Какие существуют гипотезы о причинах кризиса классического общества майя? Какие социально-экономические и политические особенности характерны для постклассического периода майяских государств? Почему безосновательна теория тольтекского завоевания Чичен-Ицы? На эти и другие вопросы отвечает кандидат исторических наук Дмитрий Беляев.

Кризис классического общества майя, который происходит на рубеже I и II тысячелетия н. э., в литературе очень часто называется коллапсом. Слово это является скорее метафорой, потому что коллапс — это полное уничтожение существующих социальных и политических структур, демографический коллапс — это абсолютное падение населения.

Когда мы говорим о коллапсе майя, мы должны иметь в виду, что обширная зона, которую населяли майя, — нынешний полуостров Юкатан — претерпела коллапс совершенно по-разному. Были территории, которые практически обезлюдели, они потеряли 80, может быть, 85% населения, полностью исчезла существовавшая социальная структура, распалась экономика, распались все государственные объединения, исчезли города, и либо население жило в сельских поселениях, либо крестьяне стали занимать прежде оставленные городские постройки. Это территории центральной зоны области майя, нынешняя северная часть Гватемалы, некоторые районы современного Белиза.

С другой стороны, мы, безусловно, видим кризис, мы видим исчезновение многих элементов прежде существовавшего общества. Но в то же время население сохраняется, культурные традиции сохраняются, и это новое общество — общество трансформированное.

Рекомендуем по этой теме:
38225
История древней Мезоамерики

Почему наблюдается такая ситуация, почему исторические судьбы разных регионов внутри зоны майя различны, — мы сказать не можем. Более того, мы до сих пор не можем четко сказать, в чем была причина этого коллапса. До сих пор очень популярными являются гипотезы, связывающие это с климатическими изменениями. Группа исследователей постоянно находят новые данные о сильных засухах, которые опустошали в это время всю зону Центральной Америки, о сокращении количества дождей, об эрозии почв в связи с изменением экологической ситуации и сведением всех лесов в ходе антропогенного воздействия и так далее.

В то же время эти биологические и экологические факторы воздействовали на культуру майя довольно давно. Поэтому вопрос состоит в том, почему неожиданно, именно в конце IX века общество прореагировало именно таким образом, почему существовавшие до этого случаи эрозии почв или засухи не производили такого опустошающего эффекта.

Другая группа исследователей отстаивает идею, что основной причиной были внутренние структурные проблемы в обществе майя. И мы должны говорить о структурном кризисе, структурно-демографическом кризисе, который связан с ростом населения, увеличением количества едоков и, главное, с увеличением количества элиты, знати, которая требовала все больше ресурсов, а основная масса трудящихся — крестьяне, ремесленники — уже не могли так много этих ресурсов предоставить. Кроме того, увеличение количества элиты способствовало постоянному усилению военных конфликтов, войн, потому что область майя никогда не представляла собой единого политического целого, это было множество соперничающих небольших государств. Поэтому чем больше элиты, тем больше нужно ресурсов, тем больше интереса в том, чтобы направиться с войной на соседа, захватить город, захватить земли, угнать в плен крестьян, ремесленников, захватить какие-то ценные вещи.

В результате этих процессов, которые, повторюсь, очень сложные, мы до конца их не понимаем, к началу II тысячелетия н. э., где-то во второй половине X–XI веке, внутренние районы, прежде густонаселенные, практически обезлюдели, население сохранилось вокруг крупных озер, которые находятся в центре нынешнего гватемальского департамента Петен, и там сохранились политические структуры, сохранилась определенная культурная традиция.

Некоторые районы действительно абсолютно пусты, археологически мы не видим там никаких следов сохранения населения.

Поздние испанские источники говорят, что испанские конкистадоры шли несколько дней, не встретив ни одного человека. Здесь возрождается тропический лес. Основным центром культуры становится, с одной стороны, северная часть полуострова Юкатан, северный Юкатан (чаще мы его просто называем Юкатан), где возникают новые государства, новые политические центры. Кроме того, довольно долго сохраняется культурная традиция, сохраняются города, сохраняется развитая экономика поблизости от побережья. Это Карибское побережье Юкатана, в основном это нынешний Белиз, южная часть мексиканского штата Кинтана-Роо и побережье Мексиканского залива, нынешний мексиканский штат Табаско. Там мы видим сохраняющиеся политические и экономические структуры. Более того, в течение XI–XV веков они приобретают новые качества.

Это очень важная черта, которая отличает общество майя постклассического периода от предыдущего общества. Меняется в определенном смысле соотношение различных социальных сил в обществе. Очень важную роль начинают играть новые социальные группы, связанные с торговлей, прежде всего с торговлей на дальние расстояния. Торговля в классический период играла у майя, безусловно, важную роль. Майяские государства торговали друг с другом и с соседями. Но теперь мы видим, что вдоль побережья полуострова Юкатан создается прибрежный, приморский торговый путь, по которому перемещается гигантское количество товаров, который идет из Центральной Мексики через побережье Веракруса вдоль берега по Мексиканскому заливу, огибает Юкатан и дальше уходит в Центральную Америку, Гондурас и другие районы. Это, по-видимому, была именно сеть. Это не была структура, подконтрольная какой-то единой политической системе, это никогда не было единым государством, но это была сеть торговых центров, небольших политических образований, царств, княжеств, как их ни назови, которые были объединены общим интересом — они друг с другом торгуют.

Это отражается в определенном смысле и в стиле жизни: исчезают большие, монументальные постройки, которые мы видим в классический период во всех городах майя. Уже совершенно необязательно строить гигантские пирамиды, необязательно их строить из прекрасно вытесанных, подогнанных друг к другу блоков. Можно выстроить пирамиду в честь бога с использованием строительного раствора, она вовсе не обязательно должна быть большая. Сохраняются традиции культового монументального строительства, связанного с идеологией, в некоторых городах северного Юкатана. Но опять-таки это те государства, которые расцветают в самом начале постклассического периода.

Рекомендуем по этой теме:
20409
FAQ: Парадокс конкисты

Прежде всего это знаменитая Чичен-Ица с ее пирамидой, которую все знают, потому что вокруг нее построено много эзотерических концепций и астрономических идей. Чичен-Ица — это город, который существует еще в классический период, и пика своего расцвета он достигает во второй половине X и примерно до середины XI века. Это крупнейшая столица мощного государства, которая контролирует практически весь северный Юкатан, контролирует межрегиональную торговлю, множество регионов, при этом в XI веке Чичен-Ица уже приходит в упадок. Основной постклассический период — это эпоха без Чичен-Ицы.

Чичен-Ица очень интересна в том смысле, что в ней произошла попытка идеологической реформы. Где-то в конце X века знать, правящая династия Чичен-Ицы, решила отказаться от письменности майя и перейти на письменность центральномексиканского типа. С чем это связано — непонятно. Может быть, какие-то внутренние династические сложности или активизация международных контактов. Писать по-майяски они умели — мы видим там некоторые надписи, — но не хотели. Это было не то чтобы запрещено, но не принято. Это первый момент. Второй момент: Чичен-Ица — это город очень космополитичный. Вокруг Чичен-Ицы было построено много различных сетей, торговых сетей, культурных контактов. Поэтому Чичен-Ица выглядит для майяского искусства или майяского стиля очень необычно.

На этой основе в первой половине XX века было создано много теорий о так называемом тольтекском завоевании Юкатана: что в X веке тольтеки, один из народов, который создал свое государство в Центральной Мексике, вторглись на Юкатан во главе со своим правителем Кецалькоатлем, он же Кукулькан, завоевали Чичен-Ицу и создали здесь майя-тольтекское государство.

Судя по тому, что мы теперь знаем, и исходя из данных археологии, исходя из анализа сохранившихся письменных источников, тольтекское завоевание — это историографический фантом, это историческое событие, которое было придумано историками, а не существовало в реальности.

Нет никаких археологических данных о том, что появились чужеземцы и завоевали Чичен-Ицу и другие юкатанские города.

В письменных иероглифических памятниках майя нет никаких упоминаний, а интерпретация поздних исторических текстов, которые были записаны уже латиницей на юкатекском майя в первой половине XVI века, очень вольна, и там можно найти как подтверждение идеи тольтекского завоевания, так и опровержение.

Судя по всему, идея о том, что вторглись таинственные мексиканцы во главе с Кукульканом, основали новые города и создали новую религию, была введена в оборот самими майя веке в XIII. Это было уже связано с созданием нового государства на северном Юкатане с центром в городе Майяпан. Это была последняя крупная майяская держава на северном Юкатане, которая просуществовала приблизительно с середины XIII века до 1441 года, когда в результате восстания подвластных правителей Майяпан был разрушен и государство распалось.

Майяпанский правитель носил, во-первых, титул «котекпан», заимствованный из Центральной Мексики, — это на одном из языков языковой группы науа. Во-вторых, более поздние источники говорят о том, что правитель Майяпана был тираном — в том смысле, что в своей власти он опирался на наемников из Центральной Мексики и притеснял местных правителей. Наверное, в XIII веке и была создана новая идеология, которая связывала происхождение правителя с Кецалькоатлем, превратила культ Кецалькоатля в центральный культ всего майяпанского государства. И тогда же появились идеи о том, что какие-то чужеземцы вторглись, создали новый политический порядок. Они полумифологические-полулегендарные, это не совсем история.

А в XX веке, некритически восприняв это, историки создали историографический фантом, который жив до сих пор. И если вы когда-нибудь приедете в Мексику, то местные гиды вам обязательно расскажут, что Чичен-Ицу построили тольтеки, сбежавшие из Центральной Мексики, а Кецалькоатль — Кукулькан, он же Пернатый Змей — являлся главным правителем.

Рекомендуем по этой теме:
7168
Иероглифические надписи майя

После распада майяпанского государства осталось примерно 100 лет независимой жизни государства майя на севере Юкатана. Это было большое количество, больше полутора десятка соперничающих царств, ни одно из которых не владело ни всем Юкатаном, ни значительной его частью. Они боролись за гегемонию друг с другом. Самыми крупными из них были царства, созданные династией Кокомов — это потомки правителей Майяпана, которые выжили, и вторая важнейшая династия была династией Шиу, которая была династией, соперничающей с Кокомами, и они возглавили восстание в 1441 году.

Это были государства, с одной стороны, тесно связанные с торговлей. С другой стороны, именно в силу небольших размеров управленческий аппарат был не очень сложный, иероглифическая письменность продолжала сохраняться, но очень сильно изменилась сфера ее применения. Если в классический период мы видим надписи на монументах, на каменных стелах, алтарях, на керамике, предметах мелкой пластики, то теперь вся письменность ушла, судя по всему, на бумагу. Это иероглифические рукописи, где было все: тексты религиозного содержания, исторического, мифологического и так далее. Но они, в силу того что эта индейская бумага в субтропическом климате плохо сохраняется, практически все пропали. От постклассического периода у нас остались три оригинальные майяские рукописи, на основе которых Кнорозов и дешифровал в 1950-е годы иероглифическую письменность майя. Больше никаких оригинальных источников у нас, к сожалению, нет.