Что такое цифровое искусство

Как цифровизация заставляет нас переосмыслить самих себя и заменит ли художников искусственный интеллект

Сохранить в закладки
3769
20 декабря 2021
Сохранить в закладки
Иррациональная геометрия, инсталляция 2008 года. Паскаль Домбис / Cracksinthestreet
Иррациональная геометрия, инсталляция 2008 года. Паскаль Домбис / Cracksinthestreet

Максим Мирошниченко, кандидат философских наук, сотрудник Центра истории знания ИГИТИ ВШЭ, преподаватель кафедры биоэтики ЮНЕСКО РНИМУ

— Благодаря возникновению новых систем электротехнической коммуникации, в частности интернета, мы оказались в таком состоянии, что пространство и время обессмыслились. Мы все будто бы всегда находимся вместе. Маршалл Маклюэн ввел понятие имплозии, «сжатия», чтобы обозначить одновременность и находимость всего в одной непространственной точке.

 

Флюссер тот же процесс называет абстрагированием: с одной стороны, мы отказались от тела, от субъективности и от материального мира, но в то же самое время вернулись к ним уже в новом качестве. Цифровизация приводит нас к пересмотру отношения к материальности и телесности и поиску новых способов описания и проживания опыта нахождения в мире.

Автоматическая виртуальная среда «Пещера» в Иллинойском университете,
Автоматическая виртуальная среда «Пещера» в Иллинойском университете, Чикаго / Davepape

Максим Мирошниченко, кандидат философских наук, сотрудник Центра истории знания ИГИТИ ВШЭ, преподаватель кафедры биоэтики ЮНЕСКО РНИМУ

— Все направления, объединяемые терминами «цифровое» или «медиаискусство», роднит то, что они пытаются осмыслить влияние новых технологий на наше время. И с этой точки зрения любое искусство — это медиаискусство. И если мы будем обращаться к истории искусства предшествующих эпох, то мы увидим, насколько сильно все виды искусства прошлого зависели от технологий, зависели от материальности, зависели от инфраструктур, в которые они были вписаны.

 

Так и цифровое искусство в его различных трансформациях, будь то современный видеоарт, виртуальные иммерсивные среды или среды, которые используют дополненную реальность. Есть ли в том, что они осмысливают влияние технологий на наш опыт, нечто радикально новое? С точки зрения сегодняшних концепций истории искусства и философии искусство «новых медиа» выглядит продолжением очень давней истории.

Изображение компьютерного вируса Chernobyl, созданного украинским медиа-художником
Изображение компьютерного вируса Chernobyl, созданного украинским медиа-художником Степаном Рябченко в 2011 году / Stepan Ryabchenko

Максим Мирошниченко, кандидат философских наук, сотрудник Центра истории знания ИГИТИ ВШЭ, преподаватель кафедры биоэтики ЮНЕСКО РНИМУ

— На мой взгляд, наиболее интересные результаты применения цифровых технологий в искусстве достигаются приемом бриколажа, то есть использования предмета не по назначению: когда художники создают неожиданные сборки, помещают предмет в непривычный для него контекст, пытаются перевернуть повседневную ситуацию. Например, цифровой художник может взломать систему видеонаблюдения в публичных местах и через микрофон камер транслировать звуковое сообщение, которое провоцирует какую-то странную, острую или даже болезненную реакцию у людей, оказавшихся в этом пространстве.

 

Подобному переосмыслению можно подвергнуть что угодно: машинное обучение, технологии геолокации, дипфейки. Можно создавать правдоподобные изображения несуществующих людей или животных или приспосабливать 3D-печать к изготовлению странных объектов, которые имеют не столько утилитарную, сколько эстетическую ценность.

Интерьер Цюрихского оперного театра / Gerda Arendt
Интерьер Цюрихского оперного театра / Gerda Arendt

Максим Мирошниченко, кандидат философских наук, сотрудник Центра истории знания ИГИТИ ВШЭ, преподаватель кафедры биоэтики ЮНЕСКО РНИМУ

— Наблюдаемое сегодня возвращение старых эстетических представлений (например, бешеная популярность пиксельной графики) можно объяснить с точки зрения социологии. Специалисты, которые внедряют эти технологии и искусственно создают вокруг них хайп, по своему роду деятельности часто вовсе не художники, не связаны с культурными индустриями. Это профессионалы из технологической среды, которые ретранслируют собственные взгляды на искусство и на культуру, не подвергая их сомнению. Впрочем, подобное некритическое применение достаточно индивидуальной эстетики не может претендовать на определяющую роль в общезначимой философии современного искусства.

«Девочка с воздушным шаром» / «Любовь в мусорной корзине», Бэнкси, 2006
«Девочка с воздушным шаром» / «Любовь в мусорной корзине», Бэнкси, 2006 авторская копия граффити, была разрезана встроенным в раму шредером во время аукциона Sotheby's
Картина «Портрет Эдмона Белами», созданная с помощью генеративно-состязательной
Картина «Портрет Эдмона Белами», созданная с помощью генеративно-состязательной сети / christies.com

Максим Мирошниченко, кандидат философских наук, сотрудник Центра истории знания ИГИТИ ВШЭ, преподаватель кафедры биоэтики ЮНЕСКО РНИМУ

— В классической эстетике творчество состоит в том, чтобы производить нечто новое непредвиденное, неожиданное. Не стоит путать эстетическую новизну и техническое новшество. Машины пока не способны создавать принципиально новое. В сущности, они воспроизводят старое. Для многих теоретиков цифровой культуры это является проблемой, потому что повсеместное проникновение искусственного интеллекта во все сферы деятельности человека, в том числе и в искусство, в конечном счете приведет к тому, что мы получим диктат старого.