Рекомендованная подборка книг поможет узнать о становлении археологической традиции на Кавказе, первых раскопках, экспедициях и найденных артефактах, раскрывающих особенности исторического и культурного развития Чечни, Дагестана и Грузии.

1

Мунчаев Р. М. Кавказ на заре бронзового века: неолит, энеолит, ранняя бронза. М.: Наука, 1975.

Книга давно стала легендой, достаточно лишь сказать, что по этой монографии мои японские коллеги изучали русский язык. Из исследования можно узнать, как жили люди на Кавказе в те далекие времена, когда шумеры изобретали письменность и строили первые города. Оригинальные археологические культуры эпохи ранней бронзы на Кавказе не привели к образованию классов и первых государственных образований, как в Месопотамии, но были близки к этому, находясь на предцивилизационной ступени развития. Автор пытается ответ на вопрос, на каких языках говорили народы, населявшие Кавказ в III тыс. до н. э., рассказывает об оригинальном металлургическом производстве и природных катаклизмах, приведших к повсеместному упадку интереснейших культур.

2

Куфтин Б. А. Археологические раскопки в Триалети. Опыт периодизации памятников. Т. 1. Тбилиси: Издательство АН Грузинской ССР, 1941.

Борис Алексеевич Куфтин личность неординарная. В школьные годы, собирая ботанические коллекции, пешком прошел от Аральского моря до Ташкента. Позже увлекся этнографией. К 1929 г. стал одним из ведущих этнографов, создав специальную методологию для совместной работы этнографов и археологов, но был признан «буржуазным специалистом» и официально отнесен к «группе идеологов либеральной буржуазии», которым ставилось в вину «некритическое восприятие буржуазного наследства». Ученый был обвинен в контрреволюционной деятельности и выслан на Север (г. Вологда) сроком на 3 года. В 1933 г. Б. А. Куфтин был восстановлен в правах, но продолжать работу в Москве он уже не мог. Профессор Г. К. Ниорадзе предложил перебраться Борису Алексеевичу на постоянное место жительства в Тбилиси и устроил его на работу ученым-консультантом по археологии в Государственном музее Грузии. В 1936–1940 гг. Куфтин руководит раскопками на Цалкинском плато в Триалети, результаты которых «коренным образом изменили наши представления о далеком прошлом Грузии и Кавказа в целом». Здесь Борис Алексеевич открыл множество памятников от палеолита до раннего средневековья. На основе этого материала он выделил куро-аракскую и триалетскую культуры, восстановил процесс развития бронзолитейного дела в Кавказе, выделил тесные связи между Кавказом и Переднеазиатсуким миром. По результатам этих раскопок в 1941 г. он издает предложенную к прочтению монографию. В 1942 году за эту работу он получил Государственную премию СССР. Монография считается одной из ключевых для археологии Кавказа.

3

Крупнов Е. И. Древняя история Северного Кавказа. М.: Издательство АН СССР, 1960.

Монография в 1963 году была удостоена Ленинской премии. Е. И. Крупнов пришел к выводу, что история Кавказа эпохи раннего железа — это часть обширной истории юго-восточной Европы. На книгу приходится ссылаться каждому специалисту, ведь она стала фундаментом для современной археологической науки. Анализ предметов материальной культуры и письменных источников позволил воссоздать автору быт, материальную и духовную культуру населения Северного Кавказа с конца II тысячелетия до н. э. до III в. до н. э. В работе выделены три археологические культуры: кобанская, каякенто-хорочоевская и прикубанская, каждая из которых отражала местные особенности однородного общекавказского этнического массива. Е. И. Крупнов пришел к выводу, что основными ведущими формами хозяйства были экстенсивное скотоводство яйлажного типа, развитое земледелие и высокопродуктивное металлургическое дело. Он считает, что аборигенное население раннежелезного века может считаться родоначальником современного коренного населения Осетии, Кабардино-Балкарии, Черкессии, Адыгеи, Чечено-Ингушетии и Дагестана.

4

Марковин В.И., Мунчаев Р. М. Северный Кавказ. Очерки древней и средневековой истории и культуры. Тула, 2003, 340 с.

В научно-популярной, но от этого не теряющей своей академичности форме патриархи археологического кавказоведения рассказывают об общих и специфических проявлениях в развитии древней культуры населения Северного Кавказа в сравнении с ходом культурного процесса на территории Ближнего Востока, Средиземноморья и Юго-Восточной Европы. «Далекие от повседневной жизни и, казалось бы, составляющие лишь академический интерес знания о древности оказываются особенно остро востребованными в периоды социальных и политических потрясений. Это в полной мере проявилось в последнее десятилетие и в освещении исторического прошлого Северного Кавказа», так в предисловии о книге отзывается академик Х. А. Амирханов. В монографии показано, что Кавказ — это не только транзитный мост между Европой и Передней Азией, но в большей степени территория взаимодействия элементов культуры ближневосточного, средиземноморского и юго-восточно-европейского регионов. Накладываясь в различных вариациях на местный историко-культурный субстрат, эти элементы повлияли на формирование уникальной палеоэтнической картины Северного Кавказа.

5

Козенкова В.И. У истоков горского менталитета: Могильник эпохи поздней бронзы — раннего железа у аула Сержень-Юрт, Чечня // Материалы по изучению историко-культурного наследия Северного Кавказа. Вып.3. — М., 2002.

Полностью исследовав поселение и примыкающий к нему могильник в окрестностях сел. Сержень-Юрт (Шалинский район Чечни), существовавший на протяжении XI–VII вв. до н. э., автор раскопок предпринимает попытку понять истоки горского менталитета. На поселении исследовано множество домов, бронзолитейные и гончарные мастерские, булыжные мостовые и жертвенники. В погребальном обряде могильника отражена история местного населения и важные вехи ее развития. Памятники материальной культуры свидетельствуют о том, что жители затерянного в горах Чечни поселения контактировали с народами Европы. Оригинальные бронзовые манжетовидные браслеты из тонкого гладкого листа своим цилиндрическим контуром с острыми отогнутыми наружу краями находят аналогии с европейскими браслетами из ранних памятников унетицкого круга. Это самые поздние отзвуки связей Северного Кавказа с культурами средней бронзы Центральной Европы. Перстни с двойными спиралями — одно из проявлений влияния ранней культуры Средиземноморья на Северный Кавказ через Центральную Европу. Обширные материалы памятника позволили В. И. Козенковой выдвинуть версию о путях формирования горского менталитета в эпоху поздней бронзы и раннего железа. Жившие три тысячи лет назад в горах Кавказа люди были открыты для контактов с внешним миром, но, принимая новые веяния, они всегда их творчески перерабатывали и вводили в свою культуру, сохраняя понравившиеся им элементы в веках.