К бесспорным богатствам нашего исторического наследия относится скифская археологическая культура и все, что связано с этой культурой, в частности искусство скифов и народов, которые были так или иначе с ними включены в систему скифской археологической культуры, то есть в то единство, которое оставило ряд археологических памятников. Нужно отметить, что скифское искусство развивается в двух направлениях: это, во-первых, антропоморфное искусство, то есть искусство, связанное с образами людей, и второе направление — это искусство зооморфное, то есть искусство, которое основывается на образах животных и связывается с ними. Прежде чем говорить о развитии этого искусства, нужно напомнить, что скифы, близкородственные народы и народы, которые были с ними в тесном контакте, были создателями грандиозной, очень крупной по своей территории скифо-сибирской культурно-исторической общности (или скифского мира, как его называют исследователи). Это такое образование, которое протянулось от Дуная фактически до Монголии через степи Евразии и в некоторых своих регионах захватывало также территории лесостепи. И вот здесь образовалась где-то на рубеже VIII–VII веков до нашей эры некая система связей в рамках единой системы, единого хозяйственно-культурного типа. Все они были кочевые скотоводы, большинство из них говорило на иранских языках, точнее, языках иранской группы индоевропейской языковой семьи. И в основном по этим пространствам степи очень быстро передавалась информация и всякие инновации, в том числе инновации в области искусства. В результате сформировалась такая большая культурно-историческая общность, объединяемая тремя важнейшими элементами, которые именуются в науке скифской триадой, то есть сходными формами вооружения, сходными формами конского снаряжения и сходным по своей стилистике, по своему репертуару, по своим художественным приемам искусству, которое получило название «скифо-сибирский звериный стиль».

В этой ситуации очень интересно, как искусство развивалось в западной зоне этого скифо-сибирского мира, то есть там, где были исторические скифы и народы, которые вместе с ними формировали единое информационное пространство в рамках Восточной Европы. Это территории Северного Причерноморья, Северного Кавказа, где замечательные памятники, где, в частности, на территории Нижнего Поднепровья золотообильные курганы (знаменитые царские скифские курганы) и где развивается, расцветает это скифское искусство в двух направлениях: антропоморфном и зооморфном, причем в зооморфном в большей мере. Антропоморфное скифское искусство было несколько более скромным, но тоже очень интересным и своеобразным. И здесь возникает такой интересный контраст, поскольку скифское антропоморфное искусство в основном монументальное и связано с созданием крупных, больших, массивных каменных стел, каменных изваяний с изображением преимущественно мужчин, а зооморфное скифское искусство связано в основном с декоративно-прикладной сферой. Это мобильное искусство, и оно как раз, как один из компонентов скифской триады, декорировало, оформляло изделия, относившиеся к другим двум элементам скифской триады, то есть к вооружению и конскому снаряжению. Также это искусство было связано с костюмом и некоторыми другими предметами скифских реалий, со скифской сакральной сферой, в первую очередь со священными сосудами, деревянные обивки которых украшали зооморфные произведения, и так далее.

Рекомендуем по этой теме:
27222
Открытие Черного моря греками
Вернемся к антропоморфному искусству. Оно представляет собой комплекс изваяний, которые в основном были найдены на территории Северного Причерноморья, Северного Кавказа (когда я говорю о Северном Причерноморье, я имею в виду и территорию Приазовья). Кроме того, на территории Крыма были обнаружены такие изваяния, и небольшое их количество было обнаружено на территории лесостепной зоны Скифии, то есть на лесостепной территории Восточной Европы. В основном это степь, и это крупные, большие, массивные скульптуры, плиты (в некоторых случаях с изображениями — за редчайшим исключением это мужчины). Эти изваяния обнаруживаются на вершинах курганов, но это редко. Очевидно, они когда-то стояли на вершинах курганов, но уже при раскопках они обнаруживаются в перемещенном состоянии: или у подножий курганов, или где-то в насыпях скифских курганов. Судя по всему, они когда-то находились именно на этих курганах, зиждились на них и символизировали в первую очередь, как считают некоторые исследователи, некую ось мира, как бы axis mundi, которая должна была быть укреплена в момент гибели, смерти и похорон вождя.

Потому что, скорее всего, именно на курганах знатных людей, вождей, может быть, царей устанавливались такие изваяния. Их количество невелико, мы пока знаем немного больше 160 изваяний и около 20 баз для этих изваяний, то есть горизонтальных плит, на которые помещались эти изваяния для устойчивости. Но чаще всего эти изваяния просто вкапывались в землю. Здесь мы сталкиваемся с таким своеобразным искусством, которое практически не претерпело никаких внешних влияний ни со стороны греческого, фракийского или переднеазиатского искусства на протяжении своего существования. Поскольку, как мы видим, это были базовые элементы скифского самосознания, которые не должны были подвергаться каким-либо внешним влияниям, — по крайней мере, мы почти не видим его следов, пожалуй, до V–IV веков до нашей эры.

Вообще, напомню вам, скифская культура существует примерно с рубежа VIII–VII веков до нашей эры — до начала III века до нашей эры. И когда начинается очень существенная эллинизация, это антропоморфное искусство начинает воспринимать греческое влияние, и появляются изображения, действительно похожие на греческую скульптуру. В основном это вытесанные из мягких пород камня, песчаника, известняка, сланца такие изваяния, такие столбы, которые изображают мужчину. Как правило, это мужчина-воин. Демонстрируются черты его лица, достаточно грубые, иногда подковообразно передаются его усы, иногда отображается шапка или шлем, может быть изображен доспех. Как правило, показаны элементы вооружения. Кроме доспеха может быть показан какой-нибудь кафтан, какие-нибудь штаны. Это или стоящие фигуры, что чаще всего, или фигуры сидящих людей, но это гораздо реже. Мы говорим о том, что это довольно условное изображение, порой на грани антропоморфности, но все-таки есть более реалистичные изображения, менее реалистичные, дающие представление об этом образе. Это действительно некий мужчина. То, что это воин, подчеркивается наличием элементов вооружения. Обычно его изображение делится на две части поясом, и за этот пояс заткнуты или прикреплены к нему элементы вооружения: обычно боевая секира, меч, колчан со стрелами, точильный камень и силок, иногда это плеть, нагайка какая-то, и, кроме этого, об этом говорит наличие шлема и панциря — тоже, естественно, элементы вооружения, в данном случае защитного вооружения, доспеха. Иногда специально показаны мужские половые органы, то есть подчеркивается, что это мужчина, притом что он может быть в одежде, но при этом такое мужское качество здесь особенно усиливается. И эти изображения трактуются исследователями действительно в первую очередь как фиксация мировой оси в самом общем смысле, но в то же время они могут быть отображениями конкретного умершего вождя, или героизированного предка, или царя, который, возможно, даже был здесь похоронен — в таком героизированном виде.

Есть мнение даже, что это изображение Таргитая, который является не кем иным, как первопредком скифов. Мы знаем это по трудам отца истории Геродота, что первым человеком на земле скифов был Таргитай и от него пошли три сына — Липоксай, Арпоксай и Колаксай. И Таргитай отождествляется с греческим Гераклом в представлении Геродота. В греческом пантеоне Геродот находит параллели скифскому и описывает скифский пантеон с помощью этих греческих культурных и религиозных кодов. Он говорит о том, что в скифском мире три уровня богов. Первый уровень — самая высшая богиня — Табити, он ее отождествляет с богиней Гестией у греков, то есть богиней очага, богиней священного огня. Второй уровень — это божественная пара: мужское божество Папай, которого он отождествляет с Зевсом и связывает с небесными качествами, небесным контекстом, и Апи — это Гея, которая в греческом представлении, конечно, мать всех, и она не может быть женой Зевса — она праматерь. В представлении Геродота Апи, аналогичная земле и в какой-то мере воде, в первую очередь земной стихии, является этим парным божеством по отношению к Папаю. И следующий уровень — четыре божества: как раз Таргитай, который может воплощаться антропоморфными изображениями на этих камнях, и, может быть, допустим, еще Арес — так его называет Геродот. Мы не знаем скифского названия. Естественно, у скифов было свое имя, просто, видимо, оно было табуированным, поэтому Геродот его не знал и назвал его Аресом соответственно богу войны у скифов, которому также поклонялись в виде поставленного вертикально акинака — скифского меча, с помощью которого приносили жертвы. И этот Арес — это, может быть, тоже изваяние, то есть изваяние может передавать качества бога войны. Есть такой вариант, такая интерпретация.

Наконец, есть Гойтосир (Ойтосир), его отождествляют с греческим Аполлоном. В данном случае это интерпретируется Геродотом как божество солнца и ветра, и, может быть, это изображение Ойтосира. Есть еще божество Артимпаса (Аргимпаса), она соответствует греческой Афродите, но по определению не может быть связана с этими антропоморфными изображениями, потому что все это — изображения мужские. Кроме того, царские скифы (это высшие скифы или племенной союз среди всех скифов) почитают еще и Тагимасада, который сообразен греческому Посейдону как божеству водной стихии и, конечно, покровителю коневодства тоже. С ним иногда тоже, может быть, следует связывать эти изображения. Но большинство исследователей к этому не склоняются, поскольку царские скифы локализовались в определенном регионе степи Северного Причерноморья, а изваяния распространены гораздо шире, в зоне всей скифской культуры. По сути, это некий маркер скифской археологической культуры, ее пределов, и, что интересно, такого рода массовые изваяния не представлены в более восточных зонах скифо-сибирского мира. Видимо, здесь были какие-то свои истоки, несмотря на то что на востоке скифо-сибирского мира есть так называемые оленные камни, то есть изображения зон человеческого тела, которые могли быть дальними предками этих изображений. Но эти оленные камни в основном связаны с Центральной Азией, в Северном Причерноморье их немного, и они существуют здесь в киммерийскую эпоху. Таким образом, эта сфера скифского искусства все более и более интересно сейчас развивается и изучается в связи с новыми находками. Кроме того, надо отметить такую тенденцию вообще, особенно в архаичный период, укладывать в погребение или ставить около погребения какие-то столбы или камни, которые заужены сверху и как бы напоминают человека, или же они со сбитыми краями, чтобы как бы подчеркнуть плечи. Очевидно, что этими изваяниями не ограничивается попытка скифов передать какие-либо человеческие образы. Но действительно передают человеческие образы на данный момент всего лишь чуть больше 160 изображений.

Рекомендуем по этой теме:
5707
Святая София Константинопольская
Интересно, что скифские изваяния не переживают конца скифской культуры. Классическая скифская культура исчезает из-за нашествия сармат, которые частично скифов истребляют, частично ассимилируют. И скифы концентрируются на Нижнем Днепре и в Крыму, где создают уже позднескифскую культуру, более эллинизированную и сарматизированную. И лишь в Крыму изваяния продолжают создаваться уже в рамках позднескифской культуры вплоть до начала нашей эры. То есть там эта традиция продолжается, хотя они существенно видоизменяются и уже совсем не похожи на классические скифские изваяния. Вот самое главное об антропоморфном искусстве.