4 февраля (24 января по юлианскому календарю) 1722 года Петром I была принята Табель о рангах — закон, регламентировавший порядок государственной службы в Российской империи и определявший соответствие гражданских, военных и придворных чинов. Этот документ, устанавливавший старшинство должностей и порядок чинопроизводства, оказал важное влияние не только на процесс государственного строительства, но и на систему социальных отношений, закрепив приоритет государства перед обществом и личностью.

Как регулировалась работа чиновников до принятия Табели?

В допетровской России структура органов государственного управления была относительно простой. Органы центрального управления — московские приказы — как правило, сочетали функции отраслевого, территориального и сословного управления, то есть власть многих из них распространялась не на всю территорию страны, а лишь на отдельные ее части и только на определенные группы населения. Второй уровень государственного управления был представлен местными учреждениями, являвшимися по сути канцеляриями управлявших уездами воевод (в XVII веке это преимущественно приказные избы).

Эта система формировалась постепенно начиная со второй половины XV века, по мере того как люди, получавшие от царя приказ «ведать» определенные «дела», обрастали штатом сотрудников. Отсюда и названия центральных учреждений — приказы. Постепенно сложились и категории приказных служителей — дьяков и подьячих. Последние делились на старших, средней руки и младших. Штаты приказных служителей формировались преимущественно из городских слоев, детей священнослужителей и так далее, причем, в отличие от служилых людей, из которых в XVIII веке сложилось сословие российского дворянства, а также в отличие от дьяков, подьячие, как правило, не получали денежного жалованья, но «кормились от дел», то есть за счет подношений от обращавшихся в учреждения просителей. В свою очередь, для служилых людей приказная, то есть гражданская, служба считалась унизительной и грозила потерей чести. Особую категорию приказных составляли дьяки, которые нередко фактически управляли приказами. Некоторые из них верстались денежным и поместным окладом.

Рекомендуем по этой теме:
Причины принятия Табели

Петровские реформы привели, во-первых, к переосмыслению самого представления о государстве, которое теперь уже воспринималось не как большая царская вотчина, но как инструмент для достижения «общего блага», а во-вторых, к значительному усложнению и умножению функций самого государства. В соответствии с теорией регулярного государства оно теперь должно было расширить сферу контроля над подданными, а для этого требовался более разветвленный аппарат управления, который при этом функционировал бы слаженно и оперативно. Преобразование системы государственно-административного управления шло фактически на протяжении всего царствования Петра I (создание Ближней канцелярии, Консилии министров, губернская реформа, основание Сената), и окончательные черты оно приобрело лишь в 1720-е годы, причем система органов центрального управления (коллегий) была сформирована, а преобразование органов местного управления завершено не было.

В основу этой реформы было положено учение о камерализме, в рамках которого функции как каждой структурной единицы государственного аппарата, так и каждого служащего должны были быть строго регламентированы. Идеология регулярного государства рассматривала каждого человека в качестве винтика большой государственной машины, вносящего свой вклад в «общее благо», которое фактически сливалось с самим государством. Поэтому с точки зрения государства нужной и полезной являлась всякая служба: военная, военно-морская, статская, придворная, что и нашло отражение в Табели о рангах 1721 года, которая наряду с принятым годом ранее Генеральным регламентом стала основополагающим документом по организации государственной службы, определяя и регламентируя движение каждого служащего по карьерной лестнице.

Различия гражданских, придворных и военных чинов

Табель о рангах называлась так именно потому, что основная ее часть была представлена в табличной форме, в виде трех столбцов: чины придворные, военные и гражданские, разделенные на 14 рангов, или классов. При этом военные чины делились еще на сухопутные, морские, гвардейские и артиллерийские. Таким образом устанавливалось соответствие чинов трех видов государственной службы. Это означало, что человек, имеющий определенный военный чин, переходя на гражданскую службу, мог претендовать на равный чин, что предполагало и равное денежное жалованье. Правда, в XIX веке в эту систему было внесено изменение: придворный с высоким чином уже не мог получить равный армейский чин. При этом введение денежного жалованья было важнейшим элементом всей реформы управления. Принято считать, что как сама регламентация государственной службы посредством Табели о рангах, так и введение денежного жалованья стали важнейшими предпосылками формирования российской бюрократии как особой социальной страты.

Сравнение Табели с европейской классификацией чинов

При разработке Табели о рангах был использован европейский опыт, в частности шведский, французский и прусский. Подобные регламенты чинопроизводства существовали во многих странах тогдашней Европы, где они были результатом длительной эволюции государственного аппарата и имели преимущественно инструментальный характер, не оказывая столь серьезного влияния на систему социальных отношений, как это случилось в России.

Влияние Табели на дворянство и общество

Социальное значение Табели о рангах связано не столько с изменением социального статуса чиновника, сколько с тем, какое значение приобрело понятие «чин». В целом социальная реформа Петра Великого была связана с разрушением системы московских чинов и запуском процесса формирования сословий европейского типа. Введение Табели о рангах обозначило одно из существенных противоречий этого процесса. Социальное положение каждого подданного империи определялось отныне не только принадлежностью к определенному сословию и материальным положением, как это было в большинстве европейских стран, но и чином, который играл едва ли не главную роль.

Согласно законодательству Петра I, дворяне были обязаны служить, и так продолжалось до 1762 года. Но и после освобождения дворян от обязательной службы государство смотрело на никогда не служивших дворян как на не вполне полноценных, пытаясь время от времени ограничить их сословные права. С другой стороны, предоставление по Табели о рангах лицам недворянского происхождения возможности получить дворянство службой сделало русское дворянство изначально открытым сословием, постоянно пополнявшимся извне, что было одной из причин увеличения числа мелкопоместных и безземельных дворян и что препятствовало консолидации дворянства и размывало его сословное самосознание. К выслужившему высокий чин по Табели о рангах сыну мещанина или священника обращались «ваше превосходительство» или даже «ваше высокопревосходительство», в то время как вышедший в отставку в чине, к примеру, подпоручика отпрыск знатной фамилии мог рассчитывать лишь на «ваше благородие». Значение чина очень хорошо проиллюстрировано А. П. Чеховым в рассказе «Толстый и тонкий».

Изменения Табели после Петра

В XIX веке в Табель о рангах был внесен ряд изменений, направленных на то, чтобы затруднить получение дворянства службой лицами недворянского происхождения. Так, с 1845 года получить личное дворянство по гражданской службе можно было, лишь дослужившись до чина IX класса, а потомственное — до V. В 1856 году планка для потомственного дворянства была вновь повышена до IV класса, однако вовсе отказываться от этой петровской нормы государство не хотело, поскольку, как считалось, возможность получить дворянство была важным стимулом к государственной службе.