Как в русском языке выражается психическая и интеллектуальная жизнь человека? Как различия в видении картин мира отражаются на понимании перевода? Чем объясняется различная трактовка цветов в разных языках? Об этом рассказывает доктор филологических наук Алексей Шмелев.

Понятие языковой картины, или модели, мира связано с тем, что всякий язык навязывает носителям некоторые представления об окружающей действительности. Эти представления во многом бывают одинаковы для разных языков, но во многих моментах они различаются. Для носителей русского языка кажется совершенно очевидным, что психическая жизнь человека подразделяется на интеллектуальную и эмоциональную. Причем за интеллектуальную жизнь отвечает голова, а за эмоциональную — сердце.

Разумеется, есть другие различия в языковой картине мира. Почти всегда, говоря о языковой модели мира, приводят пример цвета. Известно, что цвета радуги носители русского языка членят на семь цветов, а неискушенные носители английского языка — на шесть, потому что «синий» и «голубой» выражаются по-английски одним и тем же словом — blue. Разумеется, носители английского языка различают те же оттенки: темно-синий и светло-синий. Голубой можно назвать light blue, темно-синий — dark blue. Но тем не менее, естественно, они воспринимают их как один цвет, так же как мы, если мы не хотим специально что-то подчеркнуть, не будем различать светло-зеленый и темно-зеленый. Тем не менее немцы, у которых тоже одно слово blau, радугу тоже разбивают на семь частей, различая hellblau и indigo (темно-синий).

Рекомендуем по этой теме:
4686
Пермский период
Если мы возьмем слово «предок», то есть буквально «находящийся впереди», то мы увидим, что предок — это не тот, кто будет, а тот, кто был раньше. Я говорю «был раньше» и показываю назад, а слово «предок» требовало бы, чтобы показывали вперед. Это связано с тем, что раньше была несколько иная модель времени. Сейчас мы представляем себе время так: мы движемся во времени из прошлого в будущее. Понятно, что прошлое остается позади, а будущее впереди. Более старая модель времени — это модель, в которой время идет, течет как бы мимо нас, а мы наблюдаем его и остаемся неподвижными. Если время идет, то впереди идут более ранние моменты, а позади идут более поздние. Поэтому будущее находится позади, а прошлое впереди. И поэтому, скажем, в слове «предстоящий» приставка «пред» указывает на будущее, это стоящее время. А если время идет, то в слове «предыдущий» та же самая приставка «пред» указывает на то, что было раньше.