FAQ: Документальное театроведение

Сохранить в закладки
2314
2
Сохранить в закладки

5 фактов о театральной историографии, архивных исследованиях и методологии науки о театре

Театральная историография — это увлекательнейшая область. Момент, который наука о театре переживает в наше время, характерен тем, что от высокоумных концепций историки театра повернулись к документу. Сейчас взгляды на историю театра, выношенные за десятилетия советской и досоветской истории, взгляды на сценическое искусство в его развитии очень резко поменялись.

1. Театральная документалистика

В каком-то смысле во многих отношениях приходится все начинать с самого начала, с пустого места. Те высоконаучные концепции, которыми мы так гордились, теперь нам самим часто кажутся наивными, а иногда даже смешными. Думаю, что сейчас не время для каких-то концептуальных грандиозных исследований, для многотомных всеобнимающих научных трудов. Сейчас время для документа, для того, чтобы остановиться и оглянуться. Когда-то по совсем другому поводу один англичанин сказал, что наши войска слишком забежали вперед, наш авангард оторвался от обоза и что нужно подождать, пока подъедет обоз. Примерно то же самое происходит сейчас в театроведении. Что такое «наш обоз»? Это вся совокупность театральной документалистики. Самое увлекательное, интересное, глубокое и блестящее в современном состоянии науки о театре — это исследования, опирающиеся на архивные факты. Раньше на них могли не опираться просто потому, что очень много архивов было закрыто, и поэтому о многом историки театра не могли судить.

2. Архивные исследования

Таким образом, та картина театральной эволюции, которая сложилась за долгие годы в наших головах и в наших книгах, оказалась довольно однолинейной и ограниченной. Архивные исследования, которые проводятся сейчас, когда почти все архивы есть в открытом доступе, во многом меняют картину истории театра, прежде всего XX века. И та галерея имен, к которой мы привыкли, — Станиславский, Мейерхольд, Таиров, Вахтангов — сейчас дополняется замечательными интересными именами и фактами контекста, которые не только меняют общую картину истории театра, но и наш взгляд на того же Мейерхольда или Станиславского. Потому что, например, когда рядом с Мейерхольдом возникает совершенно забытая фигура Терентьева, одного из интереснейших театральных экспериментаторов 20-х и 30-х годов, тогда и фигура Мейерхольда предстает совершенно в ином свете и смысле.

3. Собрание сочинений Мейерхольда

В последние годы вышло несколько сборников прокомментированных театральных документов. Сейчас научные комментарии становятся одной из самых увлекательных областей науки о театре. Сочинения Мейерхольда много раз издавались в 60-е и 70-е годы, правда, как правило, с большими изъятиями. Но только сейчас дело дошло до издания полного собрания сочинений Мейерхольда. Это происходит очень медленно, потому что подготовка издания включает в себя поистине титаническую работу. Пока вышло только два огромных тома, напечатанных мельчайшим шрифтом, в которых в равной степени потрясающе интересными, открывающими какие-то совершенно новые вещи оказываются и сами публикации, и новые глубокие комментарии к ним. Причем это собрание сочинений, изданное в Институте искусствознания, построено по совершенно новому принципу. Раньше такого рода книги публиковались по принципу систематики жанров: статьи, письма, интервью, дневники и так далее. Собрание Мейерхольда сделано по строго биографическому принципу, вне зависимости от того, в каком жанре документ. Например, вслед за финансовым отчетом может пойти статья, за статьей — кусок из дневника. Все зависит от того, в какой год, месяц и день это написано. Таким образом, перед нами открывается фантастическая картина эволюции театрального гения, его духовного развития — день за днем, год за годом, и фигура Мейерхольда приобретает совершенно новые краски и смыслы.

4. Сборники документов «Мнемозина»

Совсем недавно вышел двухтомник, посвященный Вахтангову, построенный по тому же принципу. Собрание сочинений Мейерхольда делает маленькая группа людей под руководством Олега Фельдмана, а двухтомник Вахтангова — группа Владислава Иванова. Помимо этого, Иванов издает и поразительные сборники документов под названием «Мнемозина». Мнемозина — это муза памяти. И память истории театра шаг за шагом открывается с совершенно новых сторон. Никакой строгой общей темы в каждом из сборников у «Мнемозины» нет. В них могут быть и куски стенограмм репетиций, и куски дневников, и какие-то статьи или переписка. Но в совокупности это помогает создать абсолютно новую картину театрального развития России в ХХ столетии.

5. Театр как часть бытового культурного контекста

Говоря о методологии современного театроведения, в качестве примера можно привести книги Людмилы Стариковой о русском театре XVIII века. Кажется, что про XVIII век написано все, что возможно. Она же сумела найти и открыть для науки целую серию дотоле неизвестных, совершенно незнакомых документов, например, о Федоре Волкове. Она смогла это сделать, потому что начала искать в самых неожиданных местах, не там, где искали до того, например в полицейском архиве ярославского градоначальника. За этим стоит совершенно новая концепция, когда театр рассматривается не сам по себе, а как часть широчайшего бытового культурного контекста. Итак, самая интересная область театральной историографии сегодня — это театральная документалистика. Когда этот «обоз» наконец нас догонит, когда мы его дождемся, когда в конце концов архивы будут открыты, опубликованы и исследованы, только тогда придет время создавать какие-то великие многотомные концептуальные труды, для того чтобы они не высасывали свои идеи из пальца, а опирались на строгий и безупречно точный язык исторического документа.

Над материалом работали

Читайте также

Внеси свой вклад в дело просвещения!
visa
master-card
illustration