Рецепцию — восприятие, осмысление и переработку идей античности — можно встретить в самых неожиданных местах: и в памятниках монументальной сталинской архитектуры, и в манифестах феминистского движения, и в эпосах аборигенов Карибских островов, и в романах Виктора Пелевина. Исследования «современной античности» образовали целое направление — reception studies, в рамках которого ученые пытаются понять, как и с какой целью античность и ее наследие продолжают жить и быть востребованными сегодня.

Историк Анастасия Ашаева рекомендует пять книг — ярких образцов разных направлений изучения рецепции античности в современном мире.

1

Видаль-Наке П. Атлантида: краткая история платоновского мифа. Издательство ВШЭ, 2012

На русском языке в 2012 году была издана книга французского мыслителя Пьера Видаль-Наке «Атлантида: краткая история платоновского мифа», к которой прилагается актуальная для русского читателя статья Ю. Н. Литвиненко «„Русская Атлантида“. К истории одного платоновского мифа». Видаль-Наке исследует в первую очередь не сам платоновский миф об Атлантиде, а его отражения в трудах авторов последующих эпох: от античной традиции до «национал-атлантизма» нацистских идеологов. Статья Юрия Литвиненко органично вводит отечественную традицию восприятия Атлантиды, малоизвестную не только на Западе, но и в России. В ее истоках лежат византийские хроники Иоанна Малалы и Георгия Амартола, а также «Христианская топография» Козьмы Индикоплова с отрывочными упоминаниями об Атлантиде. Но эта традиция вытесняется европейской наукой и образованием, и лишь в XIX веке, вместе с переводом Платона на русский язык, возникает представление о платоновском мифе как об источнике наших знаний об Атлантиде. В статье приводятся и нетривиальные варианты рецепции Атлантиды в русской традиции: от эзотерических доктрин Елены Блаватской и Николая Рериха до поисков «исчезнувшей цивилизации гипербореев и атлантов» на Соловках, Ямале и Таймыре на рубеже XX–XXI веков.

2

Laughing with Medusa. Classical Myth and Feminist Thought / Edited by V. Zajko, M. Leonard. Oxford, 2006

На рубеже XX–XXI веков много говорят о феминизме и проблемах гендера. В этих областях не обойтись без рецепции античности, о чем зримо свидетельствует коллективная монография «Смех вместе с Медузой. Античный миф и феминистская мысль», изданная в Оксфорде под редакцией Ванды Зайко и Мириам Леонард в 2006 году. Главная идея этого сборника — продемонстрировать влияние античного мифа на возникновение, теорию и практику феминизма. Авторы рассматривают античные тексты (Гомера, Гесиода, Софокла), анализируя и «Лесбийскую Илиаду» времен сексуальной революции конца 1960-х, и «Историю сексуальности» Фуко середины 1970-х. Изучая роль античного мифа в связи с историческими событиями и политическими движениями (суфражизм, борьба за гражданские права), авторы показывают, что феминизм не только заимствует элементы самой античной культуры, но делает античность еще одним инструментом борьбы феминисток за права женщин.

3

Blanshard A. Sex, Vice and Love from Antiquity to Modernity Chichester: Wiley-Blackwell, 2010

Проблемы сексуальной жизни и ее связи с общественными движениями актуальны для любой эпохи, и в этом убеждает книга Алистера Бланшара «Секс, порок и любовь: от античности до современности». Автор развенчивает, а иногда и подтверждает сложившиеся на протяжении веков стереотипы о любви и сексе в античности, подкрепляя свои исследования примерами рецепции и интерпретации этих стереотипов в разные эпохи. Так, в книге рассматриваются два сложившихся дискурса о сексе в античности, которые вросли в современную европейскую культуру: «греческая любовь» и «римский порок». Автор приходит к выводу, что рецепция представлений об античном сексе и бытование этих представлений на протяжении разных эпох обусловлены именно этими двумя концептами, даже если в реальности их было гораздо больше, — это гомосексуальность, которая заимствует греческие представление о любви, и «римский порок», ставший основой некоторых современных представлений о сексуальных девиациях, многими нитями связанных с пороками власти.

Рекомендуем по этой теме:
11616
5 книг о сексе на пенсии

4

Malamud M. Ancient Rome and Modern America. Oxford: Oxford University Press, 2008

Новой волной в рецепции античности провозглашают себя американские исследователи. Их аргументация проста: США — прямой наследник государственности Древнего Рима и культуры Древней Греции, потому что в США не было феодализма, а «отцы-основатели» напрямую заимствовали античные идеи. В книге Маргарет Маламуд «Древний Рим и современная Америка» представлена история рецепции античности в США, наложенная на историю самого государства. Отмечая «удивительную пластичность и непрерывность Рима в американском представлении», Маламуд анализирует историю восприятия античности в США с самого ее начала — намерения «отцов-основателей» создать новый мир или новый Рим — Америку, которая превзойдет славу Древнего Рима. Далее она переходит к героическим, на античный лад, воспоминаниям участников Гражданской войны и, наконец, к «упадку республики» и появлению в политическом дискурсе идеи Рима-империи, которая использовалась для обоснования имперской политики США. Завершает свое исследование Маламуд главами об античных образах как орудиях пропаганды в холодной войне второй половины XX века, которые призваны были вызывать в сознании самих американцев идею качественного перехода национальной идеи в новое состояние.

5

African Athena. New Agendas / Edited by Daniel Orrells, Gurminder K. Bhambra, and Tessa Roynon. Oxford, 2011

С расовыми проблемами современной Америки связан интерес к «Черной Афине» (по названию знаменитой книги М. Бернала) — к африканским и прочим неевропейским корням античного наследия. Коллективная монография, посвященная вариантам рецепции античности, содержит также размышления теоретиков постколониального дискурса. Современные исследователи представляют диалог античности и современности сквозь призму взаимодействия диаспор, предлагая в качестве обозначения этого диалога понятие «трансатлантическая диаспора». Отталкиваясь от теории Бернала о двух доисторических диаспорах — ближневосточной и африканской, которые способствовали созданию исторического региона античного Средиземноморья, — исследователи представляют африканцев, рассеянных посредством работорговли в Новое время, как создателей «новой культуры». В основе подобной теории лежит представление о ключевом значении влияния Ближнего Востока и Африки на развитие античного мира, что разрушает «европейский канон» греко-римского наследия. Так называемая «транснациональная модель черного классицизма», представленная в исследованиях, дает возможность увидеть якобы недооцененное влияние африканцев и афроамериканцев в любой культурной традиции.