Нобелевскую премию по экономике присудили Ричарду Талеру из Чикагского университета за вклад в изучение поведенческой экономики.

Талер был одним из первых экономистов, кто не только понял, что люди ведут себя не так разумно, как написано в стандартных экономических учебниках, но и стал в явном виде использовать это знание сперва в теоретических моделях, а затем и при выработке мер экономической политики. Наука может помочь подтолкнуть людей к правильному для них поведению. Это нетривиальное заключение легло в основу книги «Подталкивание (Nudging): улучшение решений по поводу здоровья, богатства и счастья».

Система подталкиваний работает, это не вызывает сомнений. Хотя либертарианская позиция состоит в том, что человек должен думать самостоятельно и решать собственным кошельком (тогда неправильно принятые решения будут сами отвергаться рынком), но эффективность вступает в противоречие с соображениями справедливости и гуманизма. Поэтому большинство людей из разных стран соглашаются, что подталкивание — это правильная вещь, которая облегчает жизнь людям. Возникают Nudge units — государственные организации, которые разрабатывают технологии такого убеждения в разных ситуациях.

Рекомендуем по этой теме:
27735
Поведенческая экономика

Например, в Великобритании есть налог на автомобиль. Чтобы заставить его платить в срок, можно написать универсальное письмо: «В прошлом году 45% ваших соседей заплатили налог вовремя» — и кого-то это заставит платить налоги аккуратнее. Еще больше помогает информация, что такие машины могут быть эвакуированы и арестованы. Но лучше всего работает третий метод — автовладельцу присылают фотографию его машины с комментарием: «Вашу машину арестуют, если вы не заплатите налог».

Механизм такого приема очень прост: вещь, которой мы обладаем, в известном смысле становится продолжением нас самих и имеет для нас бо́льшую ценность, чем такая же вещь, которая еще только лежит в магазине на полке. В этом суть эффекта наделенности (endowment effect), обнаруженного Даниэлем Канеманом, Джеком Кнетчем и самим Талером. В более общем смысле наше сознание воспринимает мир не таким, каким он представляется объективному наблюдателю, но субъективно, с личной точки зрения. Именно основываясь на этой последней, человек принимает решения, руководствуясь своей собственной системой отсчета, мысленной бухгалтерией (mental accounting). Понимая, как устроена эта бухгалтерия, людей можно побудить соблюдать правила дорожного движения, откладывать на собственную пенсию, принимать тяжелые, но жизненно необходимые решения — словом, влиять на наше поведение в наших собственных интересах, что и составляет суть подталкивания. Талер ввел эти понятия в литературу, разработал понятийный аппарат для подобных исследований и для их применения на практике, за что по совокупности и получил Нобелевскую премию.

Современную поведенческую экономику можно считать экономическим мейнстримом: вся ее специфика заключается в предмете, но не в методах. Несмотря на определенный исторический скепсис, ведущие экономические ассоциации и конгрессы считают ее полноправной областью исследований — в одном ряду с макроэкономикой, эконометрикой, экономической теорией или экономикой труда. Однако премия Талера — первая награда, присужденная собственно за поведенческую экономику. Ранее Нобелевскими премиями уже отмечались поведенческие экономисты: Жан Тироль, Джордж Акерлоф, Роберт Шиллер, еще раньше — Рейнхард Зельтен и Герберт Саймон. В 2002 году Нобелевскую премию по экономике вручили многолетнему соавтору Талера Даниэлю Канеману и Вернону Смиту. Но Канеман — чистый психолог, а не экономист, тогда как Смит, напротив, занимается чистой экспериментальной экономикой, или изучением экономических институтов экспериментальными методами, что весьма далеко от психологии принятия решений.

Талер — один из основателей поведенческой экономики, который давно находится в списке потенциальных лауреатов. Некоторым сюрпризом стало то, что он получил премию один, ведь в ряду современных поведенческих экономистов есть не менее авторитетные исследователи, такие как Колин Камерер, Мэттью Рабин, Джордж Левенштейн, Эрнст Фер. Но Талер в этом ряду первый среди равных — как по возрасту, так и по общим заслугам и авторитету (неспроста именно он был экономическим советником бывшего американского президента Барака Обамы). Так что его Нобелевская премия — это признание как его собственных заслуг, так и вклада поведенческой экономики в понимание того, как мы принимаем решения.