Начиная разговор о Войнах Роз, прежде всего, следует сказать несколько слов о временных рамках этого «ботанического» конфликта. В исторической науке есть несколько вариантов периодизации Войн Роз. Общепринятая датировка — это 1455–1485 годы. Исследователи, склонные трактовать Войны Роз не как военный конфликт, а как своеобразную «эпоху гражданских войн», настаивают на более широких хронологических рамках, максимально 1452-1502. Впрочем, все историки согласны с тем, что Войны Роз начались с того, что один из самых могущественных аристократов Англии — Ричард, герцог Йорк — поднял мятеж против слабоумного короля Генриха VI Ланкастера. Спор идет о деталях. В 1452 году Ричард Йорк собрал армию по численности почти равную королевским войскам. Отряды мятежного магната и королевские воины выстроились напротив друг друга, но сражение так и не произошло — буквально в последний момент дело удалось уладить миром. 1455-й — это год первого сражения.

1

В любом случае, с 6-го класса школы мы знаем, что Войны Роз — это конфликт за королевский престол между династиями Йорков и Ланкастеров. На поверку, эта, казалось бы, азбучная истина, оказывает очень далекой от исторической правды. В данном случае необходимо учитывать несколько факторов.

Стоит отметить, что поднимая мятеж в 1452-м году, Ричард Йорк даже не думал о королевской короне. Его желания были куда скромнее. За несколько лет до начала конфликта герцог Йорк и его сторонники лишились выгодных государственных должностей — Генрих VI передал их представителям других аристократических кланов. Между тем, в Средневековье государственные посты обычно распределялись не по желанию короля, а по праву рождения. Таким образом, в глазах современников, Ричард Йорк не был потенциальным узурпатором, он всего лишь боролся за свои законные права.

Рекомендуем по этой теме:
6914
Миф о Ричарде lll

Теоретически, герцог Йорк имел право претендовать на трон. Однако, в XV столетии в любой европейской стране можно было найти несколько таких претендентов. Сами по себе династические права ничего не решали. Для того, чтобы они были реализованы, требовался целый комплекс дополнительных обстоятельств, которые появились гораздо позже.

2

Итак, поначалу Войны Роз ничем не напоминали династический конфликт. Предпринятая Ричардом Йорком попытка силой вернуться на государственную службу имела лишь кратковременный успех. Очень скоро Генрих VI вновь отобрал у йоркистов должности и вернул их своим собственным фаворитам. Личная вина короля в данном случае была минимальной. Слабоумный монарх был неспособен оценить объективные последствия такого шага — он всего лишь желал видеть во главе аппарата людей, которых привык считать своими друзьями. Между тем, в Позднее Средневековье, для английских аристократов борьба за должности фактически превратилась в борьбу за выживание. Доходы от имений катастрофически падали, и даже самый богатый дворянин Англии — Ричард Йорк — без государственных должностей буквально не мог свести концы с концами.

Неудивительно, что в 1459 году вооруженное противостояние возобновилось, Ричард Йорк одержал несколько побед. За 7 лет, прошедших с момента первого сбора войск йоркистов, стало ясно, что Генрих VI вряд ли способен принимать взвешенные решения — его преследовали приступы безумия, а в промежутках королем управляли жена и фавориты. Между тем, правительство было крайне непопулярным. Англия проиграла Столетнюю войну, в налогообложении и системе местного управления царил настоящий хаос, а про королевские указы открыто говорили, что «каждый может купить такую бумагу за нобль».

Только в 1460 году, то есть, спустя 8 лет после начала конфликта, Ричард Йорк потребовал корону. Впрочем, огромное большинство англичан оказалось не готово к такому повороту событий. После долгих дискуссий парламент признал герцога Йорка не королем, а всего лишь наследником престола. С этим не смогли смириться уже сторонники Генриха VI. 1460–1461 годы ознаменовались целой серией сражений. Ричард Йорк был убит, но его «партию» возглавил старший сын — восемнадцатилетний Эдуард, который в 1461-м короновался под именем Эдуарда IV. Первые годы нового царствования были очень неспокойными, но все же Генриха VI удалось взять в плен, а жена и маленький сын «прежнего короля» бежали во Францию.

3

Новый виток Войн Роз был вызван вовсе не династическими притязаниями Ланкастеров, а конфликтом среди сторонников Эдуарда IV. Молодой король поссорился с одним из самых влиятельных сторонников своего покойного отца — лордом Уорвиком, позже прозванным «Создателем королей». Уорвик бежал во Францию и заключил вынужденный союз с супругой Генриха VI Маргаритой Анжуйской. Результатом этого объединения стал следующий виток гражданской войны. В 1470-71 годах Генрих VI был на несколько месяцев восстановлен на престоле, но в итоге победа осталась за Эдуардом IV. Генрих VI нашел свою смерть в казематах Тауэра, а его наследник — принц Эдуард Ланкастер — был убит в битве при Тьюксбери. Династия Ланкастеров пресеклась.

Рекомендуем по этой теме:
10125
Войны Роз

Следующий акт исторической драмы, которую мы по традиции именуем Войнами Роз, начался только через 12 лет и не имел ни малейшего отношения к противостоянию Йорков и Ланкастеров. В 1483 году Эдуард IV скончался, оставив сыновей-подростков. Младший брат короля Ричард, герцог Глостер, отстранил от власти своих племянников, но процарствовал всего 2 года.

В 1485-м оставшиеся сторонники Ланкастеров и недовольные узурпацией Ричарда III вновь подняли мятеж. Их кандидатом на престол стал очень дальний родственник Ланкастеров Генрих Тюдор. В итоге Ричард III был убит в битве при Босворде, а Тюдор стал основателем новой королевской династии. Мятежи сторонников Йорков продолжались еще несколько лет, но к началу XVI столетия политические катаклизмы наконец завершились.

4

Таким образом, при ближайшем рассмотрении Войны Роз оказываются не конфликтом двух враждующих династий, а запутанной чередой узурпаций, государственных переворотов и мятежей, сотрясавших английский трон на протяжении полувека.

Завершая разговор о том, что Войны Роз бессмысленно трактовать как династическую распрю, следует подчеркнуть, что группировки Йорков и Ланкастеров не были четко отделенными друг от друга клановыми или династическими объединениями. Аристократы и нетитулованные дворяне почти постоянно меняли политические симпатии. Тот, кто в 1452-м был сторонником Йорка, в 1453-м мог превратиться в приверженца Ланкастеров, после победы йоркистов в 1455-м вновь сменить сторону, и так до бесконечности.

Любопытно, что не только общая оценка конфликта, но вся традиционная совокупность знаний о Войнах Роз — не более чем миф, плод сознательной, целенаправленной деятельности придворных историков и пропагандистов.

Первым, кто начал слагать легенду о Войнах Роз, был Эдуард IV Йорк (1461-1483). Эдуард IV провозгласил, что все короли из династии Ланкастеров были узурпаторами, т. к. в 1399 году они «предательски свергли с престола» Ричарда II Плантагенета. Самого себя Эдуард IV торжественно именовал законным монархом, которому удалось наконец прервать «цепь беззаконий» и «восстановить попранную справедливость».

5

Итак, Эдуард IV заложил фундамент мифа. Все остальное здание было возведено в правление Тюдоров. Новая династия объявила, что недостойными узурпаторами были не только Ланкастеры, но и Йорки. В результате появилась стройная историческая концепция. Приход к власти Ланкастеров в 1399 г. осмысливался как Божья кара за грехи последних Плантагенетов. Но, как всякое незаконное деяние, она не осталась безнаказанной — престол перешел к Йоркам. Однако, и эти короли не были по-настоящему праведными. В итоге Господь покарал и их, передав трон действительно добродетельным, мудрым и доблестным правителям, т. е. Тюдорам. Иными словами, все XV столетие начали трактовать как единую эпоху беспорядков, завершившуюся в 1485-м году. Так, в «Исторических хрониках» Шекспира мы читаем, что после смерти последнего Йорка «Исчезли распри, кончилась вражда, да будет мир на долгие года!».

Причём чем дальше люди отходили от Войн Роз, тем мрачнее им виделась эта эпоха. Несколько узурпаций и битв уже при Генрихе VIII стали восприниматься как времена постоянных конфликтов и тирании. В правление Елизаветы Войны Роз — это уже непрерывная череда гражданских, братоубийственных войн. Шекспир вводит в «Исторические хроники» таких персонажей как «Сын, убивший отца» и «Отец, убивший сына». К концу XVI в. предыдущее столетие осмысливают как кровавое, кошмарное, пропащее время, хуже которого Англия не знала.

6

То, что воины Роз были единым конфликтом — тоже миф. Перефразируя знаменитое изречение Натальи Ивановны Басовской можно сказать, что люди, жившие в эпоху Войн Роз, понятия не имели, что у них идёт какая-то единая война или даже серия войн. Современники не замечали связи между событиями. Они ругали «дурные времена», слишком частую смену королей, но никогда не воспринимали узурпации второй половины XV в. как единый династический конфликт.

Необходимо подчеркнуть, что привычное для нас словосочетание «Войны Роз» никогда не употреблялось ни современниками конфликта, ни даже во времена Тюдоров. Собственно, и роз-то никаких не было. Не правда ли, это звучит довольно странно? Алая и Белая розы воспринимаются нами как зримые, неотъемлемые символы противостояния Йорков и Ланкастеров.

По традиции мы видим начало этого конфликта таким, каким его описал Шекспир — прежде чем сойтись на поле битвы, главы враждебных кланов выбрали себе розы в качестве эмблем. Если мы обратимся к устаревшим учебникам и энциклопедиям, или к отвратительному с точки зрения достоверности сайту «Википедия», то прочитаем, что в гербе Йорков якобы была белая роза, а в гербе Ланкастеров — алая. Розы действительно использовались, но не как гербы, а как гербовые эмблемы. Для Средних веков это абсолютно разные понятия. Герб — официально утвержденный, сохраняющийся веками символ рода. Что касается гербовой эмблемы, то это ни к чему не обязывающий знак, который может быть изменен в любой момент. Важно подчеркнуть, что в XV столетии розы употреблялись едва ли не всеми — эти исключительно популярные цветы не только включали в обрамление гербов, их изображения украшали здания, одежду и даже лошадиную сбрую. Алая роза действительно была одной из многочисленных геральдических эмблем Ланкастеров, а белую иногда использовали Йорки.

Тем не менее, необходимо подчеркнуть, что противостояния роз по цветам не было НИКОГДА. В годы сражений Йорков и Ланкастеров этим символам уделялось удивительно мало внимания. В качестве наиболее яркого доказательства можно привести портреты Эдуарда IV и Ричарда III Йорков. Головные уборы обоих монархов неизменно украшают броши в форме роз, только не белых, а алых.

7

Родоначальником «ботанического» понимания конфликта стал Генрих VII Тюдор. Власть этого монарха поначалу была крайне непрочной. Он сохранил престол только потому, что женился на дочери Эдуарда IV Йорка. Поскольку Генрих VII называл себя наследником династии Ланкастеров, этот брак был официально провозглашен объединением враждующих домов. По приказанию короля изобрели геральдическую эмблему новобрачных — розу с чередующимися красными и белыми лепестками.

Что касается словосочетания «Войны Роз», то его стали употреблять только через три с половиной столетия после завершения конфликта. В широкий оборот его ввел знаменитый писатель Вальтер Скотт. Термин показался историкам очень удачным, и прочно вошел в научный оборот. В середине ХХ столетия серьезно обсуждалась возможность отказаться от неверного по сути названия, но в итоге историки решили сохранить «Войны Роз» может быть из уважения к предшественникам, а может быть просто по привычке.

Любопытно, что широко используемое в русскоязычной литературе наименование «Война Алой и Белой розы» — это сугубо отечественное изобретение. Англичане его попросту не употребляют.

В заключение хотелось бы отметить, что Войны Роз — это настоящая terra incognita. Мы довольно неплохо представляем себе фактическую сторону этого конфликта. Британские исследователи, со свойственной им основательностью, посчитали буквально не каждую лошадь, погибшую в том или ином сражении. И, тем не менее, в истории Войн Роз остаётся огромное количество загадок.

Первая загадка — это то, что следует понимать под Войнами Роз. Был ли это незначительный конфликт внутри аристократии, который практически не затрагивал основную часть населения? Так думали английские историки в конце XX века. Были ли это гражданские войны, эпоха смут, беспорядков, когда ни один англичанин не мог чувствовать себя в безопасности? Так думали английские учёные в начале XX века и советские историки, чьи концепции зачастую отставали от зарубежных разработок на добрые полвека. Или Войны Роз всё же влияли на английское общество, но не так непосредственно, как считали в начале XX столетия?

Наконец, множество загадок связано с героями этой грандиозной исторической драмы: мы до сих пор не знаем, какими на самом деле были эти люди. Историки яростно спорят о том, был ли Генрих VI сумасшедшим или просто мечтателем, слишком благочестивым, мягким и человечным для жестокого XV столетия. Ричард III — также одна из величайших загадок. Либо он — кровавый тиран, либо — невинная жертва Тюдоровской пропаганды? Супруга Генриха VI — Маргарита Анжуйская. Шекспир пишет о ней как об «ужасной фурии», в груди которой билось «сердце тигра». Но, может быть, она лишь защищала законные права своего мужа и сына?

Словом, удивительно интересная эпоха Войн Роз ждет новых исследований и новых исследователей.