Основу исследований сталинизма составляют работы российских и зарубежных историков, работающих в области советской истории 1920–1950-х годов. Однако к исследованиям относят также некоторые книги по предыдущему и последующим этапам, позволяющие судить о предпосылках возникновения сталинизма и его преодолении.

Тематически и хронологически все работы можно разделить на исследования общего характера (в основном общие курсы советской истории) и специализированные исследования, посвященные широкому кругу проблем. В ряде монографий рассматриваются вопросы политического развития сталинской диктатуры: процессы утверждения единоличной власти, ее эволюции и кризиса, завершившегося демонтажем ключевых опор сталинизма сразу после смерти вождя. Работы по экономической истории нацелены на изучение феноменов советской ведомственности, экономики принудительного труда, спорных вопросов утверждения и эволюции мобилизационной системы. Традиционно большое внимание уделяется истории террора и лагерной системы. Существуют как комплексные исследования, так и монографии о репрессиях в отдельных регионах и формировании крупных лагерно-производственных комплексов на севере и северо-востоке СССР (Дальстрой). Все больший интерес специалистов к социальной истории также нашел свое отражение в работах по данной тематике. Отдельные монографии посвящены повседневности советского города и деревни, советским праздникам, советским паркам и так далее. В заключение нужно отметить несколько книг биографического характера о Сталине, Ежове, Бабеле.

Кроме того, стоит выделить серию «История сталинизма» издательства «Российская политическая энциклопедия», которая начала выходить в 2008 году и с тех пор активно развивается. Первоначально предполагалось издать сто работ по советской истории сталинского периода. Однако затем эта планка была превышена. Не так интенсивно, как раньше, но книги серии продолжают выходить до сих пор.

Значение серии состоит в том, что наряду с известными российскими специалистами она представляет читателю работы ведущих зарубежных историков, ранее малодоступные в России. Их перевод существенно обогащает представления читателя о едином научном пространстве мировой историографии.

1

За рамками тоталитаризма. Сравнительные исследования сталинизма и нацизма. / Под ред. Гейер М., Фицпатрик Ш. М.: РОССПЭН, 2011

Эта капитальная работа является результатом большого проекта, организованного известными специалистами по советской и германской истории Ш. Фицпатрик и М. Гейером. Идея проекта заключалась в том, что два историка, занимающихся исследованием определенных вопросов советской и германской истории, совместно пишут сравнительные статьи, посвященные этим проблемам. Такой подход позволил создать важную коллективную монографию, которая в значительной степени компенсирует недостаток компаративистских исследований. В отличие от распространенных публицистических и массовых представлений, историки демонстрируют в этом труде определенный консерватизм, сугубую осторожность и строгое следование фактам. В целом их ответ на поставленный вопрос о соотношении сталинизма и нацизма звучит так: несмотря на некоторые сходные черты, в целом это были разные системы. Этот вывод основан на тщательном сопоставлении политических и социальных реальностей двух диктатур, их карательной политики, способов ведения войны и так далее. Авторы сопоставляют также идеологию двух государств, цели и методы социальной инженерии, массовое сознание и повседневность подданных Сталина и Гитлера.

2

Осокина Е. А. За фасадом сталинского изобилия: Распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации, 1927–1941. М.: РОССПЭН, 2008

Книга известного историка советской повседневности посвящена системам снабжения и потреблению советских людей в период довоенной индустриализации. Форсированное вложение основных ресурсов страны в тяжелую промышленность проводилось за счет деревни и социальной сферы. Именно тогда зародились многочисленные дефициты продовольствия и товаров повседневного спроса, которые стали хронической болезнью СССР до последних дней его существования. Довоенный период был отмечен также масштабным голодом, который унес несколько миллионов жизней. Чтобы регулировать потребление в таких условиях, использовать ограниченные ресурсы для достижения своих экономических и политических целей, сталинское государство использовало различные методы централизованного снабжения, самым известным из которых была карточная система. Карточки выдавались не всем и по-разному отоваривались. Однако, помимо этого, существовали легальный и нелегальный («черный») рынки, которые позволяли людям выживать в чрезвычайных условиях. Черный рынок был также источником формирования слоя советских подпольных миллионеров, некоторые данные о которых приводятся в книге. Дополнением к этому исследованию является еще одна книга Осокиной «Золото для индустриализации: Торгсин», вышедшая в 2009 году. Она рассказывает о системе специальных магазинов для торговли с иностранцами, в которые имели доступ также советские граждане. За иностранную валюту, золото и драгоценности в этих магазинах людям за высокую цену предлагали продукты питания и другие товары. Пользуясь нуждой населения, государство заработало на этом значительные средства.

3

Зубкова Е. Ю. Прибалтика и Кремль, 1940–1953. М.: РОССПЭН, 2008

Книга известного советского историка получила широкий резонанс как политически злободневное и одновременно научно выверенное исследование сложных проблем, имеющих прямое отношение к межнациональным и межгосударственным отношениям на постсоветском пространстве. Процесс интеграции в состав СССР Латвии, Литвы, Эстонии в зависимости от политических пристрастий называют и аннексией, и оккупацией, и добровольным вхождением. Автора этой сугубо научной и основанной на изучении огромного количества архивных документов книги не интересуют эти политизированные споры. Она внимательно и детально исследует такие сложные процессы, как довоенная и послевоенная советизация Балтийских стран, проводившаяся в значительной мере репрессивными методами, формирование новых партийно-государственных структур в новых советских республиках, взаимоотношения коммунистических элит этих республик с центром. В книге приведены данные о партизанской войне и действиях советских органов госбезопасности, цифры об арестах и депортациях, затронувших значительную часть населения Латвии, Литвы, Эстонии. Подробно исследуются различные резонансные политические дела, фигурантами которых были руководители республик.

4

Добсон М. Холодное лето Хрущева. Возвращенцы из ГУЛАГа. Преступность и трудная судьба реформ после Сталина. М.: РОССПЭН, 2014

Книга английского историка посвящена проблемам, которые в широком общественном сознании моделируются по образам фильма А. Прошкина «Холодное лето пятьдесят третьего…» Автор пишет о социальном измерении того сложного и в общем неожиданного процесса, исходной точкой которого послужила смерть Сталина. О чем думали советские люди в этот переломный момент, какова была судьба возвращенцев из ГУЛАГа, как вписывались они в новое советское общество, как искали работу, боролись за свои права и их полное восстановление, почему сталкивались с недоверием и недоброжелательностью. Важная линия книги — официальная реабилитация и моральная десталинизация, взаимодействие политических усилий властей и массовых настроений: призывов к «наведению порядка» или, наоборот, надежд на углубление демократизации. Данная работа написана на пересечении политической, институциональной и социальной истории с использованием широкого круга источников, на основании которых историкам удается хоть в какой-то степени реконструировать такой сложный и слабо уловимый феномен, как мысли и настроения людей. В этом смысле она является образцовой социальной историей, отражающей современное состояние источниковой базы для исследований послесталинского периода советской истории.

5

Широков А. И. Дальстрой в социально-экономическом развитии Северо-Востока СССР (1930–1950-е гг.). М.: РОССПЭН, 2014

Книга известного магаданского исследователя подводит определенный итог многолетним исследованиям большой группы историков знаменитой Колымы. В центре внимания работы — деятельность треста Дальстрой, специфического лагерно-производственного комплекса, находившегося в течение почти трех десятилетий под управлением НКВД-МВД СССР и ставшего своеобразным символом советской экономики принудительного труда. За 1932–1956 годы на Колыме было добыто почти 1,2 тыс. тонн золота, а также много олова и других полезных ископаемых. Этого результата удалось достичь путем эксплуатации труда 800 тыс. заключенных, которые прошли за этот период через колымские лагеря. 120 тыс. из них умерло. Автор подробно рассказывает о создании и развитии треста, о строительстве дорог в малодоступных районах, разведке и добыче золота. Наиболее интригующий сюжет книги — методы работы Дальстроя, нацеленного на получение максимальной отдачи любыми средствами. В результате эксплуатации месторождений использовалась только незначительная, наиболее богатая содержанием золота их часть, или, как говорили тогда, «дурное золото». Месторождения портились, что неизбежно вело к падению добычи. В последние годы жизни Сталина Дальстрой переживал кризис. Последствия, как называет ее автор, «штрафной», лагерной колонизации огромного региона ощущаются до сих пор.