Как описывает рождение времени мифология Древней Греции? Какие представления о вечности предлагает античный миф? И как сцена убийства амазонки Пентесилеи Ахиллом соединила в себе различные понимания концепции времени? Об этом рассказывает доктор филологических наук Гасан Гусейнов.

Что такое время? Время — это ответ на вопрос «Когда?» Это не длительность, не философская категория. Это ответ на вопрос «Когда?» И его дать иногда очень трудно, потому что на него можно ответить по-разному. Можно сказать «никогда» или «всегда». Вот эти две крайности, «никогда» и «всегда», говорят о том, что время является для нас загадкой и мы всю жизнь пытаемся эту загадку разгадать. До самого конца своего времени. И когда такая бескрайняя загадка стоит перед человеком, перед человеческим обществом, перед людьми, они на этот вопрос дают очень разнообразные ответы.

Рекомендуем по этой теме:
Из хаоса возникает бог Кронос. Он тезка времени, и этот бог начинает с того, что пожирает своих детей. Функция времени, поедающего человека, вообще-то хорошо понятна. Каждый человек считает морщинки у зеркала или седые волосы — отмеряет это время. И это мифологическое, изначальное время как время пожирающее в себе содержит еще один очень интересный элемент. Дело в том, что, когда мы внимательно смотрим на Кроноса, мы видим, что его главный атрибут и у древних греков, и в Новое время — это серп или коса. Нечто отрезающее, обрезающее. В данном случае оскопляющее Урана, заставляющее его остановить процесс воспроизводства, постоянного порождения богов.

Амазонка Пентесилея, которая пришла на помощь троянцам, сражается с Ахиллом. Ахилл убивает ее, протыкая своим копьем. И в то мгновение, когда он уже убил ее, она посмотрела ему в глаза, он заглянул в ее глаза, и они влюбились друг в друга. И вот этот миг, единственный миг влюбленности, перехода из жуткого, кровавого, пожирающего потока времени в вечность, описан греческим поэтом так, что не остается никакого сомнения в том, что наряду с этим потоком, уносящим нас куда-то, действительно есть представление и мечта о вечном. Как греки говорили, «от взгляда рождается любовь».