Rating@Mail.ru

Проблема пола и экономия в языке

Сохранить в закладки
8162
586
Сохранить в закладки

Лингвист Максим Кронгауз о гендерных парадигмах для обозначения диких и домашних животных, патриархальности языка и отличии пола от гендера

Самка или самец важнее? Вопрос бессмысленный, некорректный, но я попытаюсь придать ему лингвистический смысл и отвечу на него в конце мини-лекции. Речь пойдет о гендерных парадигмах, то есть словах, с помощью которых мы называем животных. Интереснее говорить о словах, с помощью которых мы называем людей, но эта тема сегодня стала очень опасной, потому что она эпицентр борьбы за равноправие женщин, против сексизма.

Когда мы просто наблюдаем язык, оказывается, что он содержит патриархальные черты. Часто это вызывает желание, а иногда требование переделать язык. Мне хочется наблюдать язык в естественной ситуации, когда он сам откликается на изменения общества, а не изменяется за очень короткое время под сознательным нажимом. Языку всегда нужна некоторая раскачка, чтобы эти изменения произошли. Поэтому я буду говорить прежде всего о животных. Человек, может, возникнет, но скорее как наблюдатель за животными.

Для животных существуют названия. В идеале мы могли бы говорить о тройке слов, если мы говорим о гендерной парадигме: название вида, название самки и название самца. Но если мы посмотрим на лексикон — я буду говорить о русском языке, — то увидим, что троек очень мало. Более того, иногда возникают не тройки, а четверки или пятерки. Но это уже расширение темы, когда мы выходим за пределы гендера. Сейчас я приведу примеры, и все станет ясно.

Прежде всего, есть ситуации, когда для животного существует только одно название. Например, броненосец: никак иначе мы броненосца не называем. Это не значит, что мы не сможем определить пол броненосца, если захотим это сделать, но мы будем использовать сложную языковую конструкцию. Например, скажем «броненосец женского пола». Но это будет не отдельное слово, а конструкция, описание этого животного.

Если мы обратимся к менее экзотическим животным, то увидим, что часто используются пары слов. В дикой природе для множества животных есть пары: «лев ― львица», «волк ― волчица», «заяц ― зайчиха». Это стандартная гендерная парадигма для обозначения диких животных. Как правило, это большие, крупные животные или животные, которые обитают рядом с нами. Слон ― слониха, тигр ― тигрица — это важные животные, потому что они большие. А заяц ― зайчиха важны, потому что живут рядом с нами. Нам не слишком важно знать пол зайца, но это происходит. Если мы посмотрим на животных еще более близких к нам, еще более важных для человека, то есть на домашних животных, то увидим, что у них парадигма устроена иначе. Это могут быть тоже пары, тройки или набор из большего количества слов.

Но если их больше, то совершенно очевидно, что это не связано с проблемой пола и проблемой гендера, потому что если мы возьмем название собаки, то там есть слова «собака» и «пес», но это противопоставление не связано с полом. Не то чтобы пес мужского рода и поэтому обозначает самца, а собака женского рода и поэтому обозначает самку. Пес — это особая собака, которую не так просто описать: большая, лохматая. Когда-то в древнерусском было слово «псица», но оно исчезло из русского языка, и пес занял совершенно особое положение. Слова «лошадь» и «конь» тоже противопоставлены не по полу: конь — это боевая, скаковая лошадь, предназначенная для благородных деяний. Но самым нейтральным будет обозначение «собака» и «лошадь». Наряду с нейтральным обозначением вида существуют еще обозначения самца и самки: «кобель» и «сука» для собаки и «жеребец» и «кобыла» (с вариантом «кобылица») для лошади.

Если мы возьмем пары для названия домашних животных, то увидим, что они устроены немного иначе, чем пары для диких. Например, «свинья ― кабан», «селезень ― утка». Сейчас объясню, в чем разница. Если мы возьмем пару «волк ― волчица», «лев ― львица», «слон ― слониха», то одно из этих слов будет нейтральным, а другое будет обозначать животное определенного пола. Очевидно, что слониха, тигрица — это названия самок. Назвать с помощью этого слова самца мы не можем. А вот слова мужского рода — волк, лев, слон — нейтральные, потому что с помощью них мы называем и самца, и самку, и животное неопределенного или неизвестного для нас пола. В некоторых контекстах, например при противопоставлении, эти слова приобретают значение мужского пола. Если я скажу, что в зоопарке три львицы и два льва, то в этом контексте «лев» приобретает значение самца. Таким образом, мы видим, что дефектные парадигмы, состоящие не из трех, а из двух слов, устроены для диких животных специальным образом: есть слово нейтральное, есть слово для самки.

Для домашних животных парадигмы устроены иначе. Есть тройки, еще один пример ― это «гусь ― гусыня ― гусак». А остальные — пары: «корова ― бык», «петух ― курица», «кот ― кошка». Пары устроены иначе, потому что в них нейтральным является слово женского рода, а второе обозначает самца. В паре «кот ― кошка» именно «кошка» является нейтральным словом: с его помощью мы можем называть и самку, и самца. А вот слово «кот» — это название именно самца. То же самое в паре «утка ― селезень». Правда, не все слова так устроены, самый яркий пример этого — пара «петух ― курица»: оба слова маркированные с точки зрения пола, и удивительно, что в русском языке нет нейтрального названия для животного. Мы, называя животное, обязаны называть его пол. Когда мы говорим «курица», то подчеркиваем, что это именно самка, а петух — самец.

В ситуации, когда мы увидели, что устройство пар различно, естественно спросить, во-первых, почему так, а во-вторых, задать тот самый вопрос, с которого я начал: что главнее? И тут я на время забуду про животных и приведу пример, связанный с поисковой системой.

Представьте, что мы хотим узнать что-то о писателе Толстом. Человек образованный знает, что есть по крайней мере три известных русских писателя: Лев Николаевич Толстой, Алексей Николаевич Толстой и Алексей Константинович Толстой. Совершенно очевидно, что известность у них разная. Самый известный — Лев Николаевич Толстой. Что мне нужно вбить в поисковую систему, если я ищу информацию именно о нем? Надо ли вбивать его имя и отчество? Можно так поступить, но достаточно вбить слово «Толстой», и, скорее всего, вся найденная информация будет о нужном человеке. А если мне нужна информация о других Толстых, то стоит написать имя или имя и отчество. Это очень важная вещь: язык экономит на словах. Если в основном мы с вами говорим о Льве Николаевиче Толстом, то и называть его можно более простым способом — только по фамилии. А если мы говорим о менее известном Толстом, занимающем в этой иерархии не первое место, то надо уточнять, о ком мы говорим, упоминая его имя или имя и отчество.

Таким образом, мы ответили на провокационный вопрос, заданный вначале. По умолчанию для диких животных мы используем слово мужского рода, и, следовательно, для диких животных самец важнее. А для домашних животных мы используем по умолчанию слово женского рода, и важнее оказывается самка. Почему так происходит — это уже область интерпретации, но я думаю, что для домашних животных это более-менее очевидно. Роль самки для домашнего хозяйства важнее. Если мы возьмем самку и самца свиньи, то совершенно очевидно, что свинья рожает поросят, выкармливает их. И в качестве мяса, еды тоже служит самка. У собаки самец и самка равноправны, поэтому используется тройка. То же самое для лошади. А в случае быка и коровы самка тоже намного важнее: она приносит молоко или ее едят, если это мясная корова. Самец выполняет функцию производителя, но даже если мы посмотрим на стадо, то самец там один, а самок много.

Осталось разобраться с петухом и курицей. Здесь замечательно, что самец тоже важен: курица несет яйца, курицу едят, но самец выполняет функцию будильника (по крайней мере, делал это раньше). Сейчас мы едва ли пользуемся петухами как будильником, но язык сохранил эту идею. Функции самца и самки настолько разнообразны, что нам не нужно общее слово для называния вида, и мы называем их отдельно.

Ответить на вопрос, почему для диких животных важнее самец, труднее. Не очень понятно почему. Это общий принцип устройства любого языка. Язык, формировавшийся в течение человеческой истории, патриархален, и, как правило, нейтрализация всегда проходит по мужскому полу. Если мы не знаем, кто стучится в дверь, то по-русски говорим «он». Это и определяет выделение мужского пола для диких животных. То есть, грубо говоря, нам совершенно неважно, какого пола перед нами волк или тигр. Для льва это проще определить внешне, а для тигра, слона или волка совершенно неважно, кто перед нами. Мы выделяем мужской пол как нейтральный, в данном случае язык не вполне справедлив к женскому полу.

Еще один вопрос, связанный с дикой природой, состоит в том, зачем нам знать пол зайца. Вроде бы совсем не нужно. Но это определяется не важностью животного в том мире, в котором оно обитает. Заяц менее важен, чем тигр или лев, он маленький, незаметный, но в русской культуре живет рядом с нами и поэтому становится персонажем сказок. В сказках животное получает пол в соответствии с тем родом, который имеет это слово, поэтому лиса у нас женского пола, а заяц ― мужского. Но сказки на то и сказки, что у животных может появиться партнер, супруг. У лисы это будет муж, у зайца ― жена, и для них тоже нужны специальные слова. Так возникает «зайчиха». А лиса вроде бы и дикая, но она нам близка. Основное нейтральное слово ― «лиса», а вот ее сказочный муж будет называться уже лисом.

Так что мы видим, как язык реагирует не только на пол животных, но и на их функцию. Поэтому в лекции я использовал то слово «пол», то слово «гендер». Слово «гендер» вроде бы к животным не применяется, но мы действительно говорили о гендере, то есть о социальной функции животного. После разговора о животных хочется сделать шаг и поговорить о людях, но это совершенно особая и очень опасная тема.

Над материалом работали

Читайте также

Внеси свой вклад в дело просвещения!
visa
master-card
illustration