Как учение Сергея Трубецкого повлияло на развитие философии XX века? Какова формула соборности? Почему не удастся канонизировать Ивана Грозного? Об этом рассказывает кандидат философских наук Алексей Козырев.

Докторская диссертация «Учение о Логосе в его истории» поставила Трубецкого в один ряд с ведущими античниками XIX — начала XX века. Это уникальная работа, где он проследил историю Логоса от Гераклита до Христа. Пятая глава называется «Христос»: Христос — это воплощенный Логос. Поэтому книга и вызывала негодование со стороны, в том числе епископов, которые говорили, как Трубецкой осмелился сравнивать Христа и Логос Гераклита. Но он был совершенно прав, потому что христианство не свалилось в буквальном смысле с неба, а стало логическим итогом и следствием многовекового развития культуры. Он показывал место христианства в развитии идей, в развитии культуры. И его подход очень нравился, к примеру, Александру Меню, который, когда писал книгу «Сын Человеческий», вдохновился именно учением о Логосе Сергея Николаевича Трубецкого.

Трубецкой замечает, что память не тождественна сознанию, что она возвышается над сознанием. В памяти есть не только то, что актуально присутствует в сознании, но и много того, что пережито не лично нами, но воспринято из предания ― родового, семейного, исторического ― и просто из языка, который в определенном смысле является таким археологическим аккумулятором коллективного опыта поколений. Память ― это феномен не индивидуальный, но соборный.

Трубецкой особым образом чувствовал природу общественного идеала. И не случайно его брат, Евгений Трубецкой, который был по преимуществу правоведом, ввел понятие «религиозно-общественный идеал», и это понятие стало работать как понятие правовое. Метафизика Трубецкого имеет выходы к социальности, к общественности. Его работа о сознании кончается метафизическим социализмом, то есть неким образом общественного устройства, где реализуется на практике братство людей, их переживание себя членами единого рода, единого целого.