На каких сюжетах Нового Завета выстраивается политическая доктрина раннего христианства? Как в христианских текстах рассматриваются вопросы о подчинении властям и уплате налогов? И откуда появилась доктрина субъективного элемента преступления? Об этом рассказывает кандидат юридических наук Александр Марей.

Новый Завет составлялся на протяжении I века н. э. Канон сложился позже — в III–IV веках. Но все 27 книг, вошедшие в состав Нового Завета, были написаны в течение I века: четыре Евангелия, Деяния апостолов, 21 апостольское послание, из которых 14 были написаны апостолом Павлом, и Откровение Иоанна Богослова (Апокалипсис).

Рекомендуем по этой теме:
18039
Политическая философия Платона
«Всякая душа да будет покорна высшим властям», — пишет апостол Павел. «Существующие же власти от Бога установлены». Христианская священная книга, в данном случае устами Павла и дальше, через Святых Отцов, включивших послание в канон Завета, увещевает свою паству быть покорной вышестоящим властям. Подчиняться их приказам до тех пор, отметим, пока их повеления не посягают на душу христианина, не заставляют того впадать в грех, то есть не идут против повелений высшего Царя.

С точки зрения христианства грех — это то, что мы совершаем, печаля Бога. Это проступок, который мы совершаем перед лицом Бога, а не перед лицом светской власти. Понятно, что всякое преступление есть грех, хотя не всякий грех — преступление. Почему это важно? Во-первых, совершая грех, мы в нем раскаиваемся. Отсюда впоследствии вырастет доктрина субъективного элемента преступления. Появится идея субъективной вины как переживания совершенного мной дурного дела. Римляне не знали этого, в римском праве господствует объективное вменение и объективное понятие вины.