Как проанализировать изобразительность словесного текста? Когда в поэзии появилась предметность? Какие образы Булат Окуджава заимствовал из лирики Осипа Мандельштама? Об этом рассказывает филолог Гасан Гусейнов.

Поэтический язык сложился в предписьменную эпоху. Не только эпос, но и лирика появилась в Древней Греции задолго до того, как появилась письменность. Из этого есть одно очень интересное следствие. Оно состоит в том, что поэзия в гораздо большей степени опирается на описание вещей, предметов, иногда видимых, сделанных руками человека, иногда просто явлений природы. Это в литературоведении называется экфрасисом — описание чего-то замечательного.

Рекомендуем по этой теме:
Обычно внимание на такие предметы обращают на очень поздней стадии развития письменной поэзии. Но если мы посмотрим назад, то увидим, что такой предметности в самых ранних памятниках поэзии еще больше. Эта предметность может быть самой разной. Это может быть описание тонкой ткани, о которой у Гомера говорится, что она была такой тонкой, что ее можно уподобить тонкой луковой кожуре, которая бывает под тонким слоем сухой кожуры, но над толстым слоем самой луковицы. Это тончайшее описание ткани нас заставляет задуматься, как Гомер, эпический поэт, видит такую мелочь.

Слово нужно для того, чтобы пробудить у читателя зрение. Мандельштам создает изобразительную психограмму того, что мы на самом деле видим в этих зимних пригородах, когда мы из белого холодного сквозь мелькание приходим к огненному, к этому алому самовару в дом. Это проделывает поэт, и поэтому даже поэт письменной эпохи для нас — носитель волшебного знания и умения с помощью слова нарисовать картину, объясняющую мир.