В чем преимущество качественного интервью перед стандартизированным? Почему эмпатические средства более полезны для исследователя? Как понять, какими глазами респондент смотрит на мир? На эти и другие вопросы отвечает кандидат социологических наук Дмитрий Рогозин.

Если мы говорим о стандартизированном количественном интервью, то, как правило, мы говорим о формировании проверки гипотез, стандартизированной процедуре, отсутствии отхода от заранее прописанного протокола, необходимости извлечения некоторой фактологичности эмпирических данных, описании той или иной реальности, в которой живет респондент, с точки зрения фактов и событий, происходящих с ним. Если мы посмотрим на качественное интервью, то прежде всего это обмен эмоциями. То есть качественное интервью — это умение создавать атмосферу понимания, доверия, взаимных обменов не только информацией, но и улыбками, иронией, какими-то похлопываниями.

Почему эмпатия чрезвычайно важна в качественном интервью? Одно из базовых отличий качественного интервью от какого-либо другого метода заключается в том, что качественное интервью ни в коем случае не работает с системой различения исследователя или какого-то внешнего человека. Когда мы подходим к нашему респонденту (в качественном интервью вполне дозволительно говорить об информанте), рассказывающему о других или о себе, мы в первую очередь смотрим на мир его глазами, пытаемся вытащить ту оптику, в которой сам респондент смотрит на мир.

Рекомендуем по этой теме:
46035
Репрезентативность в опросах
Если мы берем классическую историю со стандартизированным интервью, задача интервьюера — получить ответ. В качественном интервью именно из-за нормы рефлексивности ответ получить невозможно. Он конструируется совместно. Интервьюер — это такой же участник ответа, как и респондент. На уровне здравого смысла мы понимаем: какой вопрос задашь, такой ответ и получишь. Так вот здесь, чтобы понимать, что за ответ мы получили, исследователь должен думать о том, как он спросил. Качественное интервью — это дуальное интервью, в котором интервьюер и респондент иногда меняются местами.