Дислексия — это неспособность научиться читать. С первого взгляда может показаться, что ее причина — проблемы в семье, плохой учитель, плохая школа или просто ребенок не очень способный, но это не так. Существует частичное нарушение способности к обучению, при котором вы не можете научиться читать так же быстро и хорошо, как освоить другие навыки. Это очень специфическая проблема, и люди всегда относились к ней с подозрением: почему она связана именно с чтением? Ведь чтение появилось только 3000 лет назад, а всеобщая грамотность распространилась всего 100 лет назад, не больше, — даже сейчас есть неграмотные люди. Откуда взялось расстройство, связанное с особенностями мозга, влияющее только на способность к чтению?

. Но на самом деле, если вы сложите их вместе, вы не получите «кот» — это очень искусственный способ разбивать речь на звуки. В языках, где письменность неалфавитная, этой проблемы не возникает, дислексия специфична только для языков с алфавитом. Если вам тяжело соотносить отдельные звуки с буквами, то будет очень трудно научиться читать и правильно писать: для вас вся алфавитная система будет невразумительной.

Рекомендуем по этой теме:
23176
Почему люди стали разговаривать?

Ребенок не может прочитать, например, слово «лев», и учитель пытается ему помочь и повторяет: [л], [л]. Ребенок может внезапно сказать: «Тигр!», потому что для него взаимосвязь между этими звуками и буквами настолько маленькая, что подсказка никак не поможет. Другой ребенок, возможно, услышит эту подсказку — [л] — и правильно прочитает слово «лев». Именно эта сложность лежит в основе дислексии и дает нам возможность понять, как в целом мы овладеваем речью и почему у 95% населения такой проблемы нет, а у 5% есть. Кроме того, есть спектр от тяжелой выраженности дислексии до мягкой: некоторым детям чтение и письмо даются невероятно сложно, и для овладения этими навыками им нужны годы упорного труда.

Часто люди с дислексией считают себя безнадежно глупыми и в конце-концов смиряются с этим, хотя это вовсе не обязательно так. Дислексия влияет на судьбу ребенка, часто приводит к проблемам с поведением, вынуждает бросить школу.

Если посмотреть на проблемы с выделением звуков, можно понять нейрологические основы дислексии. Для оценки этих проблем разработаны тесты фонологических навыков. С буквами алфавита соотносятся конкретные фонемы, искусственно выделенные звуки, и есть, например, такой тест: повторять недлинные, но сложные бессмысленные слова. Люди с дислексией не справляются с этой задачей. Другой тест — поменять местами первые звуки слов. Возьмем пару слов, например «лимон» и «корзина»: вам нужно поменять местами первые звуки, так что получается «кимон» и «лорзина». Для людей с дислексией это невероятно сложно, но есть и те, кто выполняет это задание, просто очень медленно.

Это очень чувствительный к сложностям с фонологическими навыками тест, и с помощью него можно диагностировать дислексию даже у тех, кто не подозревал о ее наличии, например, у взрослых, которые жалуются, что в школьные годы не были сильны в орфографии. В мозге действительно есть несколько связанных между собой областей, которые по-другому активируются, когда такие люди выполняют эти задания. Дислексия позволила нам узнать больше не столько о чтении и литературе, сколько о речи и том, как мы ее обрабатываем.

В английском языке очень интересно правописание, потому что звучание и написание слова могут мало соответствовать друг другу. Возьмем, например, слово cough («кашель»): оно пишется не «kaf», а «cough». Если вы дислексик, для вас будет огромной проблемой это запомнить. Кроме того, если у вас есть «ough», это не всегда читается как [of], иногда это может читаться как [au], так что произношение может очень сильно меняться. Вот почему в английском языке, где бы на нем ни говорили и где бы его ни изучали, дислексия всегда будет очень ярко выражена. В языках, где система правописания прозрачна и легко соотносится со звуками, дислексия намного менее очевидна.

Мы проводили исследования с носителями итальянского языка. Итальянский — прекрасный язык с очень прозрачной системой: такие слова, как Mi-la-no или sa-la-mi, состоят из пар «согласный — гласный», «согласный — гласный», и разделять их на фонемы очень просто. Поэтому дислексик-итальянец научится читать и писать намного быстрее, чем человек с таким же заболеванием, но из англоговорящей страны.

Причины дислексии как проблемы с фонологическими навыками — генетические, она очень хорошо наследуется. В той же Италии можно найти людей с этим заболеванием, хотя по описанным выше причинам у них может и не быть проблем с чтением. Но если проблем с чтением нет, стоит ли называть людей дислексиками? Основанием для этого служит наличие сложностей с чтением при помощи алфавита: даже итальянские дети с дислексией учатся читать медленнее, чем остальные. Таким образом, на то, насколько ярко выражена эта проблема, влияет культура, окружающая среда. Интересно, что биологические эффекты универсальны и не зависят от языка, а культурные разнятся: будут ли у вас проблемы с письмом и чтением или нет — зависит от вашего родного языка.

Это перевод материала нашего англоязычного издания Serious Science. Послушать оригинальную версию лекции Уты Фрит можно по ссылке. За перевод благодарим Ирину Линеву.