Редактор ПостНауки Алёна Селичева поговорила с философом Дианой Гаспарян о том, кто такой философ XXI века, почему основные философские вопросы не меняются с течением времени и как история нашей страны повлияла на современных российских философов.

— Кто такой философ в XXI веке?

— Философия — традиционная дисциплина. Поэтому философ в XXI веке в первую очередь должен уметь делать то же самое, что он делал в V веке до нашей эры, но с некоторыми дополнениями. Бытует мнение, что настоящий философ непременно маргинальный, не закрепощенный институционально. Но это мнение с некоторыми оговорками верно лишь для ряда стран. В целом же сегодня философ должен профессионализироваться. Ему нужно печататься в научных изданиях, и это главное отличие современного философа от античного, который мог ограничиться устным философствованием. Современный философ должен заботиться о том, чтобы его услышали.

— Вы философ-эпистемолог. Расскажите немного о том, что это такое?

— В философии существует разделение на эпистемологию и онтологию. Эпистемология — это дисциплина, которая занимается проблемами, связанными со знанием. А онтология охватывает круг вопросов о существовании. Однако философам это разделение не нравится, и они резонно замечают, что нет ни одного философского вопроса, который бы не касался обоих разделов одновременно. В эпистемологии много внимания уделяется теме сознания: что такое сознание, как оно связано с телом, с мозгом. Круг вопросов, завязанных на том, что такое истина, соотношение классической и неклассической логики — это тоже часть современной эпистемологии.

— Ставят ли философы эксперименты?

— Существует новаторский раздел экспериментальной философии, но традиционно философы ставят исключительно мысленные эксперименты. Они заключаются в единоличном осуществлении некоего умственного действия, в ходе которого нужно убедиться в правдоподобии того или иного утверждения. Традиционный пример мысленного эксперимента — знаменитое декартовское cogito ergo sum («я мыслю, следовательно, существую»). Когда я знакомлю студентов с тем, что такое мысленный эксперимент, то обычно предлагаю им тут же его и провести: проверить правоту Декарта, посмотрев, кажется ли им убедительным, что они не могут одновременно мыслить и при этом ощущать себя несуществующими.

— Является ли философия наукой?

— Слова обладают множественными значениями, и «наука» не исключение. Если под наукой подразумевается естествознание — корпус дисциплин, связанных с экспериментами и измерениями с помощью приборов, — то философия к такой науке не относится: она не доверяет физическому опыту. С одной стороны, опыт нагляден и проверяем, однако он непостоянен: всегда может наступить некое завтра, которое разрушит выведенные закономерности. Как говорят философы, всякий опыт принципиально не завершен, и в этом смысле он ничему не учит. Поэтому философы доверяют сугубо логическим, умозрительным, дедуктивным доказательствам. Если же под наукой подразумевать рациональный способ познания, предполагающий обоснование и доказательство через аргументацию, то, конечно, философия — это наука. В отличие, например, от искусства, религии или эзотерических практик, где во главе угла стоит не рациональное обоснование, а эмоциональное внушение.

— Технарей сегодня любят больше, чем гуманитариев?

— Да, есть такое мнение. Недавно, например, Александр Доброхотов сказал в одной из бесед, что для метафизики наступили тяжелые времена. Современность проходит под знаком доминанты наукоцентрической парадигмы. Философия в современном мире принимает немного необычные формы, вытесняется в те ниши, в которых раньше были искусство и литература. Однако пока у людей сохраняется личный философский запрос, живет и сама дисциплина.

— Нужна ли обычному человеку философия?

— Некоторые люди не могут перестать думать и постоянно возвращаться к одним и тем же фундаментальным вопросам — им философия необходима. Возможность уловить проблему в математике или физике требует специальной подготовки — философские вопросы по своей постановке настолько просты, что мы задавались ими еще в детстве.

Ребенок спрашивает: «Как появился мир?» Представляя момент зарождения мира, он проделывает совершенно философскую работу. Затем он становится старше и задается новым вопросом: «Что такое благо?» Почему, несмотря на радикальное отличие моральных кодексов и разность во взглядах на добро и зло, все люди по природе стремятся к благу? А есть ли Бог? Обусловлено ли наше с вами существование неким замыслом, или мы появились случайно и можем так же случайно исчезнуть? Культовым философским вопросом является и вопрос о свободе воли. Как говорил Лаплас, если бы у нас была возможность иметь четкое представление о каждом событии, происходящем в универсуме, то мы могли бы с абсолютной точностью предсказать, что произойдет через сто тысяч лет. Это парадигма детерминизма, на которой базируется современное научное знание. Строго говоря, если описать любое явление как процесс событий и следствий, то станет ясно, что случайностей нет. Является ли тогда любой наш выбор лишь физическим следствием процессов, протекающих у нас в мозге? Вот часть вопросов, которыми человек задается с самого детства, но на которые пока не ответил однозначно.

Рекомендуем по этой теме:
13434
Философия войны

— Раз основные философские вопросы не меняются с течением времени, значит, философия не может на них ответить?

— Спектр главных философских проблем практически неизменен, и современные проблемы — это традиционные проблемы, принявшие новую форму. Как правило, для каждой философской проблемы существует 2–3 способа решений. Все они достаточно хороши, но то, какой из них мы выберем, зависит от культурного, исторического контекста: особенности эпохи определяют, какое решение вызовет у нас большее доверие.

— Взаимодействуют ли точные и естественные науки с философами?

— Философию принято разделять на континентальную и аналитическую. Континентальная — более традиционная; аналитическая — более молодая, зародившаяся на стыке философии и науки. Аналитическая философия, наиболее сильная в англоязычном мире, является уже вполне международной. В рамках аналитической философии существует много примеров междисциплинарного взаимодействия психологов, нейрофизиологов и когнитивистов с философами для дифференциации проблемы. Например, нейрофизиолог может полагать, что видит внутренний опыт переживания вкуса, наблюдая за изменениями нейронной активности мозга реципиента, пьющего апельсиновый сок. Однако философ подскажет ему, что, возможно, само это внутреннее переживание не является тем физическим фактором, который можно измерить. То есть нейрофизиолог измеряет не само состояние, а нечто ему сопутствующее.

— Как написать хит по современной философии?

— Текст должен начинаться с насущной, а не абстрактной проблемы — например, что делать с перенаселением? И только после этого можно плавно вводить философский инструментарий, показывая, что, рассматривая те или иные вопросы, мы думали недостаточно. По большому счету философия делает одну-единственную вещь: учит думать как можно тщательнее.

— Стоит ли современному человеку учиться на философа?

— Если у человека есть интерес к философии, то он вряд ли сможет быть продуктивным в других областях. Он будет все время привносить нотки философии в свой труд. Философ, занимающийся решением нефилософских задач, может оказаться полезным другим людям, но сам при этом остаться несколько неудовлетворенным. Философии трудно обучить; чтобы заниматься ею достаточно долго, нужно иметь определенный склад мышления, который несложно в себе обнаружить по наличию интереса к философским текстам и философскому способу думания. Если же такого интереса нет, то, наверное, учиться на философа вам ни к чему.

— Почему философы в России все время рассказывают о философии, но никогда не философствуют?

— Ответ на этот вопрос связан с историей России и, в частности, с историей интеллектуальной мысли в нашей стране. Философия отвечает за свободное, критическое мышление. Сама дисциплина появилась в античной культуре, давшей миру лучшие образцы демократического и либерального устройства. В тот момент, когда соединяются возможности свободно и критически спрашивать и так же без страха отвечать, каждый из нас начинает философствовать. Когда этого нет, философия умирает, не родившись. Поэтому ее судьба в России всегда была тяжелой: открыто думать было сложно. Зато можно было аккуратно что-то сказать, сославшись на уже сложившуюся практику, поэтому история философии стала отдушиной для людей. И по большому счету современное философствование в России — это всегда экспертный разговор с элементами оценки тезиса, уже выдвинутого кем-то авторитетным ранее.

Рекомендуем по этой теме:
3112
Романтическая ирония

— Что почитать, чтобы влюбиться в философию?

— Я думаю, что приниматься за изучение философии надо с того, с чего она сама началась: почитайте «Диалоги» Платона. Мне кажется, они никого не оставят равнодушными. «Диалоги» несут дух расслабленной беседы, не отягощенной формализмами, и цепляют в литературном смысле.

Вы прочитали избранное из интервью философа Дианы Гаспарян. Посмотреть запись целиком можно здесь.