Совместно с издательством «Языки славянской культуры» мы публикуем исследование лингвиста Анны Плисецкой «О языковых и риторических стратегиях выражения оценки у пользователей социальной сети Фейсбук» из сборника «Современный русский язык в интернете». В статье рассматриваются приемы, благодаря которым пользователи соцсетей выражают свое одобрение и неодобрение.

Введение

Возникновение глобального информационного пространства (World Wide Web) привело к созданию коммуникационной среды нового типа. Интернет-коммуникация, существующая в виртуальном пространстве, в англоязычной традиции получила название CMC — Computer-Mediated Communication (коммуникация, опосредованная компьютером). Термин восходит к знаменитому афоризму Маршалла Маклюэна «The Medium is the Message» (средство есть сообщение). Маклюэн полагал, что средство коммуникации (в его эпоху это было телевидение) «не столько отражает мир, сколько конструирует особое видение мира и изменяет реальность». Новая коммуникационная среда характеризуется виртуальным сближением участников речевого общения, находящихся на разных концах Земли, а также интерактивностью и «свертыванием» огромных объемов информации в единое киберпространство. По мнению исследователей интернет-дискурса, основной целью новых сетевых форм коммуникации, таких, как блоги, чаты, форумы и социальные сети, является общение как таковое, а не обмен информацией. Следовательно, можно говорить о реализации фатической (контактоустанавливающей) функции в этих речевых жанрах. Интернет-жанры создают иллюзию непосредственного общения, в то же время существуя в промежуточной плоскости между личным и публичным пространством. Наличие общего канала передачи информации, общей коммуникативной цели и единых условий общения позволяет говорить о системности интернет-дискурса, в частности, Рунета, а значит, о необходимости его дальнейшего исследования. Особый интерес с этой точки зрения представляет феномен социальных сетей, где каждое высказывание, будучи частным, становится публичным и — потенциально — предметом активного общественного обсуждения. Посты в социальных сетях оказываются одновременно индивидуальным и социальным высказыванием, а также ареной для самовыражения, политической площадкой, механизмом помощи людям и т. д. Многие исследователи отмечали, что в эпоху социальных сетей каждый становится «сам себе журналистом», публикуя на своей страничке, помимо личных впечатлений, наиболее значимые с его точки зрения новости, иллюстрации и комментарии. Пользователь социальной сети проявляет себя как «человек социальный», открыто или имплицитно выражающий свое мнение «с использованием многообразных средств интеллектуального или эмоционального воздействия». Именно поэтому пользователи оказываются участниками массовой коммуникации, которая, по мнению Н. И. Клушиной, активно поддерживает аксиологическую модель общества, транслируя принятую в том или ином социуме или в группе единомышленников и подписчиков систему ценностей, закрепляемых в массовом сознании с помощью оценочных номинаций. В эту аксиологическую систему входят моральные, нравственные, этические, эстетические, политические, идеологические и иные ценности, которые могут носить универсальный, этноспецифический, социоспецифический и индивидуальный характер. Таким образом, оценочный компонент оказывается ключевым в дискурсе социальных сетей. Работа посвящена некоторым языковым и риторическим особенностям выражения оценки в социальной сети Фейсбук. Несмотря на обилие ярких примеров оценки, статистически достоверное исследование социальных сетей затруднено тем, что информацию такого рода технически крайне трудно считать и систематизировать. Поэтому, проанализировав около 200 популярных постов в этой социальной сети, выбранных с опорой на рейтинги Лаборатории цифрового общества, занимающейся исследованием социальных сетей, мы можем пока говорить лишь о некоторых замеченных тенденциях. В социальной сети Фейсбук можно найти богатейший материал по теме, поскольку именно оценка лежит в основе всех вербальных и невербальных действий на этой площадке.

Рекомендуем по этой теме:
12053
ScienceHub #06: Компьютерная лингвистика

Графика

Речь идет о сознательных графических искажениях, или эрративах. По мысли М. Ю. Сидоровой, «ненормативный облик слова сигнализирует для адресата точку зрения автора: это не моя оценка, но многие тебя так назовут. Другой случай, когда грамотный в целом текст перемежается нарочитым искажением письменного облика слов, это сигнал: Я знаю, что вы со мной не согласитесь, что мое высказывание звучит здесь как чуждое» [Сидорова 2006: 42]. «Падонки», «красавчеги» и другие искаженные словечки, характерные для блогов в Живом журнале, встречаются, хоть и значительно реже, и в Фейсбуке, служа прежде всего маркером иронического отношения автора к описываемым им персонажам и явлениям, как, например, в не самом популярном посте от 30.09.2013 известной журналистки и правозащитницы Ольги Романовой, имеющей 4984 друга в Фейсбуке (на 1.10.2013 76 лайков и всего 6 перепостов):

Айайайай. Занемог товарисч Овечкин, снервничал, наверное. И мандат не сдаёт, болезный. Нельзя его судить, сообщает нам восхитительная Аврора Римская. Полагаю, жрица.

Этот пост, как и большинство постов социально-политической тематики в Фейсбуке, стал реакцией на свежий новостной повод — отказ экс-спикера Приморья, обвиняемого в коррупции, принимать участие в следственных действиях (по причине болезни), и сочувственное отношение к этому члена Следственного комитета России Авроры Римской. Еще одна графическая особенность, чаще встречающаяся в популярных постах Фейсбука, — написание слов прописными буквами, как, например, в посте, занявшем второе место в рейтинге самых популярных авторских постов в Фейсбуке в период с 13 по 20 сентября (на 1.10.2013 9086 перепостов). Вот фрагмент поста:

ЗНАТЬ ВСЕМ!!! Распечатайте и положите в бардачок! Вас просят открыть капот, багажник или двери автомобиля Рекомендация: — Попросить инспектора предъявить служебное удостоверение, пункт 2.4 ПДД (зафиксировать его данные)

— После того как инспектор предложил вам открыть капот, багажник или двери автомобиля, вежливо попросите его составить протокол досмотра (ст. 27.9 КоАП)

И ПРИГЛАСИТЬ ДВУХ ПОНЯТЫХ. Причем, совсем не важно, происходит это на стационарном посту или в глухих степях. В главе 2 ПДД «Обязанности водителя» это не указанно как обязательное исполнению, лишь просто по устному требованию инспектора.

Этот прием некоторые пользователи Фейсбука критикуют за навязчивую оценку, тем не менее, он встречается довольно часто.

Словообразование

Большую оценочную нагрузку в русском языке традиционно несут суффиксы и префиксы, и Фейсбук — не исключение: здесь все эмоции заострены и подчас сознательно поляризуются. Яркий пример — пост известной писательницы Т. Н. Толстой о нищих и попрошайках, занявший шестое место в июльском рейтинге популярности (1123 лайка, 94 перепоста на 1.10. 2013). Приводим фрагменты, наглядно демонстрирующие обыгрывание различных словообразовательных моделей для выражения оценки:

Одна, хроменькая, как-то стояла с детской колясочкой, в которой никого не было, — так, тряпки. Есть одна бабка — крепкая, в сапогах «резиновые с золотом», любит располагаться у моего подъезда, прислонившись к водосточной трубе. Весь попрошайнический бизнес построен на желании человека быть хорошим. «Совестью» при этом, повторяю, называется не жалость к нуждающемуся (ребенку, гибнущему у всех на глазах, в данном случае), а приятное чувство собственной хорошести.

Лексика

Фейсбук вслед за Живым журналом и Твиттером оказал влияние на лексический состав современного русского языка: здесь и появление новых заимствованных слов: «лайк», «забанить», «френд», «зафрендить», «троллить», «от/расфрендить», «перепост», «репост» и др.; и намеренная тавтология («адский ад»), обилие экспрессивной лексики и сленга, и изменение лексической семантики слов: так, система оценки постов и комментариев к ним устроена в Фейсбуке таким образом, что выражение «мне нравится» может использоваться в негативном контексте, обозначая лишь солидаризацию с позицией автора. Злободневностью Фейсбука определяется и обилие неологизмов, зародившихся зачастую благодаря постам и перепостам (см. знаменитый проект «Слово года», куда регулярно попадает множество актуальных слов и словосочетаний, по которым можно писать историю новейшей России). Кроме того, изначально нейтральное слово «перепост» приобретает сильный оценочный компонент. Наконец, публичное размещение и постоянное копирование в Живом журнале и в социальных сетях, таких, как Фейсбук, текстов специальной тематики ставит под вопрос традиционное представление об авторском праве — отсюда сопровождающие перепост реплики «утащу» и «украду», имеющие ярко выраженные положительные оценочные коннотации.

Еще одной особенностью лексики социальной сети Фейсбук стала дисфемизация, обилие ненормативной, деструктивной лексики, и преобладание открытой «полярной» оценки (прекрасно, отвратительно, офигели, с*ки и т. д.). Важно также, что в социальных сетях визуальный ряд зачастую преобладает над вербальным — публикуется фотография, видео, картинка или открытка, собирающая множество «лайков». Многие пользователи Фейсбука отмечали, что выложенные ими фотографии или картинки получают намного больше лайков, чем серьезные посты и перепосты. В виртуальном мире, являющемся симулякром подлинных чувств и непосредственного общения, яркие краски и живые лица на фотографиях и искрометные шутки открыток приобретают особую ценность. Изображение может быть аллюзивным, апеллируя к прецедентным текстам, и вызывать у пользователей целый ряд созвучных ассоциаций, как, например, занявшая первое место в рейтинге самых популярных авторских постов в Фейсбук за 19–26 сентября 2013 года по версии Лаборатории цифрового общества открытка с кадром из фильма «Собачье сердце», где Шариков пирует с рабочим классом. Подпись к открытке гласит: «Етить твою мать, профессор! Иди сюда, мы тут РАН реформируем!» (414 лайков, 1055 перепостов на 1.10.2013). Таким образом, текста в сообщении может вообще не быть или автор может ограничиться одной лаконичной фразой. Другой вариант — фотографию сопровождает биография героя или эпизод из личной жизни, что, само себе иногда будучи и безоценочным, служит катализатором сильнейшей эмоциональной оценки, выраженной либо действием («Мне нравится»), либо множеством комментариев.

Рекомендуем по этой теме:
389
Приглашаем авторов-учёных

Виртуальный выплеск отрицательных и положительных эмоций — важнейшая функция социальных сетей, вот почему прямая оценка здесь преобладает над косвенной, нередко сопровождаясь речевой агрессией: в большинстве постов и комментариев Фейсбук чаще встретишь: мерзавцы, достали, жесть, замечательно, чудо, чем более завуалированную и тонкую оценку через сравнение, как, например, в недавнем посте лингвиста И. Б. Левонтиной от 30.09.2013 (620 подписчиков, 95 лайков, 42 перепоста на 1.10.2013):

Есть старый анекдот про холостяка, который жалуется, что совершенно не может пользоваться поваренной книгой. — Почему? — Да там все рецепты начинаются со слов «Возьмите чистую кастрюлю». вот та же фигня с подписанием писем: начинаются со слов «Уважаемый Владимир Владимирович».

И все же в Фейсбуке есть место не только речевой агрессии, но и тонкой языковой игре, и непрямым высказываниям, и имплицитной оценке — не только через сравнение, как в приведенном выше примере, но и через цитату, аллюзию, как мы видели на примере открытки, и через метафорическую концептуализацию действительности. В качестве примера приведем яркую театральную метафору Т. Н. Толстой, завершающую уже упомянутый пост про нищих:

Мошенники прекрасно это знают и разрабатывают отличные сценарии для вас, золотые сердца. Вы сами спонсируете воровской ГИТИС, кризиса он не боится.

Грамматические формы: настоящее историческое

Для создания иллюзии диалога и придания своему посту статуса живого анекдота, непосредственного высказывания пользователи Фейсбук активно употребляют так называемое «настоящее историческое» при описании интересных историй, которые с ними произошли. Так, например, поступает писатель Александр Иличевский в своем популярном июльском посте о невежестве современной молодежи:

Выезжаю на велике на Маяковку, идет по тротуару девица, которая явно направляется на свидание и ей по телефону объясняют, куда. Она: Да не вижу ничего такого. Вон памятник чуваку какому-то стоит. Да я откуда знаю? Чуваку какому-то. И впервые в жизни меня вот от подобного перекрыло. Я: Это, девушка, Маяковский. Она: Чувак этот какой-то Маяковский, мне подсказывают. А чувак какой-то на велосипеде. Откуда знаю. Ты сам спроси. Извините, а Маяковский этот кто? — Царь новый, — отвечаю я и жму педали, чтобы услышать: — Слышь, это царю памятник. Памятник царю спрашивай. Кажется, это уже не «в ожидании варваров», напротив — дождались.

Синтаксис и пунктуация

Инверсия (ср. люблю очень), односоставные и неполные предложения, эллипсис и парцелляция призваны воспроизвести стиль живого и непринужденного разговора; авторская пунктуация соседствует с многочисленными вопросами, восклицательными знаками и многоточиями. Пример инверсии находим в начале поста известного публициста Дениса Драгунского от 29 сентября:

Рекомендуем по этой теме:
11390
Проблема многозначности слов
УЖАСНО БЫВАЕТ СМЕШНО ВИДЕТЬ В ЛЕНТЕ ТАКОЕ

Покажем другие названные особенности на примере фрагмента поста еще одного известного писателя — Бориса Акунина — он получил первое место в июльском рейтинге:

Увидел в фейсбуке прекрасную картинку, которую все с удовольствием перепощивают (на коллаже — классики русской и советской литературы, выглядящие как супергерои, и подпись: «Неудержимые», — А.П.) Ничего себе портрет получается, да? Male chauvinist pig, похабник и антисемит Антон Павлович Чехов. Что же, мы все — жертвы мифа? И как, спрашивается, с этим жить дальше? А очень просто. Жить и радоваться.

Риторические стратегии

Мы уже упоминали о графических выделениях, о преобладании открытой оценки, о речевой агрессии и повторах. Все это создает стратегию поляризации аудитории, деления ее на «своих» и «чужих»:

Френды! Кто не пошел на выборы, расфрендитесь сами! (Александр Лифшиц, 8 сентября)

Крайне агрессивен пост Альфреда Коха от 25 июля, обращенный к противникам Навального (лексика, орфография и пунктуация оригинала сохранены):

Когда ваши голоса на х… никому были не нужны, вы отдавали их направо и налево. За Прохорова, за Миронова, даже были такие суперлиберальные оригиналы, кто на последних выборах призывал голосовать за Зюганова и Жирика. Теперь же когда ваши голоса понадобились, вы надуваете губки и начинаете набивать себе цену. А вот мне это не нравиться, а вот здесь бы бантик приделать, а вот здесь по голубенькому розового пустить…

Важнейшей риторической фигурой в Фейсбуке остается антитеза: на прямом и заостренном противопоставлении хорошего и плохого, друзей и врагов, своих и чужих, добра и зла, прошлого и будущего, правильного и неправильного, правдивого и лживого. Такая эмоциональная и упрощенная картина мира оказывается удобной для человеческого восприятия и позволяет сформировать виртуальные круги единомышленников. Антитеза соседствует с терминами, определениями, иногда «ярлыками», как в упомянутом выше посте Акунина про «другого Чехова»:

Биография Чехова — это поразительная история о том, как юнец из Таганрога, выросший в убогой лавочнической среде, с курицей-матерью и пошлейшим папашей, мелким домашним тираном, со всеми привычками и родовыми приметами гнусного мещанского быта, за свою короткую жизнь проделал огромный (ничего, если я скажу аристономический?) путь и скинул с себя всю изначальную шелуху, и стал тем Антоном Павловичем Чеховым, которого мы совершенно справедливо назначили себе «иконой интеллигентности».

Был таким: (фотография молодого Чехова, А. П.)

Стал таким: (фотография зрелого Чехова, А. П.)

В этом фрагменте преобладает оценочная лексика: здесь мы видим и навешивание ярлыков, и антонимы, и метафору, и окказионализм. Предлагается противопоставить и визуальный ряд: автор навязывает пресуппозицию, согласно которой на фотографиях изображены два разных человека. Навязывание пресуппозиции, иногда невольное, — еще один характерный прием, позволяющий склонить аудиторию Фейсбука на свою сторону. Так, в самом начале поста Акунина Чехову приклеивается ярлык «Икона интеллигентности»:

Увидел в фейсбуке прекрасную картинку, которую все с удовольствием перепощивают:

— и что-то вдруг задумался о нашей «иконе интеллигентности» Антоне Павловиче Чехове.

Риторическая стратегия «навешивания ярлыков» активно используется и в политических дискуссиях на Фейсбуке, способствуя поляризации общества: совок, фашист, предатель, белоленточник, либераст, толераст, кремлеботы, кремлетролли, оппа, кровавая гэбня, путиноиды и т. д. Риторическая стратегия иронического остранения присутствует во многих процитированных постах. Частотен такой прием, как антифразис — употребление слов в противоположном значении, как, например, в посте известного публициста Дениса Драгунского от 29 сентября 2013 года:

УЖАСНО БЫВАЕТ СМЕШНО ВИДЕТЬ В ЛЕНТЕ ТАКОЕ: «На „Снобе“ потрясающий текст о смысле мужчины в жизни женщины и о смысле женщины в жизни мужчины! Мастрид! Читайте все!!!» Ага. После «Анны Карениной», «Идиота», «Дамы с собачкой», «Крейцеровой сонаты», «Темных аллей», «Дара»… После «Утраченного времени», «Саги о Форсайтах», «Чумы», «Семьи Тибо». После Фолкнера, Теннесси Уильямса, Миллера… После Фрейда, наконец… Да ну их всех! На «Снобе» вам сейчас всё объяснят про мужчину и женщину!

Ирония в этом посте сочетается с такими тропами и фигурами, как гипербола и доведение до абсурда.

Еще одна стратегия, популярная в Фейсбуке, — стратегия императивности: друзьям, френдам и подписчикам объясняется, как обстоят дела на самом деле и как нужно поступать, другая точка зрения не принимается и встречается агрессией. Мы уже видели подобную стратегию в посте Альфреда Коха, яростного сторонника Навального. Наконец, короткие реплики или отсутствие реплик, анекдоты и каламбуры, распространение информации без комментариев или с кратким словом «перепост», более активная положительная оценка картинок и фотографий — все это реализует стратегию минимализма: в практичную и быструю эпоху дефицита эмоций картинки и кнопки «Нравится» и «Поделиться» оказываются ценнее слов. Наконец, само название поста «статус», риторическая структура странички (разделы «хроника» и «информация») способствуют реализации стратегии самопрезентации, где каждый сам себе работодатель или соискатель, активист, журналист, политик.

Заключение

Исследование носит предварительный характер. Мы постарались выявить основные средства выражения оценочности и увидели, что промежуточное положение сети Фейсбук как средства частного общения и социально- политического публичного взаимодействия определило языковые и риторические способы выражения оценки у ее пользователей. Тенденции, обнаруженные нами в текстах этой популярной сети, отражают наметившиеся дискурсивные тенденции в функционировании бытового и публицистического стилей. Нарочитая, акцентированная, деструктивная или экзальтированная, полемически заостренная оценка позволяет «сетевому человеку» выплеснуть свои эмоции, разрядиться, создать иллюзию живого общения. Навешивание ярлыков, речевая агрессия и навязываемая пресуппозиция свидетельствуют о низкой культуре публичной дискуссии и низком уровне речевой культуры в современном обществе. С другой стороны, ирония, метафоры, языковая игра и большое количество неологизмов свидетельствуют о развитии живой, демократичной, свободной языковой стихии, а также о способности некоторых пользователей сделать свой частный пост ярким, убедительным, общественно значимым идеологическим высказыванием.