В последнее время молодые художники часто говорят об авангарде, обращаясь в своих высказываниях к опыту именно русского авангарда. В связи с революционными потрясениями, характеризующими нашу жизнь в течение последних лет, этот интерес особенно понятен и очевиден.

1. Возвращение авангарда

Желание молодых художников говорить об авангарде связано также и с некой общей тенденцией, существующей во многих странах на теоретическом уровне.

Термин «авангард» — коварное слово. Очень часто люди используют его, не думая о том, что оно в действительности выражает. Если набрать слово «авангард» в Google, то на первое место выйдет банк «Авангард», что является совершенным ляпсусом для человека, занимающегося практиками и концепциями авангарда.

Рекомендуем по этой теме:
8992
Концепция авангарда

Возвращение интереса к авангарду, которое сейчас можно наблюдать во всем мире, происходит именно на теоретическом уровне концепции авангарда. За последнее время вышло очень много исследований, посвященных осмыслению каких-то новых авангардных направлений или концепции авангарда как таковой. Создана европейская сеть по изучению авангарда и модернизма в Европе.

Poggioli Renato, Teoria dell’arte d’avanguardia, Bologna: Il Mulino, 1962; The Theory of the Avant-Garde. Belknap Press of Harvard University Press, 1981

2. Авангард «задним числом»

Необходимо различать историю термина «авангард» и историю концепции «авангард». Практики авангарда (или, как принято говорить, практики исторического авангарда) также следует отличать от концепции авангарда.

Концепция авангарда, как и само явление авангарда, была осмыслена, как говорит американский историк искусства Хэл Фостер в книге «Возвращение к реальному», «задним числом». В этом словосочетании есть игра слов turn и return: «поворот» и «возвращение». Возвращение авангарда связано с определенными этапами поворотов в критическом осмыслении действительности. Каждый раз, когда возникает кризисная ситуация, предполагающая некий кризис ценностей или необходимость понять, в каком направлении движется общество, ревитализируется концепция авангарда.

Феномен возвращения авангарда можно сравнить со старым спором, тем, что у французов называлось la querelle des anciens et des modernes — «ссорой старых и новых», то есть тех, кто воплощает новизну и современность, и тех, кто обращается к античности как к эталону совершенства. С начала ХХ века это обращение к античности уже не работает, но снова возникает обращение к авангарду.

Bürger Peter, Theorie der Avantgarde, Berlin: SuhrkampVerlag, 1974; Theory of the Avant-Garde, Manchester University Press, 1984

3. История термина

Термин «авангард» пришел из французского языка и обозначает передовые части армии, которые идут впереди и которые, как известно, построены очень крепко. Они структурированы и вырабатывают план баталии, действуя согласно какому-то плану. Такую форму можно представить как движение, устремленное вперед.

Далее это слово обыгрывается в XIX веке, когда оно используется в связи с идеями утопистов, с идеями Сен-Симона. По отношению к художникам прогресс в искусстве и авангард в первый раз упоминаются вместе в XVII веке в поэзии у Этьена Паскье, где современный художник находится в авангарде по отношению к старым мастерам.

Рекомендуем по этой теме:
9929
Социология и утопия

Принято указывать 1825 год как дату, когда впервые художник воспринимался не просто как арт-деятель, но как художник, имеющий какую-то социально-политическую цель. Чуть позже, в 1845 году, в статье Лавердана художник, идущий в авангарде, показывает, куда движется человечество. Другими словами, авангард здесь получает очень сильную этическую окраску.

Foster Нal, The Return of the Real: The Avant-Garde at the End of the Century, 1996. MIT Press.

4. Теории авангарда Ренато Поджиоли и Питера Бюргера

Авангард в соединении социально-политического и художественного контекстов формируется к XIX веку. Концептуальное же освоение понятия «авангард» происходит в 60-е годы ХХ века, «задним числом», и это не случайно, потому что эти годы оказались рубежным временем. 1968-й — это год, с одной стороны, политических волнений, с другой — затихания и смерти исторического авангарда.

Что мы понимаем как исторический авангард? Обычно принято сводить исторический авангард к русскому авангарду, итальянскому авангарду (футуристам) и немецкому авангарду (экспрессионистам и дадаистам).

В 60-е годы умирает движение сюрреализма. Последние исторические авангарды отходят на второй план. И в это же время появляется концепция авангарда: появляются книги, посвященные осмыслению практик исторического авангарда в контексте нового времени. То есть авангард концептуализируется именно потому, что он становится необыкновенно современным. К книгам, в которых авангард исследуется с новых позиций, можно отнести работу Ренато Поджиоли, вышедшую в 1968 году в переводе на английский язык, и «Теорию авангарда» Питера Бюргера, впервые опубликованную в 1974 году. В книгах отображены разные взгляды на авангард и приведены разные примеры авангардных течений.

Рекомендуем по этой теме:
15415
FAQ: Советский авангард в 30-е годы

Если концепция авангарда Ренато Поджиоли в основном эстетическая — в первом, итальянском, издании она называется «Теория искусства авангарда» и акцентирует нонконформистские качества авангардного художника, — то у Бюргера подчеркивается в основном историческая перспектива развития искусства, где авангард вписан в эту историческую перспективу. В ней он выступает определенным генератором этого исторического развития. И для Бюргера очень важным является вопрос соотношения искусства и жизни, вопрос институций. То есть авангард автор определяет по отношению к институту искусства, а институт искусства для Бюргера — комплекс условий для создания произведения, его производства и его распределения. Другими словами, авангард у Бюргера имеет социально-политическую окраску.

5. Расширение художественного поля

Сегодня концепция Бюргера находит больший резонанс среди исследователей, даже несмотря на то, что она много раз подвергалась критике. Такой возврат к этой теории связан с тем, что вопрос соотношения искусства и жизни особенно важен для современной ситуации, когда художник бесконечно расширяет рамки своего поля действий. Так было и с группой Pussy Riot, и с группой «Война» — когда художник отказывается действовать в рамках какой-либо автономии, он оказывается вне искусства, но внутри каких-то конвенций, которые действуют в обществе, как бы мы ни относились к нему критически. Но художник, наоборот, часто стремится к тому, чтобы на него смотрели. С одной стороны, он декларирует, что нет, я не художник, я скорее политический деятель, а с другой стороны, он постоянно обращается к той практике, которая существовала в истории искусства до него.

Для понимания авангарда очень важны вопросы автономии искусства, соотношения искусства и жизни, а также самоопределения и этичности. О возможности автономии художника говорил Клемент Гринберг — один из первых теоретиков авангарда. В своей статье «Авангард и китч» в журнале «Партизан Ревью» в 1939 году он пишет об авангарде как об элитарном искусстве. Но именно благодаря своей элитарности он сохраняет стройность рядов — вспомним об авангарде, идущем впереди войска, — и именно благодаря сплоченности он может продвигаться вперед. Но тем не менее его язык своей элитарностью сохраняет неразмытым сам пафос авангарда, в том числе и политический.

Смолянская Наталья, Имя авангарда, «Искусство» № 6, 2008 г., стр. 36-43

6. Подходы к исследованию авангарда

Говоря о формировании авангарда к концу XIX века, о ретроспективности понимания авангарда, хочется вспомнить другого философа и теоретика — Тьерри де Дюва, который очень много писал об авангарде. В 2000 году в центре Помпиду его попросили рассказать об итогах ХХ века, на что Тьерри де Дюв сказал: «Как мы можем говорить об итогах ХХ века, когда он только что прошел? Мы можем сейчас говорить только о веке XIX». И в своей статье «Что нам осталось от авангарда?» он начинает свои рассуждения об авангарде с XIX века, с Бодлера.

И здесь он не одинок, потому что тот же Ренато Поджиоли, цитирующий Хосе Ортега-и-Гассета, часто возвращается к наследию романтизма. Романтичный художник — прежде всего городской художник, а художник авангарда — это всегда городской художник, для него очень важна городская культура, от которой он бежит, но без этого он не возможен. С одной стороны, он художник новой эпохи — эпохи урбанизма, а с другой — это художник, действующий в условиях революционной борьбы.

Рекомендуем по этой теме:
18031
5 книг о русском авангарде

Возникают различные сообщества, в которых личность художника, быть может, не столь важна, сколь важна принадлежность к таким сообществам (вспомним о богеме). Но в то же время возникает множество иных форм деятельности, в которые вовлекается художник. Революционные формы деятельности (социально-политические) в данном случае могут ассоциироваться с революционной формой выражения искусства. Художник создает такой язык, который впоследствии назовут авангардным и элитарным.