В человеческом мире, в мире идей все меняется, нет ничего неизменного. В этом смысле нет никакой русской культуры, японской культуры, а есть только русская или японская культура в определенный период времени. Хорошим примером этому может послужить представление о красоте, в данном случае — женской красоте в Японии.

В традиционной Японии красивой считалась женщина, которая выглядит так, как остальные: замужняя женщина чернила зубы, выщипывала брови и рисовала поверх другие брови. Для нас это выглядит диковато. Японская замужняя женщина одевалась чрезвычайно скромно, белила свое лицо, поэтому, когда европейцы их видели, они не могли отличить одну от другой. Задача стояла не в том, чтобы выявить какую-то индивидуальность, а чтобы закамуфлировать ее.

Больше всего европейцев привлекали молодые девушки, которые могли одеваться ярко, которые еще не чернили зубы, не выщипывали себе брови и выглядели вполне симпатично и естественно. Что касается женщин повзрослее, то это были гейши.

Гейша — женщина, которая ублажает мужчину во всех отношениях. В Японии этот институт получил достаточно большое развитие по нескольким причинам. Самым большим городом традиционной Японии был Эдо, современный Токио. В нем проживали в основном мужчины, потому что князьям из самых главных уголков Японии было приказано являться в Эдо. Они привозили с собой дружину, а семью им приказывали оставлять на месте в качестве заложников.

Поскольку княжеств в Японии было примерно от 250 до 300, то и мужчин в Эдо было очень много. В связи с этим большое развитие получают разные сферы обслуживания: едальни, прачечные и в том числе институт гейш или лицензированные публичные дома, которые находились в специальных районах, были огорожены и в которых работали женщины. Поскольку они были незамужние, то выглядели они на европейский лад достаточно привлекательно.

Нужно отдавать себе отчет в том, что во второй половине XIX века, когда европейцев в Японии стало сравнительно много, это были мужчины. Путешествие из Европы в Японию занимало приблизительно два месяца. В Японии среди европейцев или американцев преобладали матросы торгового флота либо коммерсанты, женщин было мало, поэтому почти все писания о Японии оставили именно мужчины. Они обращали особое внимание на женскую половину Японии, поэтому все хорошее в Японии ассоциировалось с женщинами, все плохое — с мужчинами.

В то время европейцы не находили японских мужчин ни мужественными, ни привлекательными, они сравнивали их с детьми или женщинами. У японцев, как у многих обитателей Дальнего Востока или Юго-Восточной Азии, волосяной покров не такой густой, как у европейцев. Также в Японии не было принято отращивать бороду или усы, а европейцы в это время щеголяли со своими усами и бородой, поэтому мужчина без бороды или усов казался им неполноценным созданием.

Рекомендуем по этой теме:
37030
Почему самураи делали харакири?

Матросы после длительного путешествия охотно пользовались кварталами, которые существовали для их обслуживания. Но среди европейцев было много и наблюдательных людей, которые чрезвычайно положительно отзывались о японках. Дело в том, что в Европе начинается эмансипация. Мужчинам это очень не нравилось, а японские женщины были традиционно воспитаны, очень услужливы, вежливы, мужчинам перечили редко, и это привлекало европейцев. Это касается также и русских: русский дальневосточный флот стоял тогда в Нагасаки, потому что владивостокский порт замерзает, и зимой русские корабли находились на отдыхе и ремонте в Нагасаки. В Нагасаки было много заведений, ресторанов и публичных домов, которые обслуживали потребности русских моряков, рождались дети — такой мир и дружба.

Японию посещали русские писатели, в том числе и очень известные, в частности Константин Бальмонт, который был в Японии в 1916 году. Вот как он отзывался о японских женщинах: «Так много во всех японках кошачьей мягкости и грации птичек. Привыкнув несколько часов к косвенному уклону японских глаз, я уже вижу в этом особую волнующую красоту, которой раньше не подозревал, и разрез европейских глаз кажется мне скучным и прозаическим. Гейша умеет, танцуя, показать неуловимым движением руки, что она прядет нить или срывает цветок или ловит рыбок. Такой выразительности изящных рук я не видел нигде».

В 1926 году Японию посетил Борис Пильняк, и он оставил исключительно яркие воспоминания о японках. Идеальный типаж японской красавицы представлялся ему так: «Тогда, в тот рассвет я смотрел на эту женщину, одетую в кимоно, перепоясанную оби, с рудиментами крылышек бабочки на спине, обутую в деревянные скамеечки» (оби — широкий пояс, скамеечки — обувь, сандалии). «И тогда мне стало ясно, что тысячелетия мира мужской культуры совершенно перевоспитали женщину, не только психологически и в быте, но даже антропологически: даже антропологически тип японской женщины весь в мягкости, в покорности, в красивости — в медленных движениях и застенчивости, этот тип женщины, похожей на мотылек красками, на кролика движениями».

Бальмонту за его отзывы о японках ничего не было, но Пильняк жил уже в советское время, и эту довольно знаменитую книжку, которая называется «Корни солнца», критиковали в газете «Правда». Прежде всего ему досталось за то, что он так хорошо отозвался о японских женщинах, пеняли ему за то: как не увидел, что японские женщины эксплуатируются, а увидел какую-то красоту? Через несколько лет, когда он написал вторую книжку про Японию, он подверг эти пассажи самокритике.

Образ современной японской женщины складывался под европейским влиянием. В 1930-е годы, когда стало появляться очень много рекламы и на ней присутствовали японские женщины, так как мужчины ничего не рекламировали — только борцы сумо рекламировали саке. Поскольку женщина ассоциировалась со сферой обслуживания, то реклама пива — это женщина, наливающая вам пиво, реклама часов — улыбчивая женщина, которая подносит вам часы и надевает на руку.

Эти женщины выглядели как средний тип: были одеты в кимоно, но у них уже была не такая затейливая прическа, как у гейш, они использовали не белила, а румяна, потому что европейцам нравились румяные девушки. Женщины, которые снимались в рекламе, имели такой же разрез глаз, как у европеек, нос был слегка выдающийся, а не уплощенный, как положено представителям монголоидной расы, ни о каком чернении зубов речи не шло, они демонстрировали свои белые зубки, хотя по-японски это считается верхом невежливости: любая воспитанная девушка или женщина, когда улыбается, прикроет рот, чтобы зубов не было видно, поскольку зубы традиционно считаются признаком агрессивности. Если вы смотрите старые японские картинки и не понимаете подписей, не понимаете, кто хороший, а кто плохой человек, если рот у него слегка приоткрыт и видны зубы — знайте, что это последний злодей.

Японские женщины за последние годы приобрели некоторые черты маскулинности, но по сравнению с Россией или Европой они по-прежнему остаются очень мягкими и воспитанными. Лучшим подтверждением этому служит то, что большинство западных мужчин-японистов женаты на японках. В России этот процесс только начинается, но ветер дует именно в эту сторону.