Экономист Олег Шибанов — о надежде разработчиков криптовалют покончить с государственной монополией на деньги. ПостНаука продолжает рассказывать о новых технологиях и последствиях в проекте «Банк знаний», созданном совместно с Корпоративным университетом Сбербанка.

Роль биткоина и криптовалют как «убийц» центральных банков, пожалуй, преувеличена. Криптовалюты стоит считать важным прецедентом, но пока совсем небольшим. Капитализация биткоина в августе 2017 года прошла отметку в $65 млрд — не столь огромная цифра, если мы сопоставим ее, например, с $18 трлн ВВП США по итогам 2016 года или около $100 трлн совокупного объема стоимости мировых денежных единиц. Когда смотришь на эти цифры, понимаешь, что инвестиции в криптовалюты дают все-таки не слишком много пространства «для маневра». Если вы, например, управляющий активами, вы можете задумываться о биткоине как о небольшой, «развлекательной» составляющей вашего портфеля: вы вкладываете в биткоин не больше 1% активов в ожидании прогнозируемого роста.

Рекомендуем по этой теме:
21807
Криптовалюты

Именно из-за того, что проникновение биткоина и криптовалют в реальную экономику пока имеет небольшие масштабы, нельзя говорить о том, что они бросают вызов центральным банкам. Скажем, в России не слишком много мест, где можно расплачиваться биткоином. Распространение криптовалют сдерживается в том числе законодательными ограничениями, принятыми в разных странах. При этом видна тенденция дальнейшего ужесточения регулирования. SEC уже приравняла криптовалюты к активам: американский регулятор считает правильным рассматривать их не как обычные валюты, а как акции или облигации. Власти же Сингапура, напротив, рассматривают криптовалюты как средство расчета, а не актив. Так или иначе, то, что криптовалюты получают признание регуляторов, означает, что «вызовом» для центральных банков они не станут. Они уже начинают встраиваться в общую финансовую систему, ее традиционные игроки, разобравшись с позицией регулятора, будут готовы работать с ними. Так что криптовалюты изменят способ взаимодействия с потребителем финансовых услуг, но не изменят их сути — все процессы трансформации будут идти под контролем центральных банков.

Представим себе ситуацию, что представители некоторых стран, еще не закрепивших регулирование криптовалют, решают создать свою собственную независимую криптовалюту. Каково ее будущее? Думаю, что, помимо технологических аспектов — как распределенной системе обеспечить обороты криптовалюты потенциальным объемом в триллионы долларов, — есть вопрос опять же ее глобального распространения. Его не удалось добиться, например, китайскому юаню (по данным SWIFT, его доля в общем объеме расчетов на глобальном рынке лишь около 2%), а ведь это все-таки валюта второй крупнейшей экономики мира, власти Китая предпринимают огромные усилия для укрепления юаня в качестве международной валюты. Удастся ли добиться больших результатов криптовалюте, выпускаемой не одним государством, а анонимной группой людей, инициирующих проект, о котором мы говорим? На мой взгляд, маловероятно, что такая криптовалюта станет способна занять в мировом объеме транзакций действительно большое пространство. Она столкнется с ограничениями в отдельных странах со стороны регуляторов, которые будут присматриваться к новой криптовалюте и чувствовать недовольство по поводу того, что кто-то, помимо них, определяет денежно-кредитную политику на территории их государств.

Еще один фактор, доказывающий, что возможностей победить центральный банк у каких-либо криптовалют будет очень мало, — жесткая политика регуляторов в отношении вывода капитала через биткоин (мы наблюдали это, скажем, на примере действий китайских регуляторов в конце 2016 года). Государства отлично понимают: если у вас есть ограничения на «утечку» капитала из национальной экономики, они должны распространяться на весь спектр инструментов, доступных в рамках страны. Так что я думаю, что регуляторы своей власти криптовалютам отдавать не захотят. В общем-то это нормально: именно они отвечают за финансовую стабильность страны и развитие ее экономики в целом.

Но вот во что я очень верю, так это в то, что центральные банки будут эмитировать свои криптовалюты: они уже сегодня делают шаги в этом направлении, обсуждают разные модели. Центральный банк, который управляет денежной базой в стране и выступает в роли «расчетного центра» для коммерческих банков, может осуществлять расчеты через блокчейн-инфраструктуру. Тогда у регулятора появляется возможность влиять не только на денежную базу, как это сложилось исторически, а на «денежную массу» в кошельке каждого жителя страны — фактически через его мобильное приложение. Этот процесс перехода, очевидно, связан с уменьшением оборота наличных (его поддерживают в основном потребительские операции). Наличные (по данным ЦБ, в России около 8,5 трлн рублей по состоянию на апрель 2017 года) препятствуют эффективной денежно-кредитной политике, и государства давно ищут способы постепенно отказываться от банкнот и монет, в том числе чтобы снизить число мошенничеств. Переход операций центрального банка на мобильные платежи и блокчейн (не на блокчейн биткоина — он вне зоны контроля центрального банка) — отличный выход. Попытки приблизиться к этому уже есть: в Дании центральный банк запустил приложение Danske Bank MobilePay — сегодня оно установлено на девяти из десяти смартфонов, у него около 3,6 млн постоянных пользователей, совершивших к 15 августа 2017 года суммарно более 422 млн транзакций. В Швеции через похожее мобильное приложение Swish проходит более 100 млн транзакций ежегодно. ЦБ Швеции хотел бы полностью перевести Swish на блокчейн. В России тестирование блокчейна для банков, «Мастерчейна», идет под управлением Банка России, и первые операции уже проведены.

Подобный переход будет означать большее удобство расчетов для людей (даже в сопоставлении с обычными картами издержки на расчетные операции ниже), но есть вопросы анонимности. Участники системы блокчейн анонимны, они выступают как узлы сети, но содержимое кошельков и потоки между ними прозрачны и общедоступны. Думаю, с ростом объема транзакций в подобной системе постепенно будут появляться возможности связать данные о транзакциях и данные о владельцах кошельков. Поэтому в эпоху блокчейн-валют центральных банков, по всей видимости, прозрачность финансового сектора и экономики в целом для государства, к сожалению или к счастью, сильно вырастет. Все следят за экспериментами в Скандинавских странах, Южной Корее и Сингапуре по переходу на ЦБ-валюты. Думаю, нам будет из чего сделать выводы.