Новые Иерусалимы

Сохранить в закладки
2884
10
Сохранить в закладки

Историк искусства Алексей Лидов о создании сакральных пространств, итальянской архитектуре Средних веков и Новом Иерусалиме в Подмосковье

Почему Новые Иерусалимы во множественном числе? Все привыкли к тому, что есть Новый Иерусалим, который, как правило, мы ассоциируем с великим подмосковным проектом патриарха Никона. Но этот проект был частью огромной христианской традиции и на Востоке, и на Западе, предполагавший пересоздание и перенесение сакрального пространства Святой земли, которая как бы возникала вновь на новом месте, ― пространства, в котором происходили события ветхозаветной и новозаветной истории, где ходил Христос. Очень многие христиане хотели повторить этот путь и пережить опыт общения с этим пространством, даже если оно выступало в виде иконы.

Это многовековой процесс, который начинается очень рано. О попытках перенесения Святой земли мы читаем уже у первых христианских паломников в IV веке: они приходят на место распятия и воскресения Христа, переносят к себе на родину какие-то фрагменты земли как реликвии и начинают строить в самых разных странах ― и на Востоке, и на Западе ― воспроизведения Гроба Господня — Кувуклии (это маленькая часовня, которая стоит на месте распятия и воскресения Христа). Реплики Кувуклии появляются уже в самые первые века христианства. Со временем это становится универсальной практикой. Мы знаем один из самых ярких примеров в XII веке — это появление архитектурного повторения иерусалимской Кувуклии в Санто-Стефано-Ротондо в Болонье. Италию, как и многие страны западного и византийского мира, покрывают такие маленькие Новые Иерусалимы, которые становятся целью паломничества.

В эпоху крестоносцев, то есть в конце XI ― XII веке, возникают уникальные проекты. Один из таких уникальных проектов — это знаменитая постройка Кампо Санто в Пизе, которая находится в центре города, рядом с собором. Что именно было сделано? В XII веке архиепископ Пизы организовал экспедицию крестоносцев в Святую землю накануне того, как крестоносцы были изгнаны со Святой земли Салах ад-Дином. Они понимали, что теряют обретенное сокровище. Тогда они сделали следующее: они собрали вокруг Голгофы тонны Святой земли, поместили их на корабли, привезли в родную Пизу и создали Кампо Санто («Святое поле») как образ живой Святой земли. Это одновременно пространство и реликвия, которая в XIII–XIV веках была обнесена галереями и некрополем, где самые почитаемые люди города Пизы получали право быть погребенными и украшать свои гробницы скульптурами и фресками.

Оно обеспечивало сакральность всего пространства. По замыслу не соборы, не знаменитые пизанские баптистерии и, конечно же, не Пизанская башня, а именно Кампо Санто оказывалось духовным центром всего ансамбля. И развитие этой традиции Новых Иерусалимов приводит к тому, что в конце XV — начале XVI века появляется проект францисканского ордена по созданию архитектурно-ландшафтных комплексов, которые бы воплощали эти Новые Иерусалимы. Самые ранние появляются в Сан-Вивальдо, около Флоренции; примерно в то же время появляется комплекс в Аралла, относительно недалеко от Милана, уже в Северной Италии. Этот комплекс дал начало целой традиции, получившей название Сакро-Монте («Святые горы»). Всего сейчас в Северной Италии известно шестнадцать комплексов, воплощающих идею Нового Иерусалима.

Почему францисканцы? Потому что именно им в XIV веке было поручено папой быть кустодиями, или хранителями, Святой земли. Францисканский орден отвечал за паломничество, за пребывание католиков на Святой земле и за изучение всего, что с этим связано. Они создали в Иерусалиме знаменитую улицу Виа Долороза с четырнадцатью остановками, которая воспроизводила крестный путь Христа, который происходит до сих пор. Они же ― неизвестные нам выдающиеся создатели сакрального пространства — придумали эти архитектурно-ландшафтные комплексы, где все события священной истории ― и ветхозаветной, и новозаветной ― закреплялись в виде зданий капелл. Внутри капелл находилось скульптурное, чаще всего рельефно раскрашенное изображение События.

Возникали микрогорода, спроектированные как образы Святой земли. Эта традиция, зародившаяся в Италии на рубеже XV–XVI веков, вместе с францисканцами приходит в Польшу и получает там очень большое распространение в первой половине XVII века. Один из самых знаменитых комплексов находится под Краковом и называется Кальвария-Зебжидовска — по имени польского, краковского воеводы, который инициировал создание этого Нового Иерусалима. Скорее всего, сейчас так думают исследователи, в том числе и я, что под влиянием этих польских проектов возникает русский проект патриарха Никона и царя Алексея Михайловича — подмосковный Новый Иерусалим, который становится самым большим Новым Иерусалимом на Земле, потому что это почти шестьдесят квадратных километров. Вероятно, знания об этих польских Кальвариях, польских Новых Иерусалимах пришли вместе с царем Алексеем Михайловичем, который накануне этих событий ходил в польские походы. Вообще, присутствие польских интеллектуалов и мастеров в это время в России было очень заметным, это влияние было одним из самых существенных.

Как возникает подмосковный Новый Иерусалим? По всей видимости, Никон, оказавшись в этих местах, получает своего рода видение, и происходит переименование пространства. Он отводит место для монастыря, где находится храм Гроба Господня, являющегося точной копией того Гроба Господня, который был в это время в Иерусалиме. Никон, как человек своего времени, стремится к детальному воспроизведению и заказывает чертежи, описания и деревянные модели этого комплекса. Но самое интересное происходит вокруг — переименование традиционной топонимики: река Истра становится Иорданом, появляется гора Фавор, гора Елеон, везде строятся особые здания, чаще всего храмы, отмечающие это место, в этих местах в определенные дни года проводятся богослужения. Весь огромный комплекс становится местом паломничества для русских людей на несколько столетий. Сам Иерусалим в определенные моменты был вовсе не доступен, а труднодоступен он был всегда. Для многих идея прийти поклониться иконе и окунуться в Истру-Иордан была своего рода попыткой приблизиться к святости через молитву иконе, в данном случае пространственной иконе.

Об этом проекте Никона и его последующей истории можно рассказывать часами и в бесконечных подробностях, но, когда пытаемся обобщить это явление, становится понятно, что идея пересоздания Святой земли была своего рода матрицей, тем стержнем, вокруг которого организовывались все другие формы духовной деятельности: архитектура, изобразительное искусство, литература ― по крайней мере, для средневековой традиции. Это был своего рода камертон духовной культуры, именно поэтому тема Новых Иерусалимов для всей традиции является важнейшей, хотя серьезное изучение ее только началось.

Над материалом работали

Читайте также

Внеси свой вклад в дело просвещения!
visa
master-card
illustration