В проекте «Как поступить» совместно со Сколтехом разбираемся, какими навыками должен обладать исследователь, с чего начать карьеру в науке и почему честность — главный признак ученого.

Оганов: Современный ученый, так же как и ученый во все времена, — это человек, который пытается понять, как устроен мир.

Кричевер: Если описывать идеального ученого как человека образованного, интересующегося предметом, творчески мыслящего, то никакой разницы между ученым прошлого и сегодняшним я не вижу.

Киселев: Мы живем сейчас в настолько усложнившемся мире, что современный ученый будет понимать вещи гораздо шире, чем-то, что он может делать в своей области науки.

Оганов: Я всегда говорю, что ученый — это не тот человек, который все выучил и все знает, а тот, который учится всю жизнь и пытается отвечать на вопросы, волнующие людей с детства: почему небо голубое, почему Земля круглая. Ответы на эти вопросы на самом деле совершенно удивительные.

Киселев: Необходима высокая степень самоосознания, чтобы решить, смогу я стать ученым или нет. Вопрос, как мне кажется, немного другой: захочу ли или не захочу я стать ученым. Потому что если у человека есть мотивация и он скажет: «А я хочу стать ученым» и себе может объяснить, почему он этого хочет, то я не вижу препятствий, которые не позволили бы человеку стать ученым.

Кричевер: У математиков, по счастью, с 1930-х годов есть традиции олимпиад. Ты можешь попробовать себя в этом: решаешь хорошо задачи олимпиадные, а не рутинные из школы — это первый признак, что, может быть, ты можешь стать ученым-математиком. Но это тоже будет неправильно и не точно, потому что есть люди с разным складом ума. Одни быстрые, а другим требуется больше времени, и они никогда успехов на олимпиадах не достигнут, но у них есть некая глубина, которой нет у других. Поэтому нет универсального ответа, кто может стать ученым. Ты просто должен сказать: «Я хочу попробовать».

Оганов: Что нужно, чтобы быть ученым? Во-первых, вы должны довольно много знать. Во-вторых, вы должны понимать, что-то, что вы знаете, — это ничто. Поэтому мы и занимаемся наукой, генерируем новое знание, отвечаем на вопросы, на которые пока ответов нет. Но вы должны обладать очень солидным бэкграундом знаний и постоянно его обогащать. Если вы ученый, то вы должны постоянно мечтать и постоянно задавать себе вопросы. Ученый, который не задает себе вопросов, мертв. Я знаю людей, которые очень хорошие измерители или даже очень хорошие расчетчики. Они могут что-то точно измерить, рассчитать, но они не задают себе вопросов. Мне кажется, что эти люди не ученые, а лаборанты — очень хорошего уровня, классные лаборанты. Ученый — это творческая профессия, и я уверен, что если бы все люди, которые шли в науку, шли за своей мечтой, то они добивались бы того, чего хотели.

Киселев: Совсем другая история, когда человек себе говорит: «Я скорее не ученый, а практик. Я вижу мир как предприниматель». Такой человек создает какие-то ценности, которые может потом донести обществу. Например, кто такой инноватор? Это не тот человек, который в лаборатории что-то открыл, а человек, который то, что открыто в лаборатории, смог превратить в ценность.

Оганов: Если человек не уверен, чем он хочет заниматься, если он не горит наукой, то у него ничего не получится. Я боюсь, что у него, скорее всего, не получится, даже если хочет заниматься наукой, но не получил хорошего образования в школе. В отношении науки ученый обязан быть предельно честным и аккуратным.

Киселев: Необходимо быть честным с собой, когда проводятся научные эксперименты или исследования. Если ты что-то подтасовываешь, для того чтобы доказать свою точку зрения или свою гипотезу, которая не выдерживает критики, то ты не ученый. Честность и возможность себе сказать, что «я был не прав, у меня не получилось, надо было сделать иначе», — это отношение и признак ученого. Что касается метакомпетенций, то для ученого они должны быть такими же, как для всех остальных: возможность людям рассказывать, доносить до них то, что ты делаешь, успешно коммуницировать с ними и взаимодействовать с любой аудиторией.

Оганов: Сегодня мы докладываем на конференциях свои результаты и делаем это так, чтобы другие могли понять, иначе в этом нет смысла. Вы должны уметь рассказать о своих результатах, должны уметь их описать в статье. Я встречался неоднократно со статьями абсолютно пионерскими, первопроходческими, но которые были написаны настолько скверно, что понять, что человек имел в виду, абсолютно невозможно. Вы можете понять содержимое этой статьи, только если автор находится рядом с вами и вы у него спрашиваете каждую строчку. Вы понимаете, что этой статье нужен переводчик с русского на русский или с английского на английский. Когда вы что-то новое находите, это вас цепляет, кажется крутым, вы как будто летаете. Потом проходит время, статья опубликована, на нее уже сотня ссылок, но вас уже цепляет что-то совсем другое, вы уже идете к новому. Это хорошо, потому что позволяет не зазнаться и понимать, что-то, что ты создал, — это еще маленькая часть того, на что ты способен.

Городков: Ученым человек становится после защиты диссертации. Нельзя сказать, что это всегда так: есть ученые, которые не защищали диссертации, а пошли работать в индустрию, работают в research-отделах, и они все равно являются учеными. Есть люди, которые достаточно гениальные, которые обогнали свой возраст или свой статус, поэтому их можно назвать учеными раньше, а есть те, что становятся учеными позже. Это не какая-то фиксированная граница. Однако кандидатская диссертация или PhD — это первый серьезный научный труд.

Аксенов: Мне кажется, что человек рождается ученым. Естественно, он должен пройти этапы взросления и обучения, но с самого детства проявляется желание изучать, добиваться, познавать и осознавать суть вопроса.