Как историки оценивают период правления Екатерины Великой? На чем была основана ее политическая программа? Какое значение имела губернская реформа 1775 года? Об этом рассказывает доктор исторических наук Александр Каменский.

Императрица Екатерина Великая правила Россией 34 года. Это очень много. Это очень большой период русской истории. Это треть XVIII столетия. В массовом сознании Екатерина Великая ассоциируется прежде всего с тем, что это была царица, у которой было много любовников, которых она меняла как перчатки. И это основная характеристика. Если мы с вами залезем в интернет, поинтересуемся, то мы выясним, что в XX веке в самых разных странах мира были сняты десятки фильмов о любовных похождениях Екатерины и что саму Екатерину играли выдающиеся и великие актрисы, начиная с Марлен Дитрих.

Что же получается? Что 34 года Екатерина занималась исключительно любовными похождениями? Между тем одновременно с этим некоторые историки говорят, что именно время Екатерины было золотым веком русской истории, потому что это время расцвета русской науки, это время расцвета русской литературы, русской живописи, которая только появляется именно в это время, в это время зарождается русское оперное искусство и так далее. В это время Россия одерживает свои самые блистательные военные победы. За время царствования Екатерины Россия не проиграла ни одной войны, в отличие от всех последующих периодов. Мы знаем с вами о войне 1812 года — блестящей победе над Наполеоном, но этому предшествовали многочисленные поражения от французов. А при Екатерине ни одной войны не проиграли. Блестящее царствование. Россия прирастала территориями: она присоединила Крым, она разделила Польшу, присоединила земли Молдавии и так далее.

Но одновременно с этим Екатерина не занималась внутренней политикой? Ничего не происходило внутри страны? В последние десятилетия историки очень активно и много занимались именно внутренней политикой Екатерины. Это не значит, что ею не занимались раньше. Конечно, раньше тоже занимались, но в последние два-три десятилетия произошла решительная переоценка того, что было сделано Екатериной именно в области внутренней политики.

Дело в том, что Екатерина пришла к власти с вполне определенными сложившимися убеждениями и с вполне конкретной политической программой, которая, безусловно, восходила к идеям просветителей. Она сама себя считала верной последовательницей философов Просвещения. Но при этом надо сказать, что она очень четко разделяла теорию, которую могла извлекать из сочинений просветителей, и реальную практику.

Когда в 1773 году в Россию приехал Дени Дидро, которого она принимала, который ее поучал о том, что нужно делать в России, и который примерно через пару месяцев таких еженедельных визитов и разговоров обнаружил с удивлением, что она его очень внимательно слушает, но при этом абсолютно не пытается делать то, что он ей советует делать. И он ее спросил, почему так происходит. Екатерина ответила следующим образом. Она сказала: «Вашими идеями очень хорошо наполнять книги, потому что бумага все терпит. Я же, несчастная императрица, имею дело с живыми людьми, у которых очень тонкая кожа». Это очень важная мысль.

Вторая важная мысль для Екатерины была в том, что реформы, какие-то изменения, новации, как мы бы сегодня сказали, нужно проводить в жизнь постепенно, медленно, приспосабливая общество, приготовляя общество к этим новациям.

Уже после смерти Екатерины в 1801 году один из ее последних статс-секретарей Василий Попов написал письмо императору Александру I, в котором писал, что однажды в разговоре с государыней он выразил удивление тому, как беспрекословно выполняются все ее поручения, все ее приказы. И она ему на это ответила: «Это все не так просто, как ты думаешь. Прежде чем издать какой-то указ, я разведываю настроение в обществе, я приготавливаю общество, и только тогда, когда я уверена в том, что мое приказание будет исполнено, действительно, только тогда я его издаю». И дальше она говорит: «И вот это — основа самодержавной власти». Вот что чрезвычайно интересно. И действительно, на протяжении 34 лет Екатерина достаточно последовательно, не меняя целей, меняя лишь тактику, осуществляет, пытается реализовать свою политическую программу.

Среди реформ, которые она осуществила, наверное, самая важная, самая значительная реформа была осуществлена после разгрома Пугачева, после пугачевщины.

Это то, что обычно в исторической литературе называется губернской реформой 1775 года. Екатерина сама написала законодательный акт, который называется «Учреждение о губерниях Всероссийской империи». Это многостраничный документ, и надо сказать, что историки права очень высоко оценивают именно юридическую технику документа. Но само название «губернская реформа» не вполне адекватно, потому что в действительности это была гораздо более широкая реформа и, что действительно важно, реформа готовилась давно — она готовилась еще до восстания Пугачева. Она готовилась постепенно, но, безусловно, восстание Пугачева свою роль сыграло в части содержания этой реформы.

Реформа создает новое административно-территориальное деление России. Губерний становится около 50. Такое количество губерний сохранялось в России фактически до Октябрьской революции, немного менялось — иногда было 48, иногда 52. Что это означает? Это означает, что в России становится сразу в несколько раз больше губернских городов. Губернский город — это значит, что туда приезжает губернатор с большим штатом чиновников, то есть образованных людей. Там возникают факторы, которые начинают менять городскую жизнь. И эти губернские города действительно становятся центрами. Они становятся не только экономическими, не только административными, они становятся и культурными центрами регионов.

Следующий элемент этой реформы — это судебная реформа. Впервые в русской истории судебная власть отделяется от власти исполнительной, не целиком, но отчасти реализуется очень важный принцип — принцип разделения властей. Делается первый шаг к реализации этого принципа.

Одно из новых учреждений, которые создаются в губерниях, которое нам известно по художественной литературе, — это Приказ общественного призрения. Это учреждение, которое должно ведать больницами, школами, сиротскими домами, домами для умалишенных и так далее. Что это такое? Это социальная защита населения. И впервые в русской истории фактически государство говорит, что социальная защита — это его, государства, обязанность, это его, государства, функция.

И еще один, может быть, самый важный момент связан с реакцией власти, верховной власти на пугачевщину. Дело в том, что в той большой сети новых учреждений, которые создаются на местах, значительная часть мест, значительная часть должностей замещалась на основе выборов из местного населения. То есть местные жители имели право (в одном случае это были дворяне, в другом — горожане) выбирать из своей среды людей для того, чтобы они стали, грубо говоря, начальниками над ними. Иначе говоря, возникают органы самоуправления. В общем такая практика существовала в России и раньше — и в XVI веке была, и в XVII, и в XVIII. Но это было связано в значительной мере с тем, что у государства не было достаточного количества чиновников, чтобы посадить на все места, и денег было очень мало всегда, чтобы им платить. Но прежде все эти учреждения фактически не имели никаких прав, они имели только обязанности перед государством: прежде всего собирать налоги, следить за порядком и так далее. А по екатерининской реформе они начинают получать права. Фактически, как сегодня говорят историки, в результате этой реформы произошло перераспределение власти между центром и регионами в пользу регионов, в пользу губерний.

Это ответ на пугачевщину. И за этим у Екатерины стояла очень простая мысль: это восстание, эти недовольства произошли из-за слабости местной власти, из-за ее неспособности решать проблемы. И если эта власть будет организована на принципах самоуправления, тогда, думает она, люди будут сами решать свои проблемы на местах, у них не будет поводов для такого рода эксцессов. И давайте заметим, что, действительно, после 1775 года крестьянских восстаний, подобных пугачевщине, в России больше не было. Это очень интересно. Реформа оказывается достаточно успешной. Более того, в последнее время историки начинают говорить о том, что эта реформа — за ней последовали известные жалованные грамоты 1785 года дворянству и городам, которые развили вот эти вот принципы, — ведет к тому, что в последней четверти XVIII века очень медленно, постепенно, но у людей начинает формироваться гражданское сознание, начинают возникать маленькие, совсем еще слабенькие, едва заметные ростки того, что мы с вами сегодня называем гражданским обществом. К примеру, в маленьком провинциальном городке местные жители организуют библиотеку на свои деньги, создают училище, начинают понимать, что своих детей надо учить.

Оказывается, что эти реформы имели очень большое значение для русской истории. И, более того, сегодня многие историки говорят о том, что Екатерина Великая, вероятно, была самым удачливым из русских реформаторов, потому что без крупных социальных потрясений, без каких-то государственных переворотов ей удалось реализовать свою политическую программу ровно настолько, насколько ее вообще было возможно реализовать в то время без крупных потрясений.