Работа историков и лингвистов с разнообразными источниками и артефактами напоминает детектив: необходимо датировать находку, установить ее бывшего владельца и контекст, в котором она могла существовать. Что могут рассказать предметы о своих хозяевах и эпохе — в нашей подборке артефактов.

Розеттский камень



Это фрагмент древнеегипетской стелы из гранодиорита, на которой высечен священный указ об учреждении культа тринадцатилетнего египетского царя Птолемея V Епифана. Он был обнаружен в 1799 году. Надпись сделана на трех языках: там присутствуют древнегреческие письмена, древнеегипетские иероглифы и курсивное египетское письмо. Эта находка помогла Жану-Франсуа Шампольону в начале XIX века расшифровать древнеегипетские иероглифы и показала, что графические иероглифы были не просто символическими образами, но системой знаков, иллюстрирующей звучание древнеегипетского языка. В честь Розеттского камня была названа миссия Европейского космического агентства по исследованию кометы Чурюмова — Герасименко (67P), запущенная в 2004 году и завершившаяся в 2016-м.

Рекомендуем по этой теме:
6175
История поместных церквей

Что подарил Розеттский камень лингвистам и историкам

Лошадиное кладбище на Бородинском поле



Санитарное захоронение лошадей, погибших во время Бородинского сражения в 1812 году, было найдено в начале 2010-х недалеко от села Бородино в Московской области. Эта битва считается одной из самых кровопролитных в истории: хотя точные потери обеих сторон до сих пор неизвестны, указывают, что русская армия потеряла от 45 до 50 тысяч, а великая армия — около 35 тысяч человек. Было захоронено не менее 8 тысяч конских трупов из 26–45 тысяч. В обнаруженном археологами захоронении находились останки 37 лошадей, часть из которых, по-видимому, принадлежала французской армии, а часть — российской.

Анализ останков показал, что лошади работали на пределе возможностей собственного организма. В суставах лошадей улучшенных пород, используемых во французской армии либо русскими офицерами, были обнаружены многочисленные следы воспалительных процессов. Европейские лошади гибли из-за чрезмерных нагрузок, недостатка питания и сурового климата. Многие из них лишились жизни при переходе через реку Неман. Невысокие примитивные лошадки крестьян и легкой русской кавалерии, безусловно, были более выносливы и неприхотливы, но суровые условия и нехватка корма сказывались и на их здоровье. Неожиданная археологическая находка заставляет еще раз задуматься о роли домашних животных в жизни человека в разные исторические эпохи.

Какие лошади использовались в российской и французской армиях

Папирус из Саккара

Этот небольшой фрагмент папируса с текстом на древнегреческом языке был обнаружен в 1972 году экспедицией британского Общества по изучению Египта (Egypt Exploration Society) в северной части Саккара, в районе некрополя священных животных. Текст на нем переводится как «(Приказ) Певкеста, (чтобы) никто не проходил (здесь). Помещение жреца».

Рекомендуем по этой теме:
22307
Каролингская империя

Певкест был одним из стратегов войск, размещенных в Египте Александром Македонским. По-видимому, Певкест ожидал, что его воины станут вторгаться в помещение, принадлежавшее жрецу-египтянину, и запрещал это. Склонность чужеземных солдат обосновываться в храмовых владениях завоеванных земель известна со времен первого завоевания Египта персами в 525 году до нашей эры. Тогда саисский жрец Уджахорреснет убедил персидского царя Камбиса изгнать своих воинов с храмового участка богини Нейт и снести построенные ими казармы. Видимо, Певкест хотел избежать конфликтов с местными жрецами и издал специальный приказ, на который и ссылались объявления, размещенные у служебных помещений и жилищ служителей культа. Как утверждается в античных свидетельствах, относящихся к вступлению Александра в Египет в 332 году до нашей эры, местные жители считали его освободителем страны от гнета персов. Бытовые конфликты омрачали эту радость, порождая напряженность и непонимание между исконным населением Египта и македонскими пришельцами.

Что известно о Певкесте

Священное копье из Вены

Одна из величайших реликвий средневекового христианского мира — священное копье из Вены (Копье Судьбы, Копье святого Маврикия, Хофбургское копье). Существовало две версии происхождения копья: оно могло принадлежать римскому сотнику Гаю Кассию Лонгину, который нанес этим орудием распятому Христу «удар милосердия», либо святому Маврикию, воину Фиванского легиона и христианину, принявшему мученическую смерть в германских землях в IV веке. Гвоздь, вставленный в лезвие копья, также считался орудием Страстей Христовых.

Орудий, претендующих называться Копьем Судьбы, несколько. В современной науке представление об античном происхождении Хофбургского копья полностью отвергнуто, принята более поздняя датировка. Оно было выковано в VII столетии и не могло принадлежать ни Лонгину, ни святому Маврикию. Более того, это копье никогда не использовалось как боевое оружие, а выполняло символические и репрезентативные функции и являлось одним из важнейших атрибутов королевской власти. Власть правителя, который обладал копьем, пропитанным кровью Христа, обретала божественную природу и становилась выше власти церкви, а сам король считался непобедимым и наделенным даром предвидения.

История венского копья достоверно прослеживается с середины Х века: на собрании в Вормсе в 926 году германский король Генрих I Птицелов получил его от бургундского короля Рудольфа II в обмен на юго-западные земли Восточно-Франкского королевства. Позднее копьем владели многие императоры Священной Римской империи. Гвоздь был вставлен в лезвие между 1084 и 1105 годами по указанию Генриха IV в честь его коронации. По длине и форме он соответствует гвоздям, которые использовали римляне в начале нашей эры.

Что известно о венском священном копье

Евангелие Волынцевское



Это пергаменное Евангелие, написанное около середины XIV века. Оно могло принадлежать одному из знаменитых людей эпохи Куликовской битвы — Дмитрию Боброк-Волынскому, воеводе князя Дмитрия Донского. Это выяснилось благодаря надписи, которую оставил на книге один из ее владельцев, священник Сильвестр. Он был одним из членов кружка, деятельности которого приписывают прогрессивные реформы первого периода правления Ивана Грозного. Сильвестр также считается автором знаменитого «Домостроя», книги о хозяйственной жизни и морально-нравственных устоях, принятых в то время. Священник был одним из ближайших соратников Ивана VI до середины 1560-х годов, пока правитель не поменял направление своей политики и не расстался со своими советниками. Постригшись в монахи, Сильвестр уехал в Кирилло-Белозерский монастырь, забрав всю свою библиотеку, а Евангелие оставил в Москве.

Рекомендуем по этой теме:
5831
Трон Дагоберта

Отсылающая к предыдущему владельцу надпись на книге гласит: «Евангелие Волынцевское взял священник Сильвестр». Под прозвищем Волынец в русских документах XVI–XVII веков и фигурировал Дмитрий Боброк-Волынский. Эта запись означает, что память о герое Куликовской битвы сохранялась в Москве даже двести лет спустя. Скорее всего, Сильвестр взял Евангелие из Благовещенского собора — домового храма царской семьи, где он служил. Будучи женатым на сестре Дмитрия Донского, Боброк-Волынский мог быть прихожанином тогда еще маленького этого храма, как один из членов княжеской семьи. Таким образом, Евангелие Волынцевское — одна из старейших книг, принадлежавших Благовещенскому собору, и один из немногочисленных сохранившихся памятников эпохи Куликовской битвы.

Происхождение Евангелия Волынцевского