Материал подготовлен на основе радиопередачи «ПостНаука» на радио Говорит Москва. Ведущий — редактор проекта «ПостНаука» Анна Козыревская, гость эфира — кандидат исторических наук Ольга Эдельман.

— Когда мы говорим о восстании и движении декабристов, то что мы должны в первую очередь вспоминать: людей, имена, даты?

— Восстание декабристов было в 1825 году. Движение декабристов началось не с этой даты, а значительно раньше. Первое тайное общество декабристов было создано в 1816 году молодыми офицерами, которые недавно вернулись с Наполеоновских войн. Для них это был патриотический и идейный акт. Они рассуждали, какой должна быть Россия, поскольку пришли с опытом переживания войны, которая была патриотически сильным порывом. Они посмотрели Европу, и им хотелось воплотить европейские идеи в родной стране.

— Могли бы вы описать эпоху, в которой они жили, чтобы понять дух времени?

— Декабристы были дворянами, преимущественно офицерами. Нужно понимать, что дворянство — это достаточно широкая среда, внутри которой существовала дифференциация. Это легко представить по русской классике, где описаны знатные вельможи из столицы, которые говорят по-французски и живут в роскоши, и простые провинциальные дворяне, которые живут в деревне. У них совершенно разный уровень достатка и образования, потому что не все могли себе позволить оплачивать иностранных учителей, большую домашнюю библиотеку, путешествие по Европе, которое считалось с конца XVIII века финальным этапом в получении образования.

Рекомендуем по этой теме:
12144
Восстание декабристов

Среди декабристов были молодые люди из самой верхушки общества, из блестящих семей, как, например, князь Волконский, который был покрыт боевыми наградами, несмотря на свой молодой возраст (в 25 лет он стал генералом). Были братья Муравьевы, их отец был попечителем Московского университета. Были люди и достаточно простые. Поскольку тайные общества декабристов проделали десятилетнюю историю, понятно, что люди менялись, переходя из одного общества в другое.

С 1816 года существовал «Союз спасения», в котором было не больше 20 участников. В 1818 году он преобразовался в «Союз благоденствия», который был более многочисленной организацией (порядка 200 человек). Границы членства не очень ясны, поэтому мы не можем посчитать точно. «Союз благоденствия» сами декабристы решили распустить, это было в начале 1820 года на съезде членов общества в Москве. После этого возникли два общества — Южное и Северное. Одно из них было в Санкт-Петербурге, другое — в расположении войск 2-й армии, которая была дислоцирована на Украине. Естественно, в этих тайных обществах состав менялся. Как в любом тайном обществе, всегда силен возрастной элемент: любая принадлежность к разным организациям — особенность сугубо молодежная.

Был, конечно, некий дух времени, которому они все соответствовали. Но не все среди декабристов были высокообразованными людьми. Они жили в условиях, которые в наших учебниках описываются как самодержавие и крепостничество. Существовало крепостное право. Декабристы принадлежали к привилегированному сословию и владели крепостными крестьянами. Они также принадлежали к поколению, которое отчетливо понимало, что это неправильно и человек не может быть предметом собственности. Тем более многие из них пропитались идеями французских просветителей, идеями Великой французской революции, гуманистическим порывом. Не все декабристы были участниками Наполеоновских войн — в более поздние тайные общества пришло много молодежи, которая войну не видела. Но те, кто прошел войну молодыми офицерами, видели в солдатах своих товарищей. Для них было дико, вернувшись на родину, осознавать, что этот солдат из крепостных, и его семья крепостная.

Вместе с тем крепостное право — это фундаментальный порядок социального устройства, и было не очень ясно, как его отменять. В этом смысле не одни только декабристы понимали, что крепостное право — это тупик. Александр I это понимал не хуже них. Александра I воспитывал швейцарец Ф. Ц. Лагарп, который был человеком эпохи Просвещения и который впоследствии стал первым президентом вновь образованной Швейцарской республики, то есть попытался свои республиканские идеи осуществить на практике. Он был наставником, которого юный Александр очень уважал, и известно, что Александр сам разделял либеральные идеи. Здесь нам нужно быть внимательными: одно и то же слово означает похожий круг явлений, но вместе с тем либералы в понимании декабристов — это совсем не то, что либералы в пореформенную эпоху или либералы начала XX века, которых так ругал В. И. Ленин. Внутри этого понятия постоянно происходят видоизменения смысла. Александр был либералом в том смысле, что разделял идею, что люди должны быть равны, — в противовес привычке считать, что для разных сословий и права разные. Считал, что в государстве должна быть конституция, которая ограничивает произвол верховной власти, и даже если верховная власть остается монархией, то монарх не должен преступать положения, которые прописаны в конституции. Должен быть выборный орган, который обсуждает и принимает законы, мы называем это думой или парламентом. В эпоху декабристов использовался собирательный термин «представительная форма правления». Также было понятно, что нужны институты разделения властей, которые были сформулированы в XVIII веке французскими мыслителями. Законодательная, исполнительная и судебная ветви власти должны существовать независимо, сдерживать и контролировать друг друга. В эпоху декабристов это была актуальная политическая наука, именно в этих категориях они и размышляли о необходимых преобразованиях.

Рекомендуем по этой теме:
11777
FAQ: Идеи декабристов

Александр I предпринимал попытки реформ, но все упиралось в социальную реальность. Довольно сложно заставить дворянство как привилегированное сословие отпустить на свободу крепостных. Не потому, что дворяне такие изверги, а потому, что это основа их экономического существования и никакой другой экономический базис под это сословие подвести невозможно. Декабристы думали, что выход из этой ситуации может быть революционный. Много дискутируют о том, насколько они были утопичны в своих предположениях. Вряд ли бы им что-то удалось. Многие современники судили о них несколько скептически. Грибоедов, услышав о 14 декабря, сказал: «Сотня прапорщиков вздумала изменить государственный быт России». Вместе с тем, мне кажется, нам важно понимать, что декабристы были первым поколением, которое всерьез задумалось о необходимости реформ. Их родители это тоже понимали, но не ставили преобразования в повестку дня.

— Но эти реформы смогли реализовать позже?

— Не надо думать, что мысль декабристов была так гиперрадикальна. Какие-то моменты они просто не продумали: у них не было четкого понимания, на каких условиях нужно освободить крестьян. Заметьте, что лично своих крестьян декабристы не освобождали. Была еще загвоздка, соблазн: освободить крестьян лично, но остаться собственником земли. Этот вариант не устраивал в первую очередь крестьян. Декабрист И. Д. Якушкин попробовал в своих имениях осуществить такие преобразования, и ничего не получилось. Во-первых, крестьяне были против. Для них гарантированная возможность работать на земле, иметь свои дома и участок, то есть средства к существованию, была важнее абстрактной идеи свободы. Кстати, один из первых указов Александра I запрещал освобождать крестьян без земли.

— То есть декабристы были романтиками, без конкретной политической программы?

— Можно называть их романтиками или утопистами. Достаточно четко у них не было ничего прописано. Это не классическая политическая партия, у которой есть устав и программа. Мы можем говорить о тайных обществах декабристов как о дискуссионном клубе: постоянно велись споры, было несколько ярких мыслителей, они создали несколько текстов, два конституционных проекта, которые дошли до нас.

Рекомендуем по этой теме:
6453
Суд и следствие над декабристами

Программы очень разные и предполагают разные типы государственного устройства. Никита Муравьев исходил из идеи конституционной монархии, а Пестель склонялся к республике, но на следствии объяснял, что он не видел столь уж большой принципиальной разницы, что писал конституцию так, чтобы она могла быть адаптирована и к республике, и к конституционной монархии. Почему не видел большой разницы? Главная идея была в том, что верховный правитель должен иметь конституцию, которая очерчивает рамки его полномочий, и представительный орган — собрание депутатов, которые принимают законы. Получается, монархия отличается только тем, как происходит передача власти. Поэтому кому-то из декабристов казалось принципиальным сохранить монархию, потому что монархия — это в каком-то роде мифология и сакрализация власти. Те, кому казалось важным сохранить этот аспект, склонялись к монархии. Это казалось естественным.

Острые споры между декабристами происходили по параметрам избирательного права. Представьте, мы имеем крепостную страну, где подавляющее число людей — крестьяне. Уровень грамотности низок. Как неграмотных крестьян, мыслящих пределами своей деревни, превратить в избирателей, которые будут осмысленно за кого-то голосовать? Телевидения нет, газет читать они не могут. Эта среда живет в области слухов и традиционных представлений о мире, и малопонятно, как среди них проводить избирательную кампанию. Как сделать так, чтобы их выбор был разумным и осмысленным, приводил к процветанию в стране, а не наоборот? Никита Муравьев считал, что должен существовать избирательный ценз, то есть избирателями могут быть только люди, имеющие определенный имущественный уровень. Было множество неграмотных купцов, поэтому ценз не по грамотности, а именно имущественный. Речь шла о том, что нужно допускать до голосования только состоявшихся и ответственных людей. Состоявшиеся люди — это люди, которые имеют собственность, то есть хотя бы со своим личным хозяйством справляются. Избирателем может быть человек, достигший определенного возраста и обладающий определенным размером собственности. Пестель же считал, что это приведет к «ужасающей аристокрации богатств», то есть что сложится олигархическая диктатура, и полагал, что необходимо ввести всеобщее избирательное право. Эта дискуссия была для них, думаю, более актуальна, чем дискуссия на тему «республика или конституционная монархия». У декабристов не было общей идеологии, даже не было убеждения, что все члены обязаны иметь одинаковые взгляды. В тайных обществах был общий посыл — это стремление к преобразованиям.

— Кто были главными участниками движения на момент 1825 года?

— У Южного общества было три управы, то есть три части. Поскольку члены общества жили на довольно обширной территории, сложились такие локусы. П. И. Пестель, А. П. Юшневский — это местечко Тульчин, где находилась штаб-квартира 2-й армии, в Южном обществе состояли многие штабные офицеры; С. И. Муравьев-Апостол и его близкий друг М.И. Бестужев-Рюмин служили в районе города Васильков и приняли в общество много своих сослуживцев (это они подняли там восстание Черниговского полка). Третья управа Южного общества связана с усадьбой Каменка, где жили В. Л. Давыдов, его брат (по матери) — знаменитый генерал Н. Н. Раевский со всем семейством, а дочь генерала была замужем за декабристом С. Г. Волконским, в тайном обществе состояло еще несколько их родственников и соседей. В Санкт-Петербурге это основатель Союза спасения С. П. Трубецкой, Никита Муравьев, который постепенно отходил от тайного общества, Е. П. Оболенский, и была очень активная группа во главе с поэтом К. Ф. Рылеевым и его друзьями — братьями Бестужевыми, которые с 1824 года вышли на первые роли в Северном обществе. Им предстояло стать главными деятелями 14 декабря.

— Кто в итоге оказался на площади 14 декабря? И кто не вышел, по каким причинам это произошло?

— Участниками восстания и движения декабристов были, в сущности, разные люди. Восстание декабристов организовали участники тайного общества, но далеко не все. Из всех офицеров Южного общества реально подняли восстание только два человека: Муравьев-Апостол и Бестужев-Рюмин, которые попытались взбунтовать полк, где служил Муравьев-Апостол, он там командовал батальоном. Другие южные декабристы к ним не примкнули. Муравьеву и Бестужеву казалось, что кругом такое недовольство и всеобщая готовность к восстанию, что к ним примкнут другие войска, что они пойдут колонной на столицу, но ничего не получилось: сотоварищи не разделяли их энтузиазм и, наверное, более трезво оценивали ситуацию. В Петербурге восстание произошло, и его возглавлял поэт К. Ф. Рылеев, человек, который в последние годы существования общества выдвинулся в лидеры, и его близкие друзья — братья Николай, Александр и Михаил Бестужевы. Один из них, Александр, был адъютантом, он приехал к своему младшему брату Михаилу в Московский полк лейб-гвардии. Они вывели на площадь этот полк. Их старший брат Николай был моряком, он помогал вывести на площадь полк гвардейских моряков, то есть два из трех полков, которые появились на площади, вышли благодаря Бестужевым. Важно понимать, что этого восстания не было бы, если бы не было затянувшейся ситуации междуцарствия с повторной присягой. Для той эпохи присяга военных монарху была серьезной вещью. Присягнуть Константину, а потом Николаю? Константин находился в Варшаве, а Николай был в Петербурге, поэтому его легко было заподозрить в незаконном захвате власти. На подобные слухи и опирались декабристы. Они сказали солдатам, что нужно выступить в защиту законного монарха. Солдаты шли на площадь не за революцию, а за законного монарха. Декабристы таким образом выводили их из казарм, никакой революционной пропаганды они не вели. Было подозрение, что какие-то разговоры о революции с солдатами вел Сергей Муравьев-Апостол, но на следствии это не было доказано, а сам он это решительно отрицал.

Рекомендуем по этой теме:
37129
5 книг о декабристах

Солдат в свои идеи декабристы не посвящали, а считали, что солдаты за ними пойдут как за командирами. Они рассчитывали больше на личную преданность солдат и на их следование субординации, чем на то, что солдаты будут разделять их идеи. 14 декабря декабристы их вывели на площадь под лозунгом защиты законного монарха Константина. С одной стороны, это нехорошо, что солдат обманом вывели на площадь бунтовать; с другой стороны, это солдат спасло, потому что дало повод Николаю их не карать. Солдаты были наказаны, но сравнительно мягко. Какое-то время пробыли в крепости, а весной из них сформировали сводный гвардейский полк и их отправили воевать на Кавказ, чтобы искупить свой проступок. Потом они вернулись и продолжили службу в гвардии. Николаю было невыгодно репрессировать чуть ли не половину гвардии, поэтому за участие в восстании были сурово наказаны всего восемь солдат из трех полков. Это были солдаты, которые не просто участвовали в восстании, но совершили проступки против воинских уставов. Например, прямое ослушание непосредственного командира или потеря полкового знамени, то есть серьезные проступки военнослужащего.

— Почему же восстание провалилось?

— Существует большой вопрос, который мы бесконечно обсуждаем, и нет единого мнения среди исследователей. Декабристы собирались вместе, говорили о том, что в России что-то нужно менять, обсуждали возможность революции. Однако они не только не вели пропаганду среди солдат, но и не собирались поднимать крестьянское восстание. У всех в памяти был пугачевский бунт. Для нас это глава в учебнике, а для них это была очень кровавая и близкая история. Именно о нем Пушкин написал: «бессмысленный, кровавый, беспощадный и жесточайший бунт». Декабристы категорически не хотели сценария Великой французской революции, потому что она тоже была кровавой. Поэтому они обсуждали военный переворот и в какой-то степени наследовали богатые традиции военных переворотов XVIII века, когда при споре претендентов на престол использовались войска гвардии. Почти десять лет декабристы разговаривали о восстании, но совершенно непонятно, насколько эти люди действительно готовы были поднять восстание. Это был просто повод для разговора или серьезное намерение? Как видим, значительная часть людей, которые в течение стольких лет вели разговоры о восстании, на самом деле никуда не пошла, не приняла участия ни в каком восстании. И, возможно, тогда, в той ситуации, они сочли эту идею нелепой. Подчеркну, что Рылеев был поэтом, и то, как он подходил к восстанию, кажется слишком романтическим, театрализованным, тогда это был актуальный язык поэзии. Пафос, романтика. Участник совещаний юный офицер и поэт А. И. Одоевский восклицал: «Мы умрем. Ах, как славно мы умрем!»

— Что не позволило воспринять идеи декабристов властям?

— Идеи в книжках писали. Например, в Александровскую эпоху печатались журнальные статьи, где были рассуждения о пользе конституции. Обсуждать конституцию как принцип было вполне можно, но нельзя было говорить, что ее можно ввести в России путем переворота. Проблема была в том, как на практике устроить переход от одного типа правления к другому, и, если бы не это, мы могли бы сказать, что, да, декабристы и Александр I думали примерно одинаково. Николай I тоже был непримитивным человеком. Сохранились его слова примерно в том духе, что, мол, «я самодержавный монарх, я вполне понимаю принцип республики, но я не понимаю, что такое конституционная монархия, что это за межеумочное такое положение вещей». Николай был человеком прямолинейным: либо у вас самодержец, либо президент, а зачем что-то промежуточное? Но одно дело — в принципе понимать смысл тех или иных идей, может быть, даже теоретически считать их правильными и совсем другое — провести преобразования в огромной державе, взять на себя такой риск и такую ответственность. Я думаю, Александра I от декабристов отличало прежде всего то, что он-то лучше знал, что такое управлять государством, и не видел реальной практической возможности для осуществления таких глубоких реформ. Не было ни социального слоя, на который можно опереться, ни кадров реформаторов. И Николай I понимал, что, например, крепостное право — это тупик и потенциальная опасность социального взрыва. Его об этом предупреждал не кто иной, как шеф жандармов А. Х. Бенкендорф, это его слова, что крепостное право есть пороховой погреб под государством. Николай обдумывал реформы, при нем даже заседали тайные комитеты, обсуждали отмену крепостного права. Но решился на реформу только его сын, Александр II, и здесь немалую роль сыграло то обстоятельство, что к тому времени сменилось поколение и что идеи, двигавшие декабристами, стали уже более привычными.