Закавказье в начале новой эры представляет собой сложную для исследования область, потому что сохранилось мало источников, касающихся дохристианского прошлого, — в основном эпиграфические источники и скудные свидетельства эллинистических и римских географов Страбона и Полибия. С другой стороны, в сочинениях грузинских и армянских авторов присутствует большой объем сведений, касающихся связи этого региона с юго-востоком Малой Азии, Месопотамией и Ираном. Эти связи появились благодаря тому, что начиная с II–III веков до нашей эры Закавказье входит в зону влияния Парфянского государства, иранского по происхождению, но арамеоязычного по языку. Цари Аршакидской династии (парфянские), которые находятся во главе областей, входивших в парфянскую зону влияния, правят Закавказьем.

Если начать изучение с севера, то у побережья будет большая зона — Эгриси (Западная Грузия, называемая также Лазика), в которой присутствует влияние черноморской греческой среды. Греческое влияние, которое сильно проявляется в Абхазии и остальной прибрежной зоне, конкурирует с западногрузинским (лазско-мегрельским) народным и парфянским политическим (от области Имерети на юго-восток). Такое разделение объясняет сильное грекоязычное влияние в Западной Грузии. В Восточной Грузии присутствует иранство. Например, знаменитая Армазская билингва и другие памятники зороастризма в Картли отражают арамейское по языку и персидское по сути влияние в Восточной Грузии. Армянское влияние на востоке Картли, в пограничье, тоже присутствовало. В это время Восточная Грузия и Армения составляют объединенную область, в которую и попадает христианство.


Карта Закавказья IV век

Первое попадание христианства в Восточную Грузию и Армению связывают с проповедью апостола Варфоломея, которая, видимо, не произвела большого эффекта и осталась символическим актом в сочинениях об обращении региона в христианство. В Западной Грузии — Эгриси, Колхиде, Лазике — первое попадание христианства связано с деятельностью апостола Андрея, но надежной информации об этом мало, есть фольклорные жития апостола, поэтому сложно изучить следы от его проповедей. 

Первое появление христианства на центральной территории Армении и Грузии связано с личностью Григория Просветителя. Оно зафиксировано в агиографическом романе с армянским названием «Агатангелос» (от греч. «Агафангел»), повествующем о парфянском вельможе Анаке, который участвовал в заговоре против своего царя, а после убийства царя бежал из страны. Затем сын этого вельможи Григорий, скрываясь на территории Малой Азии (!), принимает христианство и возвращается в Армению уже христианином. Через армянина-парфянина Григория, знавшего арамейский и греческий язык и в армянской традиции получившего прозвище Лусаворич — Просветитель, начинается распространение христианства на территорию Армении.

Из «Агафангела» известно, что сначала идеи Григория не имеют успеха, поэтому местный парфянский царь Тиридат (по-армянски Трдат) заточает его в глубоком колодце Хор Вирап (впоследствии там возник монастырь). Григорий 17 лет сидит в заточении, пока царь не обращается в веру и не начинает христианизацию Армении. Параллельно с этими событиями происходит проникновение христианства из Малой Азии через Армению в Грузию. Это связано с последовательницами армянских проповедниц Рипсимэ и Гаянэ, в числе которых оказывается молодая женщина. 

Ее имя сохранилось только в коптском синаксаре (сборнике кратких житий святых) на арабском языке как Феогноста (تاوغنوسطا). В армянских, греческих и грузинских документах осталось имя Нонна, что по-латински означает «монахиня», в армянском оно читается как Нуне, а в грузинском — Нино. Истории об этой подвижнице сохранил церковный историк Руфин Аквилейский в своей «Церковной истории», где он ее называет captiva — латинское слово, обозначающее пленницу. Нино действительно могла быть пленницей персов в некотором смысле, но смысл ее прозвища у Руфина, видимо, иной. Это технический термин для того вида аскетизма, который она практиковала: жизнь под открытым небом, питание травой и растениями, самоотречение. Когда эта анонимная дева пришла в Восточную Грузию, то начала жить в месте, названном потом Джвари (ჯუარი, Крест), проповедовать там христианство.

После этих событий IV века христианство малоазийско-киликийского типа (с греческим и сирийским компонентом) проникает из Малой Азии в Армению, а затем в Грузию. Это происходит благодаря святому Григорию и святой Нино, которые реализуют по сути сирийский тип подвижничества (аскетизма). Этот особый аскетизм состоит в том, что люди удаляются от городов, живут на природе, отказывая себе во всем, питаясь растениями, посвящая время молитве, посту и борьбе с собственными страстями. В случае с Нино эта жизнь имела природный характер, она находила место и молилась кресту, сделанному из виноградных веток. Для Григория Лусаворича аскетическая подготовка к проповеди осуществлялась путем его заточения в Хор Вирапе. Этот подвиг пребывания в колодце можно сравнить с действиями знаменитого мар Шимэона, в греческом мире известного как святой Симеон Столпник, который в V веке залез на колонну и прожил на этой колонне 14 лет. Остроумная идея С. Эшбрук Харви состоит в том, что разница между подъемом на колонну или спуском в глубокую яму невелика, потому что это всегда движение по вертикали относительно земной поверхности, которое символизирует выход аскета за пределы земной прагматики.

Нонна, оставшаяся под именем Нино в Грузии, Григорий, Рипсимэ и Гаянэ (мученицы-исповедницы раннего времени) стали самым древним свидетельством о проникновении христианства малоазийско-антиохийского типа на территорию Закавказья. Утверждать что-либо о более раннем периоде, предшествующем этим миссиям, сложно, хотя среди имен епископов, которые встречаются в разных документах, присутствует армянское имя Меружан. В цикле о Нино («Обращение Грузии», «Житие Нино») есть указания на то, что обратившийся в христианство стражник Лонгин (ლონგინოზ) и его товарищи, которые были при распятии Христа, вернулись в Грузию и принесли с собой нешвенный хитон Христов. Все это агиографические сведения, которые сложно конвертировать в исторические факты. Можно с большой долей уверенности предполагать какое-то проникновение христианства на территорию Закавказья до IV века, но следов оно не оставило. 

Итак, у нас есть точка «нуль» — вероятная проповедь христианства в Малой Азии, Западной Грузии и Армении, связанная с апостолами Андреем и Варфоломеем. Затем точка «один» — IV век, Григорий Лусаворич, отраженный в «Агатангелосе» и сборнике «Бузандаран», а затем у Мовсеса Хоренаци; и Нино, отраженная у Руфина, «Мокцевай Картлисай» («Обращение Картли»), а затем в «Картлис цховреба» («Житие Картли»). И есть еще цикл рипсимианок, который связан с армянскими проповедницами Рипсимэ и Гаянэ. 

Рекомендуем по этой теме:
5345
Имена на христианском Востоке

Затем, уже в V–VI веках, начинается точка «два» — «вторая евангелизация» Картли и Армении, связанная с изобретением алфавитов, деятельностью Маштоца, пришествием сирийских иноков и проникновением сирийского типа христианства на территорию Грузии и Армении.