Нобелевскую премию по литературе 2016 года «за создание нового поэтического выражения в рамках великой американской песенной традиции» получил музыкант Боб Дилан. Мы попросили прокомментировать это событие доктора филологических наук Гасана Гусейнова.

Можно сказать совсем просто: литературную премию члены жюри дают с одной-единственной целью — побудить как можно больше людей перечитать или послушать то, что их самих захватило сейчас, сегодня, на этой неделе. В выборе 2016 года есть признаки чуда. Лауреат — классик мировой поэзии ХХ века, не просто сопровождавший своими песнями мирные революции этого ушедшего века, но и ставший таким же символом антропологического сдвига общества в сторону человечности, какими были The Beatles, или Станислав Лем, или «наш» Владимир Высоцкий. Сейчас миру угрожает сдвиг в другом направлении, и Нобелевский комитет очень чутко на это реагирует, и не первый год.

Дело в том, что есть литературные события: публикация какой-нибудь книги, появление какого-то стихотворения или песни. Получение кем-то «Грэмми», даже на протяжении многих лет, само по себе событием не является. А вот песни, которые сопровождают мир все эти годы, событием являются. Премия — это знак состоявшегося события, который имеет некоторый шанс стать самостоятельным событием. Боб Дилан вроде бы в прошлом, получил награду по совокупности заслуг. Но есть все-таки событие — наше, современное событие, которое волнует сейчас всех, включая и комитет Нобелевской премии, — это угроза войны, с которой выступают люди, наделенные властью в нашей части света. И в каких-то случаях эта угроза уже просто реализуется, а в каких-то случаях нам просто рассказывают, что война предстоит. И даже смакуют ее возможное скорое начало. Нобелевский комитет отвечает именем и стихами Боба Дилана, певца второй половины XX века, на угрозу войны.

Не надо думать, что литература, литературное влияние, литературная сила — это обязательно какая-то крупная проза, это обязательно какое-то значительное произведение, как, например, лауреат прошлого года Светлана Алексиевич, Солженицын или Сол Беллоу, Пастернак, Шолохов и так далее. Вовсе нет: это может быть «песенка», как говорил Булат Окуджава. Это может быть по форме совсем незначительное произведение. А это и есть тот случай, с которым мы сегодня столкнулись. И поэзия Боба Дилана — да, политическая.

В этой ситуации чрезвычайно интересно и то, что лауреат — американский поэт и певец. Сегодня мы так много и часто слышим антиамериканские высказывания, что многие думают о США не иначе как о стране авианосцев или о самой могучей в мире армии. Но США — это также страна, которая давала, дает и поддерживает в людях надежду на разум. Эта очень рациональная страна, и вера в эту страну тоже велика. То есть я бы увидел в этом вручении Нобелевской премии еще и какой-то выпад против той части североамериканского общества, которая голосует за Трампа. Но это — поэтический ответ на кризис, в котором пребывает и американское общество. То есть это сигнал из нейтральной Швеции и из 1960-х годов, из эпохи молодежных, сексуальных и идейных революций.

«That wild, thin mercury sound» прозвучал страшно вовремя. Боб Дилан для Нобелевского комитета — это соломинка, за которую люди в Стокгольме ухватились, чтобы перекричать милитаристский рык, раздающийся над нашим полоумным полушарием.