В XXI веке мы больше не понимаем под медиа только средства массовой информации и интернет. Медиасреда — это все пространство коммуникаций, которые окружают человека. Новые типы медиа повлияли на то, как мы общаемся, как мы производим, как потребляем, и даже на иерархию в современном обществе. Мы попросили экспертов рассказать о том, что мы понимаем под медиа и как новые цифровые технологии изменили нашу жизнь.

Как изменились медиа в XXI веке?

Когда мы говорим о современных исследованиях медиа, ключевым является понимание специфики той ситуации, в которой медиа сейчас оказались. Эта специфика определяется тремя основными факторами: цифровым типом кодирования, интеграцией и интеракцией, которые являются ключевыми сторонами современных медиа.

lapina-kratasyuk

Екатерина Лапина-Кратасюк

кандидат культурологии, доцент факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, заместитель заведующего Лабораторией историко-культурных исследований ШАГИ РАНХиГС, доцент МВШСЭН

Нельзя сказать, что современные медиа очень сильно отличаются от тех, что развивались в течение XX века. Фактически все процессы, которые мы наблюдаем сегодня, так или иначе были инициированы политическими, социальными, культурными процессами, которые проистекали в XX веке. Само определение «новые медиа» очень многими исследователями воспринимается скептически, потому что ничего особенно нового в этих медиа определить нельзя.

Если говорить о наиболее актуальных вопросах как в менеджменте, так и для тех, кто делает содержание медиа или изучает, это, безусловно, проблемы, связанные с тотальной интеграцией, с пересечением всех возможных границ и слиянием процессов и контентов содержаний. И на уровне содержания медиасообщений, и на уровне их производства, и на уровне их менеджмента.

Цифровой тип кодирования позволяет технически не различать содержание видео, текста и аудио. Все это для компьютера один и тот же тип. Поэтому те проблемы, которые были существенны для медиа в XX веке, то есть разные технические подходы к обработке тех или иных медианосителей, сегодня просто не существуют.

Другой тип интеграции — это стирание границ между создателем и потребителем сообщений. Поскольку цифровая технологизация позволяет фактически каждому быть создателем медиасообщений, границы между любителями и профессионалами стираются. Эта ситуация ставит совершенно новые исследовательские вопросы, которые решаются в рамках новых направлений. Например, Digital Humanities и Big Data Analytics.

Направление, которое представляет американский исследователь российского происхождения Лев Манович, называется Software Studies (одно из ответвлений Digital Humanities). В рамках этого направления Манович придает огромное значение компьютерной культуре. Он говорит, что огромное количество изменений связано с тем, что мы еще не осознаем того, насколько логика компьютерных программ проникла внутрь любого нашего медийного или культурного сообщения. Символические формы сегодня становятся интерфейсом для компьютерных программ. Перемещение акцентов на исследование этих процессов кажется Мановичу наиболее актуальным.

В рамках этих направлений мысли, связанных с технологическим детерминизмом, который разделяют не все исследователи, развиваются Digital Humanities и Public History. Понимание того, как не политическая ситуация, не социальная ситуация, а именно логика компьютерной программы влияет на содержание знания, оказывается сегодня одним из ключевых вопросов в данной области.

Что мы понимаем под медиа?

Человек — социальное животное. Но те пространства, в которых он сейчас живет, — это не просто физические пространства, их значительно больше, они интеллектуальные, конфессиональные, они глобальные. В этом смысле платформа коммуникации, которая позволяет этим сообществам существовать, принципиально важна для понимания.

zuev

Сергей Зуев

кандидат искусствоведения, ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук, декан Факультета государственного управления РАНХиГС, эксперт Совета Европы

Очень много современных жизненных проблем возникает из-за того, что у человека появляется множественная идентичность. Он, безусловно, принадлежит месту, но он одновременно принадлежит многому другому. Гармоничное совмещение одного и другого и есть вопрос современных медиа в широком смысле, если мы не сводим медиа к средствам массовой информации, а говорим о коммуникационных платформах и технологиях общения.

Медиа в узком смысле слова невероятно важны. Информационный поток пронизывает пространство, является эфиром, как сила гравитации. Так же как невозможно себе представить современный мир без гравитации, которую изучал Ньютон, невозможно представить себе современный мир без пронизывающих его линий силы, которые создают информационные потоки.

Когда я говорю «медиа», я не имею в виду только журналы, газеты, телевизор или интернет, при всей их важности. Медиа — это системная платформа. Как говорил Маршалл Маклюэн, «электронная деревня, в которой есть доступ к самым различным уголкам». Медиасреда не менее важна, чем среда географическая, культурная, языковая, в которых существует современный человек. Не понимая этого, боюсь, мы окажемся сугубо провинциальными субъектами, чего бы очень не хотелось.

Как цифровой мир изменил коммуникацию?

Мы с вами достаточно давно живем в цифровом мире. С середины XX века сфера медиа интенсивно развивается, она становится предметом изучения и предметом проектирования.

fetisov

Андрей Фетисов

руководитель программы Медиаменеджмент МВШСЭН, директор программ бакалавриата Института общественных наук РАНХиГС

Медиа я понимаю достаточно широко. Часто говорят, что медиа — это СМИ, но, на мой взгляд, это не совсем верно. В современные медиа входит много аспектов нашей социальной жизни, нашего социального действия. Это и городская навигация, и компьютерные игры, даже межличностные взаимодействия становятся опосредованно медийными средствами. Все это приобретает цифровой формат.

Речь идет не только о том, что цифровые технологии позволяют нам воспроизводить наши коммуникации, артефакты культуры, произведения искусства, книги и так далее, но и меняют наше сознание и способы работы. ХХ век дал нам новые технологии управления социумом, бизнесом, корпорациями и, к сожалению, сознанием. Это сочетание современных управленческих технологий и медиатехнологий создает совершенно новую реальность, которую часто называют виртуальной. Это реальность, где все возможно.

В этой области работает все больше людей. Если об управленцах говорят, что это метапрофессионалы, т. е. люди, которые владеют компетенциями из разных сфер и надстраиваются над группами людей, которые обладают экспертным и узким дисциплинарным знанием, то медиатехнологии и цифровой мир требуют еще более широкого спектра компетенций, чтобы ими управлять. Фактически речь идет о создании в современном мире класса продюсеров, которые работают не только с медийным контентом, но и с технологиями. Мы расширяем наши умения, навыки, виртуальный мир, и задача медиапродюсеров — строить интерфейсы взаимодействия отдельного человека или сообществ с виртуальным миром. Взаимодействие людей также осуществляется через медиа и требует интерфейсов.

В российско-британскую магистратуру Шанинки до 25 августа 2014 года идет набор по 9 направлениям: право, социология, Public History, международная политика, медиаменеджмент, Urban Studies, управление социокультурными проектами, практическая психология и менеджмент в сфере образования.