский треугольник для политических беженцев и всех, кому не нравится то, что происходит в Ирландии на тот момент.

Локальная традиция XVIII–XIX веков говорит, что якобы Китинг прятался в пещере и именно там работал над своим историческим трудом «Основы знаний об Ирландии». То есть исторический труд Китинга для него скорее побочное занятие, которому он предался просто потому, что работать по специальности — быть местным священником и читать проповеди — он уже не мог. Но реальность, как всегда, не столь романтична, как устная традиция: родовой замок Китинга, который на тот момент перешел к его старшему брату, находился совсем рядом с Глен Ахерло. И, скорее всего, на самом деле Китинг работал над рукописями у себя дома и не прятался ни в какой пещере, а жил у брата, который был тому и рад. Что касается взаимодействия Китинга с О’Клери, мы не знаем, встречались ли они лично. Источники, с которыми они работали при составлении своих исторических компиляций, местами совпадают, но не полностью, и у О’Клери пул источников значительно больше. Мы знаем, что они переписывались по поводу источников с одними и теми же людьми, но контактировали ли они между собой — нам неизвестно.

Когда Китинг составлял «Основы знаний об Ирландии», монументальный исторический труд, в отличие от О’Клери он руководствовался неким внешним политическим посылом. Он собирался поддержать дискурс относительно истории Ирландии, который к тому моменту был весьма актуален и еще более актуализировался как раз стараниями Китинга: передача легитимной власти над Ирландией — это некий цикл захватов. Захват по праву сильного — легитимный способ завоевания власти над Ирландией. Но этот цикл захватов преемственен и конечен. Сыновья Миля — последние персонажи, которые могли в этом поучаствовать. Все последующие захватчики и визитеры — это уже нелегитимная ирландская власть.

Китинг вписывает в этот компендиум себя, своих предков, династию Стюартов и вообще всю англо-норманнскую братию. У нас опять выходит на первый план попытка сформулировать понятие ирландской идентичности. Для Китинга это владение ирландским языком, исповедание католической веры или, если мы говорим о дохристианских временах, невраждебность к ней. Все остальное, например этническое происхождение, уже не играет роли. В контексте ирландской идентичности, прежде всего идентичности культурно-религиозной, а не этнической и генеалогической, Туата Де Дананн нам в очередной раз понадобятся. Собственно, Китингу они и понадобились.

Чем его изложение «Книги захватов Ирландии» О’Клери, которую он пересказывает в «Основах знаний об Ирландии», отличается от первоначального изложения? Во-первых, у О’Клери Туата Де Дананн убегают от фоморов — мифологических жителей норвежской Шотландии, — потому что они что-то плохое сделали. И, прибыв в Ирландию, они сжигают свои корабли, чтобы фоморы до них не добрались. У Китинга Туата Де Дананн приносят фоморам цивилизацию, магию, строят им волшебные города. Китинг делает упор на образ цивилизующей силы, которая прокатывается по всей будущей гэльской ойкумене и приносит в гэльскую ойкумену разумное, доброе, вечное.

Что касается генеалогии Туата Де Дананн, Китинг пересказывает происхождение наиболее замечательных персонажей и наиболее примечательные смерти. Но когда он говорит о генеалогиях Туата Де Дананн, он всячески старается избегать сильных выражений и упоминания о том, что Туата Де Дананн были истреблены. Они для него в принципе значимые персонажи. В целом его труд — это вышколенный, академический, очень хорошим литературным языком написанный текст, но в предисловии к нему он ругается словом, которое лучше всего переводится как «быдло», причем именно по-польски. Именно так Китинг называет Гиральда Камбрийского и тех, кто его слушается, тех, кто считает, что Туата Де Дананн не существовало. С точки зрения Китинга, отрицать физическую реальность Туата Де Дананн в Ирландии может только человек слепой, глухой к голосу истины, который смотрит в книгу — видит фигу и не умеет работать с источниками.

Китинг старательно избегает сильных слов. У него Туата Де Дананн оттеснили к морю, а те из них, кого удалось настичь, были убиты. Соответственно, остаются еще те, кого не удалось догнать. Генеалогии Туата Де Дананн, которые он пересказывает, Китинг описывает в уже историческое христианское время. Реальность Туата Де Дананн, их гэльское происхождение, близкое родство с Сыновьями Миля и то, что они говорят именно на ирландском языке, Китинг подчеркивает и прописывает отдельно. О’Клери таким не заморачивается: он упоминает об общем происхождении, потому что должен об этом упомянуть, так как это часть традиции, в которой он работает. Но Китинг этому уделяет хорошую страницу мелким почерком. Он объясняет, что родоначальник Сыновей Миля приходился родоначальнику Туата Де Дананн двоюродным дядюшкой. Подчеркивает, что Туата Де Дананн и Сыновья Миля понимают друг друга без перевода и говорят по-ирландски.

Рекомендуем по этой теме:
1611
Туата Де Дананн и якобиты

Магия Туата Де Дананн, по Китингу, — это продукт научения, кто угодно мог бы ею овладеть, никакой чертовщины и дьявольщины в этом нет. А что их называют «племена богини Дану», так это почетный титул. Потому что совершенно понятно, что, когда люди достигают высот в магических и прочих искусствах, остальные начинают их обожествлять и называть богами. Он приводит перечень богов, в которых веруют конкретные Туата Де Дананн, четко и последовательно отделяет их от дохристианского пантеона, чтобы вообще никаких вопросов к корректности веры в существование Туата Де Дананн и в их историческую реальность не было, с точки зрения доброго католика.