Как разделяются время серьезное и время карнавальное? Какой смысл вкладывался в говорящие фамилии в романе? Какова роль христианства в общеевропейской культуре, согласно Достоевскому? На эти и другие вопросы отвечает доктор философских наук Владимир Кантор.

Роман «Бесы» в русской литературе — один из важнейших романов для понимания России. Эпиграфом к роману Достоевский взял стихотворение Пушкина, которое тоже называется «Бесы»: «Мчатся тучи, вьются тучи; / Невидимкою луна / Освещает снег летучий; / Мутно небо, ночь мутна», «Хоть убей, следа не видно… В поле бес нас водит, видно». Вот об этом роман, что Россию водит бес. Куда ведет?

М. М. Бахтин разделял время серьезное, когда нет карнавала, время для Бога, и время карнавальное, когда все разрешается. Достоевский боялся, что в России серьезного времени было мало, что жили карнавализованно, начиная с «машкерадов» Ивана Грозного и так далее. Он описывает жизнь в городке: какое-то странное веселье носилось в воздухе, и все препоны были сняты, особенно дамы веселились. Скажем, похитили у сурового поручика молодую жену, заласкали, затаскали, четыре дня не возвращали. Что там делали с ней, как он пишет, — никому не известно. Это показатель того, что было.

Это роман о стране, оставленной Богом, где торжествуют бесы. Он показывает страну, где все обесились, где в каждом сидит бес. Достоевский любил русский народ, был действительно русским писателем, при этом он был и европейским писателем. Он говорил, что Пушкин, который наше все, — всеевропеец, мы призваны понимать все языки и все народы через христианство, потому что христианство — наднациональная религия, христианство не знает избранного народа.

Великий русский философ Сергей Николаевич Булгаков сказал, что это роман не о преступлении, не предсказание, а это роман о болезни русской души. Эту болезнь Достоевский попытался проанализировать. Он говорил: «Носится ли дух Божий над этой страной — непонятно». Здесь побеждает Верховенский. Верховенский, прототип которого — Нечаев, произносит: «Затуманится Русь, заплачет земля по старым богам», то есть по языческим богам, и это явный отказ от христианства.