Почему феномен интерференции важен для всех направлений теорий психологии? Как происходит запоминание слов и навыков? Как эффект проактивной интерференции влияет на результаты психологических исследований? На эти и другие вопросы отвечает кандидат психологических наук Алексей Созинов.

Интерференция в целом означает взаимоподавление оппонентных процессов, необязательно в психологии, а вообще в языке. Все знают про интерференцию в физике, интерференцию волновых процессов, но оказалось, что что-то подобное есть в психологии, в поведении людей и животных. Суть феномена заключается в том, что если навыки или слова запоминать с небольшим интервалом друг за другом, то они как бы друг другу мешают, то есть потом воспроизведение хуже либо их обоих, либо одного из них.

Феномен интерференции впервые был показан в 1894 году Мюллером и Шуманом. Но более известна работа 1900 года, в которой Мюллер и Пильцекер ввели понятие консолидации, и ввели они его благодаря феномену интерференции. Они варьировали интервал между заданиями, и выяснилось, что первый список слов забывался, если интервал времени между списками слов небольшой, и не забывался, если интервал между списками слов большой.

Я бы хотел рассказать про интерференцию, поскольку это феномен, который используется практически в любой теории и в любой психологической концепции. Появление интерференции в психологии было сделано в рамках ассоциативной психологии, и дальше, после этих исследований, появилась двухфакторная теория, которая предполагала, что, помимо усиления одних связей по отношению к другим, есть еще ослабление связей, но это нам сейчас не очень важно. Я хочу показать, что каждый раз, когда появляется какое-то представление, например когнитивная психология, то феномен интерференции в ней обязательно появится, он будет использоваться применительно к новым подходам.

Также в рамках ассоциативной психологии появилось представление о реципрокном торможении Чарльза Осгуда, и оно предполагало, что когда человек запоминает какое-то слово, то это усиление ассоциативной связи подавляет противоположную по смыслу ассоциативную связь, то есть происходит реальное торможение. И, кстати говоря, интерференция тогда называлась ретроактивным торможением. Ретроактивным означает «действующее назад», то есть, когда я обучаюсь чему-то новому, я забываю что-то предыдущее.

После этого появились данные, противоречащие ассоциативной теории, и они заключались в том, что элементы, у которых сильные ассоциативные связи, вроде как все равно вспоминаются — это было противоречие. И в рамках когнитивной науки были уже использованы представления о том, что, по-видимому, вспоминаются или забываются слова целыми наборами и выбор этих наборов осуществляется каким-то дополнительным процессом — контрольным, исполнительным, короче говоря, высшим по отношению к ассоциативному.

И тогда Мюллер и Пильцекер предположили существование некого реверберационного механизма, который предполагает, что, когда мы что-то начинаем запоминать, эта информация как бы крутится у нас в голове, таким образом повторяется и постепенно запоминается. Если этот процесс прервать новым обучением, то тогда первая память нарушится. Но это предположение было забыто почти на 40 лет в связи с тем, что победила другая теория, теория конкуренции ответов — она чисто ассоциативная. Дальше она стала развиваться в двухфакторную теорию, потом появилась теория реципрокного торможения Чарльза Осгуда. Этот путь интерференции в рамках ассоциативной психологии был продуктивным, но в какой-то момент стало понятно, что некие данные не склеиваются, они не соответствуют друг другу.

Первое противоречие заметил Бентон Андервуд, который показал, что чем больше на человеке проводится экспериментов, тем хуже его результаты к концу эксперимента.

Таким образом, он показал наличие проактивной интерференции. Это выглядит как утомление, то есть чем дальше, тем хуже память. Но дело не только в этом, а дело в том, что чем больше предшествующей информации мы запомнили, тем хуже мы запоминаем последующую. Этот эффект называется эффектом проактивной интерференции, то есть действующий как бы в будущее, вперед. Он был, соответственно, обнаружен позже. И в связи с этим, кстати, в психологии ввели требование наивности испытуемых. То есть человек к моменту, когда проводится эксперимент, должен ничего про этот эксперимент не знать и не делать ничего похожего перед этим экспериментом. Потому что если мы проводим двадцать одинаковых серий, то мы не можем рассматривать результаты двадцатой так же, как первой.

В какой-то момент ассоциативная теория перестала работать применительно к результатам этих исследований, потому что оказалось, что элементы, которые ассоциативно должны были иметь слабую силу, все равно воспроизводятся, человек их вспоминает. И стали делать предположения относительно того, что элементы запоминаются не по одному, то есть ассоциация происходит не с одним элементом, а элементы запоминаются какими-то наборами. И выбор этих наборов осуществляется с помощью специальных селекторных механизмов, или исполнительных, как это было позже названо в когнитивной психологии. Это представление о том, что элементы запоминаются не по одному, а совокупностями, можно считать началом когнитивной эры, как ее называет Майкл Андерсон. И в его, и в других исследованиях эта тема стала развиваться, и на материале интерференции также стали изучать эти контрольные или исполнительные процессы, которые когнитивная психология предполагала.

В связи с этим выяснились другие эффекты, которые были названы контекстной интерференцией и выходной интерференцией, или интерференцией выхода. Это связанные между собой эффекты, они, по сути, описывают: то, как мы воспроизводим информацию, зависит от того, что было раньше, и от того, какие задачи мы выполняли перед этим. Также эффект выходной интерференции заключается в том, что чем больше мы элементов воспроизводим, вспоминаем, тем меньше вероятность воспроизведения какого-либо элемента, то есть со временем мы как бы истощаемся.

Рекомендуем по этой теме:
30929
Механизмы забывания

Эти эксперименты переросли в популярную в 2010-х и последующих годах тему забывания, связанного с извлечением из памяти. Феномен заключается в том, что если человек вспомнил какое-либо слово, то снижается вероятность того, что он воспроизведет слова этой же категории. Например, если вы из фруктов вспомнили апельсин, то с меньшей вероятностью вы в последующем задании вспомните киви, ананас и какие-то еще фрукты. Получается, что снова интерференция как феномен появилась в новой области исследований, которая может изучать эту категоризацию или какие-то другие вещи.

Персеверационная теория Мюллера и Пильцекера потерялась не навсегда. В 40-х годах начались эксперименты по консолидации памяти, уже нейрофизиологические, и эту теорию вспомнили также в связи с исследованиями и концепцией Дональда Хебба. И в настоящий момент феномен интерференции широко используется в исследованиях консолидации памяти.

С другой стороны, феномен интерференции также задействован в исследованиях переключения. Переключение — это смена деятельности, и замечено, что если мы резко меняем одну деятельность на другую, то предыдущая деятельность как бы имеет некоторую инерцию, она мешает нам поначалу выполнять новые действия. Исследования переключения в России проводятся группой Анны Борисовны Леоновой, и, как известно из литературы и их экспериментов, это переключение с одного дела на другое может лишать нас до 18% времени по сравнению с тем, как мы делаем эти дела по отдельности, не переключаясь с одного на другое. Поэтому эта тема очень важная, и в том числе практически. И также предполагается, что при этом переключении задействованы процессы, связанные с интерференцией, то есть они друг другу мешают вследствие того, что эти деятельности находятся близко друг к другу.

Получается, что, какую бы концепцию ни создавали об элементах памяти или о каких-то других психологических структурах, всегда можно использовать эффект интерференции.

Потому что их взаимодействие, их влияние друг на друга, возможно, вследствие их сходства или близости во времени всегда остается. И мне кажется, что в настоящее время, то есть в 2010-х годах, и в будущем актуально использовать для исследований, включающих феномен интерференции, во-первых, представления, развитые в теории деятельности, а во-вторых, представления, развитые в рамках теории функциональных систем и системно-эволюционного подхода.

То есть для того, чтобы анализировать какие-то связи или взаимодействия элементов памяти или любых других психологических структур, важно исследовать их формирование в развитии в какой-то реальной деятельности, используя несколько задач, которым человек или животное обучается. И таким образом можно будет использовать феноменологию интерференции, для того чтобы оперировать такими категориями, как действие, например, из теории деятельности, или рассматривать взаимодействие разных системогенезов, как это постулируется в системно-эволюционном подходе. На мой взгляд, это наиболее перспективно.