После окончания Кавказской войны в 1864 году на Кавказ хлынул поток самых различных ученых. Это были географы, историки, люди самых разных профессий, которые пытались понять новый, неизведанный край. Кавказ уже был очень популярен, о нем писали многие, не только исследователи. Мы знаем романы Лермонтова и Толстого, посвященные Кавказу. Кавказ был овеян большой романтикой, это было место terra incognita, где можно познать себя. Туда стремились все, кто пытался испытать себя.

1. Обнаружение Казбекского клада

Конечно, Кавказ исследовали и раньше. Сохранились описания европейских ученых, монахов и путешественников начиная с XIII века, которые подробно описывали свои путешествия. О Кавказе писали Плано Карпини, Марко Поло, Сигизмунд Герберштейн и многие другие. Но эти исследования были мало известны в России.

Когда закончилась Кавказская война, начали строить дороги и находить различные древние вещи. Стало понятно, что Кавказ — это самобытный регион, где находят множество интересных и зачастую необычных артефактов, ставящих ученых в тупик.

На Политехнической выставке 1872 года, которая проводилась в Москве, интерес к Кавказу был велик. В 1879 году состоялась Антропологическая выставка. За два года до начала ее работы Московское Императорское общество любителей естествознания, антропологии и этнографии отправило директора Румянцевского музея Г. Д. Филимонова на Кавказ. Его направили «произвести в Стефан-Цминде раскопку и сообщить свои наблюдения и добытые предметы». Археолог должен был исследовать памятник, находящийся на территории современного поселка Степанцминда (территория Грузии), где находилась почтовая станция Казбек, откуда поступили некие «курьезные вещи». Курьезными их назвали не зря, ведь бронзовые фигурки изображали обнаженных людей в странных позах.

Г. Д. Филимонов отправляется на почтовую станцию Казбек, набирает команду из 10 человек и начинает исследование. К обеду он где-то на глубине двух штыков обнаруживает скопление предметов. Все селение наблюдало за исследованиями. Оказалось, что он нашел что-то небывалое. Интересные находки здесь были и раньше, но все их растаскивали и продавали за копейки проезжающим путешественникам. Г. Д. Филимонову повезло, он достал из земли, уже в сумерках, при стечении огромного количества народа, серебряную чашу, обмотанную цепями, в которой лежали какие-то вещи. Чаша оказалась выполнена в стиле ахеменидского искусства VI–V веков до н. э. Исследователь понял, что находка вызвала большой фурор у местного населения. Как пишет Г. Д. Филимонов: «Необходимо было спрятать и собрать предметы вместе в сумку, чтобы защитить их от жадности толпы» (Филимонов, 1879). Археолог обратился к старосте и семье генерала Казбека, на земле которого проводились раскопки, чтобы тот проследил за сохранностью находки, и вернулся в свой дом. Каково же было его удивление, когда утром все камни лежали так же, как их положили, но вокруг бегали мальчишки и продавали ему те самые вещи, которые он вчера не достал из ямы.



«Нахальство грабителей было таково, что они продали мне через посредничество маленьких мальчиков предметы, выкопанные ими в течение ночи и преднамеренно, ради наживы, разбитые ими на несколько кусков» (Филимонов, 1879). Нанятые рабочие прокопали яму в глубину на 1 аршин (0,71 м), но больше ничего не нашли. Георгий Дмитриевич не стал задерживаться на станции Казбек и уехал с найденными и купленными вещами. В результате ученые сегодня точно не знают археологического контекста Казбекского клада, датированного VI–IV веками до н. э. (Алексеева, 1949). До сегодняшнего дня нет уверенности у ученых о месте его обнаружения — клад это или, может быть, святилище.

2. Начало исследований бронзовой антропоморфной пластики

Находки, представленные на Антропологической выставке, вызвали фурор. На следующий год на станцию Казбек высадился настоящий археологический десант, состоящий из А.С. и П. С. Уваровых, В. Б. Антоновича, К. И. Ольшевского и Ф. С. Байерна. В своих в воспоминаниях графиня П. С. Уварова пишет, что князь Александр, на земле которого был найден клад, «любезно отнесся к желанию мужа поглубже перерыть весь двор дома… Днем же, отрываясь от раскопок, он часто приносил мне Лермонтова и Пушкина, просил почитать то то, то другое, и после меня читал то же в своем переводе, видимо, наслаждаясь созвучием голосов» (Уварова, 2005. С. 122–123). Однако ничего существенно им найти не удалось. Предметы, найденные у почтовой станции Казбек, были распроданы предприимчивым местным населением. Поэтому сегодня предметы из Казбекского клада хранятся не только в музеях Москвы, Санкт-Петербурга, Национальном музее Грузии в Тбилиси, но и в Европе. Они считаются одними из самых загадочных и интересных находок.

Но что это были за находки и как их трактовать? Все знали прекрасные греческие скульптуры, но тут увидели нечто другое и не могли понять, кто сделал эти предметы. Изначально ученые предположили, что, скорее всего, древние греки были на Кавказе и спрятали вещи. Практически все исследование бронзовой антропоморфной пластики Кавказа началось с Казбекского клада и вращается вокруг него до сих пор. На сегодняшний момент известно около 1000 бронзовых фигурок, хотя их изучение начиналось с двух десятков предметов.

3. Мужские и женские фигурки

Я считаю, вслед за А. П. Кругловым и А. Н. Гертманом, что находки у почтовой станции Казбек связаны со святилищем. Вероятно, они были связаны с определенными обрядами. Люди видят бронзовую фигурку, она обнажена, на ней может быть изображен головной убор (Брилева, 2013) и пояс, но, как правило, на этом все атрибуты одежды ограничиваются. Могут быть украшения: браслеты, гривны (украшения на шею), иногда показана прическа. Какую информацию они несут? Что значат эти элементы одежды?

Рекомендуем по этой теме:
5071
FAQ: Святилища Кавказа

Схожие бронзовые фигурки находят в Греции и Передней Азии. Фигурки на Кавказе всегда изображены обнаженными, они всегда находятся в движении: идут, замахиваются, держат предметы вооружения и посуды. Больше, конечно, изображений мужчин, но встречаются и женщины. Любопытно, что один и тот же атрибут по-разному используется мужчинами и женщинами. Например, рог. Его традиционно используют для питья вина на Кавказе. Если мужчина держит в руках рог, то он обязательно поднесет его ко рту, а женщина может только протягивать этот рог, и это, видимо, связано с тем, что были какие-то обряды, в которых присутствовали и мужчины, и женщины. Но вино из рога мог позволить себе пить только мужчина, а женщина, видимо, могла только наливать и присутствовать при этом обряде. Если женщины могут держать на руках ребенка или предметы посуды, то мужчины — оружие, музыкальные инструменты, посуду для питья. Мужчины могут убивать, отрезать голову, играть на музыкальных инструментах. Даже сидят на коне эти фигурки по-разному. Хотя женского седла тогда еще не было изобретено, женщины все сидят на лошади боком. Эта боковая посадка, когда две ноги свешиваются с одной стороны лошади, очень интересна. Многие исследователи пытаются поймать себя на том, что говорят «сидит в женском седле». Нет, это не женское седло, но нам известны древние образы из Ближнего Востока, когда женщина сидит боком на животном. Причем животное может быть различным — это может быть лошадь, может быть сказочный персонаж, двухголовое животное. Тот же самый «тяни-толкай» встречается на Кавказе. Корней Чуковский бывал на Кавказе и видел в музеях бронзовые статуэтки, так что, возможно, образ «тяни-толкая» пришел к нам из кавказской пластики.



В постоянной экспозиции Исторического музея на Красной площади выставлена часть Казбекского клада. Там можно увидеть подвешенные на цепочках фигуры всадников и мужчин, держащих рог в правой руке. Причем некоторые мужчины стоят на трех головах баранов и держат в руке какой-то предмет, который похож на современный топор. Предполагали, что это оружие. Но со временем обнаружили похожий предмет, только гораздо большего размера. Это оказалась «погремушка» с бубенцами внутри. В результате предполагаемое оружие ближнего боя превратилось в музыкальный инструмент. И такие случаи не редкость. Например, одна из фигурок изображена держащей в руке какой-то овальный предмет, который трактовали как рыбу. В описании значилась женщина с рыбой в руках. Но когда исследователи посмотрели на этот предмет поближе, оказалось, что на нем есть насечки, это скорее колос или что-то еще. К сожалению, в большинстве случаев мы не можем с уверенностью сказать, что изображено, остается только догадываться.

4. Обряд вторичного погребения

Иногда находят не только отдельные фигурки, но и целые композиции из них. Такие предметы особенно интересны, так как наглядно иллюстрируют обряды, в которых их могли использовать. Самая большая из таких композиций обнаружена в составе Гамдлисцкаройского клада второй половины VIII — первой половины VII веков до н. э. (Брилева, 2011. С. 111–118). Композиция представлена бронзовой пластиной, к которой припаяны здания, фигурки животных и людей. Животные и люди движутся вокруг центрального сооружения, напоминающего люльку. С одного края пластины изображены ворота.

Рекомендуем по этой теме:
8769
5 книг об археологии Кавказа

Когда пластину только нашли, ученые предположили, что на ней изображена сцена, связанная с пастушеством и скотоводством, — стадо животных, которое ведет несколько людей и собака. В центре находится здание, похожее на люльку, и одни исследователи считают, что эта люлька — загон для скота, другие — что это и есть детская люлька, а вокруг происходит какой-то обряд, связанный с празднованием рождения этого ребенка. По третьей версии, в центре находится кузня, исследователи даже рассмотрели кузнечные приборы.

Когда есть несколько диаметрально противоположных трактовок, хочется увидеть и понять, что изображено на пластине на самом деле. Мне посчастливилось подержать эту вещь в руках, изучить ее. Сначала я искала кузнечные принадлежности, так как версия с кузней мне казалась самой правдоподобной. Однако вместо предметов кузнечного дела в центральном сооружении я увидела человеческие тела, вернее, их части. В одном месте центральной постройки я видела ноги и часть туловища на подстилке, но не видела головы и рук. Я сидела в музее, был вечер, мой взгляд поднялся на внутреннюю часть стен центрального сооружения. Каково же было мое удивление, когда на них я увидела недостающие части тел: голову, туловище и руки. Если на пластине в центральном здании изображены расчлененные тела, лежащие внутри помещения, то, возможно, здесь изображена сцена известного обряда вторичного погребения, который существует в этих местах.



В результате теперь есть еще и четвертая версия: возможно, на этой площадке изображен обряд вторичного погребения, который описан в том числе и в греческих источниках. Например, у Аполлония Родосского в «Аргонавтике»:

199 Вышли на сушу затем, где почва холмом поднималась, —

200 Местом Кирки то место звалось, Там росли в изобилье

201 Ивы речные одна близ другой, росли там и вербы,

202 А на верхних ветвях, привязаны вервием крепким,

203 Трупы висели, Еще и теперь ужасно для колхов

204 Трупы почивших огнем сожигать, не дозволено также

205 Им, мертвецов обрядив, насыпать над ними курганы, —

206 Крепко их завернув в сыромятные кожи воловьи,

207 Вешают трупы они на деревьях вне города. Все же

208 С воздухом равную долю земля получает — ведь в землю

209 Женщин они опускают. Таков там закон и обычай!

(Аполлоний Родосский, песнь III, 199–209)

5. Открытые вопросы

Бронзовые статуэтки людей появились на Кавказе в XV–XIII веках до н. э. К сожалению, этот хронологический отрезок относится к дописьменной истории. Поэтому узнать предназначение фигурок мы не можем. Археология, к сожалению, нам помочь в этом вопросе тоже не может. Ясно лишь, что статуэтки являются частью духовной жизни и отражением религиозных культов народов Кавказа эпохи поздней бронзы и раннего железа. Однако обряды, в которых они применялись, мы восстановить не можем. Возможно, перед проведением церемоний фигурки одевали в одежды из тканей. Время появления фигурок связано с появлением объединений, больших, чем одна семья или одна деревня. Это время появления ирригационных систем. Для их создания и поддержания в порядке нужны были объединения нескольких селений. Но как их объединить и под какой эгидой? В такой ситуации на первый план вышли человекоподобные боги, которые постепенно стали заменять тотемных животных, также изображенных в бронзе.



«Курьезные» бронзовые фигурки могут рассказать нам, как выглядели вожди, как они одевались, какие эталоны красоты были в то время, что было важно для вождя, какие элементы одежды важны были для ритуалов, как отличались вожди от всех остальных людей и как вообще проводились эти обряды.

Глядя на человеческую фигурку, кого мы видим: бога или человека? Если изображен бог, например, XV века до н. э., то вариантов может быть много: бог плодородия, бог войны, бог конкретной общины. Несмотря на то, что бронзовые фигурки Кавказа изучают уже почти 150 лет, вопросов становится все больше. С 60-х годов XIX века до настоящего времени мы накопили огромный массив информации, понять который пока в полной мере мы не можем. Мы пока лишь подбираем к нему ключ.

 

Литература

Алексеева Е.П. Позднекобанская культура Центрального Кавказа // Ученые записки ЛГУ. Сер. ист. наук. № 85. Вып. 13. Л., 1949. С. 191–257.

Брилева О.А. Гамдлисцкаройский клад и проблемы его интерпретации // Вопросы древней и средневековой археологии Кавказа. Грозный; М., 2011. С. 111–118.

Брилева О.А. Древняя бронзовая антропоморфная пластика Кавказа (XV в. до н. э. — X в. н. э.). М.: ТАУС, 2012.

Брилева О.А. Женские головные уборы, изображенные на бронзовой антропоморфной пластике Кавказа XV–IV вв. до н. э. // КСИА. Вып. 229. С. 121–132.

Гертман А.Н. Детали конской узды в составе Казбекского клада (по материалам коллекции ГИМ) // СА. 1972. № 3. С. 338–343.

Филимонов Г.Д. О доисторической культуре в Осетии // Протоколы заседания Комитета по устройству антропологической выставки Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. М., 1878. С. 73–92.

Уварова П.С. Былое. Давно прошедшие счастливые дни. М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2005.