Rating@Mail.ru

Сдвигология Казимира Малевича

Сохранить в закладки
5872
6
Сохранить в закладки

Искусствовед Наталья Смолянская о художественных приемах, понятии пространства и творчестве Малевича

Термин «сдвигология» впервые появляется у Крученых в «Сдвигологии русского стиха» и в основном используется для анализа поэтической речи и поэзии русских формалистов. Поговорим о сдвигологии Казимира Малевича. Малевич рассматривается отдельно от того круга художников, поэтов, литераторов, к которому он принадлежал. Кажется, что это совершенно удивительный, отдельный человек, создавший черный квадрат. И дальше на основе такого понимания рождается различная мифология.

В то время Малевич был, как и все мы, человеком своего времени, у него были друзья, с которыми он общался и с которыми вместе что-то задумывал. Вообще, чтобы что-то было создано в искусстве, литературе, необходима среда. Необходимо milieu, как говорят во Франции, — чтобы идеи сначала обсуждались, продумывались, а потом реализовывались в виде различных постановок, художественных произведений и так далее. Известно, что Крученых, Матюшин и Малевич вместе создали знаменитую оперу «Победа над Солнцем», но этот фактор часто забывается, хотя на самом деле их отношения продолжались. Помимо того, что Малевич дружил с Крученых, был еще целый круг людей, который существовал вокруг них. Они прямо не соприкасались, но тем не менее вместе составляли такую среду, в которой задумывались, создавались новые произведения, обдумывались новые тексты, новые теории, в том числе и у Малевича. Однако ему бы, Малевичу, сказали, что он занимается теорией, ему бы показалось странным употребление этого слова.

Очень интересно то, каким образом Малевич пользуется тем же самым словом «сдвиг». Он употребляет это слово, готовя свой сборник «Супремус», где пишет: «Плоскость холста была взята как пространство, и на нем устанавливались точки наибольшего сдвига вещей». Малевич говорит вроде бы о совершенно непонятных вещах, его в принципе очень трудно понимать, потому что у художника плотный и колоритный слог. Многие, кто впервые сталкивается с чтением Малевича, совершенно не могут ничего разобрать, поэтому отказываются анализировать его с более концептуальных позиций.

Несмотря на то, что Малевич, по собственному выражению, был «бескнижником» (это любит подчеркивать замечательный исследователь Малевича Александр Штатских), он мыслил очень концептуально и систематически. Не случайно он говорил: «Наше время — эпоха анализа». Тем не менее, когда Малевич употребляет различные слова, к которым мы сразу не находим отсылок, у нас тут же возникают вопросы.

Итак, сдвигология у Малевича — это система, которую Малевич строит, исходя из анализа восприятия и того, каким образом художник передает увиденное. Эта корреляция между системами восприятия и творческой системой очень занимала Малевича, хотя он был художником и не занимался научными исследованиями. Это интересно, потому что в последнее время часто стали говорить о художнике как об исследователе. Даже появилось такое выражение — «художник-исследователь». Оказывается, многие художники авангарда были такими «художниками-исследователями», и среди них — Малевич.

Сейчас никто сходу не отличит, какими способами и приемами пользуется художник, чтобы показать и выразить свое исследование. Между художественными приемами и научными способами нет четкой границы, потому что действительно трудно говорить о теории по отношению к художнику. Об этом пишет философ искусства Ноэль Кэрролл: он критикует Артура Данте и утверждает, что авангардный художник не является тем, кто творит теорию. Теория требует гипотезы, доказательства, аргументирования и так далее, а художник, особенно авангардный, как правило, субверсивен и идет против какого-то логического осмысления.

Однако это не совсем так, здесь есть своя логика. Если мы вернемся к Малевичу, то он неоднократно употребляет слово «сдвиг» для анализа художественных работ, восприятия и того, каким образом смещается восприятие у художника, у которого есть собственное видение. Этот принцип Малевич изложил в теории прибавочного элемента.

Кроме того, термин «сдвиг» имеет разные значения. Изначально «сдвиг» в русском языке означает смещение одной геологической плиты относительно другой. Или можно говорить о пространственном смещении какого-либо объекта по отношению к другому объекту. Когда же у этого слова появляется переносный смысл? Оказывается, переносный смысл ввели в культурный оборот русские формалисты, а после новое значение закрепилось в словарях. То есть осмысление термина «сдвиг» и введение его в больший культурный оборот связано с тем, каким образом оно вводилось художниками, поэтами и писателями.

Эта корреляция между пространственным и смысловым очень важна, потому что слово «пространство» было значимо для русского авангарда, и не только. Пространство открывается художниками авангарда в начале XX века вместе с появлением различных теорий относительности, появлением относительности пространства и времени в теории Эйнштейна. До этого они обсуждаются у Пуанкаре, и эта же тема волновала многих художников и литераторов, которых интересовала проблема четвертого измерения. Это странное смешение квазинаучного, эзотерического знания предполагает совершенно другие подходы к пониманию пространства и его репрезентации в искусстве, и не только.

Слово «пространство» появляется также потому, что этому времени свойственно сведение многих проблем и сторон человеческой деятельности в единое целое. Это время теории холизма, поиска некоего единства — об этом говорит Сидорина в своей книге, посвященной концептуальным основам русского авангарда и, в частности, конструктивизма.

И действительно, различные концепции художественного авангарда были наполнены отсылками к теориям единства и теориям холизма. Матюшин, один из лучших друзей Малевича, интересовался проблемой пространства, как и сам Малевич. Малевич употребляет слово «пространство», Матюшин пишет статьи на тему пространства и четвертой меры измерения.

Пространство — это возможность для художника выйти в космос. Малевич очень интересуется космическим пространством. В 1919 году, будучи в Витебске, он везде ходит с подзорной трубой и смотрит на небо, в то время как на Земле все очень грустно: идет Гражданская война, и приходится стоять в очередях за хлебом.

В то же время пространство проецируется на плоскость холста, и это соизмерение макро- и микромира совершенно очевидно влияет на систему формообразования у Малевича. Он размышляет о плоскости холста, слово «плоскость» очень важно для Малевича. «Плоскость божественная родилась», — вот что говорит Малевич о черном квадрате.

Плоскость режет пространственные формы, которые проходят из космоса через холст, а холст — это рецептор неких идеальных построений в мире Супремуса. Это соотношение пространственного и смыслового очень важно, его интересно проанализировать. Говоря о сдвиге вещей, Малевич имеет в виду те же коннотации, что и Крученых или какой-нибудь другой поэт или художник, который относится к русской формальной школе. Ведь сдвиг, безусловно, связан с отстранением, с изменением взгляда и так далее. О сдвиге очень много писали русские формалисты, такие исследователи, как Хансен Леве, Марков и другие. Но именно о том, каким образом сдвигология связана с пространством, говорилось мало.

Сдвигология Казимира Малевича связана с его общим эпистемологическим проектом. Ее интересно увидеть и проанализировать в контексте тех таблиц, которые были созданы Малевичем на работе в ИНХУКе. В них представлено взаимодействие восприятия и творческого переосмысления мира художником. Вот это изменение взгляда и есть художественная сдвигология.

Над материалом работали

Читайте также

Внеси свой вклад в дело просвещения!
visa
master-card
illustration