Музыка не только отражает нашу жизнь, но и влияет на нее. Собрали книги о молодежных субкультурах, политической экономии музыки и о том, как общество формирует музыку, а музыка — общество.

Адорно Т. Избранное: Социология музыки. М.; СПб.: Университетская книга, 1998

Адорно считается одним из основоположников социологии музыки как самостоятельной научной дисциплины. Созданное им направление мысли обязано своим появлением лекционной и публицистической деятельности Адорно. Его «Социология музыки» состоит из теоретических лекций, которые читались во Франкфуртском университете в течение зимнего семестра 1961/62. Будучи учеником Альбана Берга, композитора новой венской школы, Адорно не скрывал своих пристрастий: в его лекциях и книгах очень много внимания уделяется представителям австро-немецкого музыкального авангарда. В лекциях Адорно поднимал вопросы, которые должны были послужить руководством социологам музыки и облегчить интеграцию теоретических и эмпирических исследований. Каждая глава-лекция последовательно повествует о типах слушателей, популярной музыке, функциях музыки в буржуазном обществе, классах и стратах создателей и слушателей музыки, опере, камерной музыке, отношениях дирижера и оркестра, музыкальной жизни, общественном и экспертном мнении о музыке, национальных вопросах, роли авангарда и, наконец, о проблемах музыкальной социологии. Хотя, мягко говоря, не лишенные элитизма взгляды Адорно на популярную музыку и джаз неоднократно подвергались критике, его роль в становлении социологии музыки неоспорима.

Что читать у Теодора Адорно о диалектике, музыке и Просвещении

Рекомендуем по этой теме:
FAQ
Музыкальный вкус

DeNora T. After Adorno. Rethinking Music Sociology. Cambridge University Press, 2003

Отношение к Адорно в среде исследователей музыки чрезвычайно неоднозначно: его критиковали в том числе за снобизм в отношении популярной музыки. Так, Эрик Хобсбаум ставит работу Адорно в череду «самых глупых страниц, когда-либо написанных о джазе». Британский социолог Тия ДеНора рассматривает рецепцию идей Адорно музыкальными социологами и анализирует их взаимоотношения — от попыток придать Адорно статус «античного» исследователя до попыток переосмысления его концепций и их использования в новейших исследованиях, которые позиционируют музыку не как зеркало социальных процессов, а как независимую переменную, живую и динамичную среду, подверженную, с одной стороны, влиянию социальных и культурных процессов, а с другой — определяющую их.

ДеНора тоже критикует Адорно — прежде всего за концентрирование внимания на макрокультурных процессах и властных отношениях, которые организуют производство и потребление музыки и делают ее инструментом управления обществом и контроля над ним, в то время как исследовательский потенциал менее масштабных музыкальных практик, таких как сочинение, слушание, исполнение, был им недооценен. Тем не менее цель ее работы не раскритиковать Адорно (в очередной раз), а попытаться преодолеть противоречие между оригинальностью его идей и устаревшим социологическим аппаратом. Иными словами, ДеНора переводит Адорно на язык современной социологии, в частности вдохновляясь акторно-сетевой теорией. Она указывает, что акторно-сетевая теория, в рамках которой музыка является центром сети отношений между акторами, участвующими в коллективном действии (co-production), позволяет исследовать то, как музыка формируется посредством различных практик в реальном времени в социальном пространстве. 

Шесть работ Бруно Латура, отца-основателя акторно-сетевой теории

Attali J. Noise. The Political Economy of Music. University Of Minnesota Press, 1985

Французский экономист Жак Аттали, который был советником экс-президента Франсуа Миттерана, предлагает в этой книге ряд теорий политической экономии музыки. Его основной тезис заключается в том, что изменения в характере музыки на протяжении всей истории предвещали последующие фундаментальные революции в политических и экономических структурах. Таким образом изменения, происходящие в музыке сегодня, предсказывают будущий облик нашего общества.

Одна из идей Аттали состоит в том, что ранняя музыка служила заменителем или симулякром жертвоприношения. В то время как шум — это насилие, «симулякр убийства», музыка — это способ контроля и подавления шума путем создания гармоничного порядка в царстве звука. Музыка помогает укрепить и легитимизировать социальный порядок в целом, хотя «шум» или несогласие на периферии не могут быть полностью устранены.

Антрополог Андрей Возьянов об исследованиях звука, границе между музыкой и шумом и о том, как жители города борются за акустическую приватность

Frith S. Sociology of Rock. Constable, 1978

В этой книге, ставшей ключевой для социологии популярной музыки, британский исследователь Саймон Фрис предлагает взглянуть на современную поп-музыку на примере рока как на сложную систему социальных институтов, практик и идеологий. Несмотря на то что популярная музыка во многом стандартизирована и подчинена коммерческой логике (в этом Фрис не спорит с Адорно), она является пространством для создания и трансляции дополнительных смыслов.

Основные параметры и закономерности формирования молодежных субкультур Общество потребления

Hebdige D. Subculture: The Meaning of Style. Routledge, 1979

Книга Дика Хэбдиджа, впервые изданная в 1979 году, рассматривает молодежные субкультуры современной автору послевоенной Британии как символические формы сопротивления. Несмотря на то что, согласно Хэбдиджу, каждая субкультура проходит одну и ту же траекторию — от укрепления субкультур за счет моральной паники общества в ее отношении до коммерциализации ее элементов и их слияния с мейнстримом, — автор выделяет индивидуальные различия в стиле конкретных субкультур, таких как тедди-бои, моды, рокеры, скинхеды и панки, и рассматривает исторические, классовые, расовые и социально-экономические условия их формирования.

Политолог Марк Симон о музыкальных практиках мигрантов, политике маскарада и ностальгии

Рекомендуем по этой теме:
Видео
9578 135
Музыка и эмоции

Thornton S. Club Cultures. Music, Media and Subcultural Capital. Polity Press, 1995

Сара Торнтон переосмысляет понятие «субкультура» в интерпретации Хэбдиджа, исследуя сложные иерархии в сфере массовой культуры на примере молодежных культур, сконцентрированных вокруг британских и американских танцевальных клубов и рейвов. Она изображает клубные культуры как «культуры вкуса», объединенные такими микромедиа, как листовки и афиши, и превращенные в самосознательные субкультуры нишевыми СМИ, например музыкальной прессой (а передовицами таблоидов — в крупные молодежные движения). Опираясь на работу Пьера Бурдьё, Торнтон использует термин «субкультурный капитал», чтобы осмыслить особенности клубных культур, отмечая пренебрежение их носителей к «мейнстриму», в противовес которому они измеряют свою альтернативную культурную ценность.

5 книг о молодежных культурах