В чем проявилась специфика студенческих волнений 1968 года в Германии? С какими событиями связана радикализация студенческого движения и создание RAF? Какие последствия имели трагические события «немецкой осени» 1977 года? На эти и другие вопросы отвечает кандидат исторических наук Илья Женин.

Одним из переломных моментов в истории Федеративной Республики Германия был 1968 год. Впрочем, этот год был переломным для большинства стран Западной Европы. Он отмечен массовыми студенческими волнениями и демонстрациями. В Германии студенческие демонстрации имели свою специфику в связи с историей Германии, в связи с национал-социализмом. В 1968 году сошлись многие факторы, которые ранее оставались в тени или были табуированы на официальном уровне в ФРГ. Прежде всего это отношение к прошлому. Чем являлся национал-социализм? Почему он возник? Какую ответственность несут за установление национал-социализма нынешние политические деятели Германии?

В 1966 году формируется первая большая коалиция — коалиция между Христианско-демократическим союзом и Социал-демократической партией Германии. Это умеренные центристы, или в терминологии студенчества 1968 года правые силы, и социал-демократические силы. Но канцлером был избран Курт Георг Кизингер от Христианско-демократического союза. И после его избрания начались протесты и разговоры, связанные с тем, что в период национал-социализма он был членом партии.

Рекомендуем по этой теме:
63605
История Германии XX века

Получается, что канцлер современной Германии, Федеративной Республики Германия, в прошлом был членом Национал-социалистической рабочей партии Германии, и это уже перестало быть нормальным для молодого поколения. Это вызывало все больше и больше вопросов. Более того, вопросы возникали и к Социал-демократической партии: как могла Социал-демократическая партия пойти на союз с бывшими нацистами? В частности, в этом правительстве «большой коалиции» пост вице-канцлера, то есть второго человека в правительстве, занимал Вилли Брандт — ярый сторонник и деятель антифашистского движения в эмиграции. Как он мог пожимать руку бывшему нацисту?

Немецкое студенчество начинает все больше обсуждать и протестовать. Это происходит в рамках Социалистического союза немецких студентов, аффилированного с СДПГ. СДПГ никак не реагирует на это, что приводит впоследствии к разрыву между радикальными группами студентов левой ориентации и умеренной и политически легитимизированной СДПГ.

В 1968 году происходит первое убийство. С официальным визитом в ФРГ прибывает иранский шах. Немецкое студенчество протестует против его визита и против него лично, обвиняя его в диктаторском режиме и в многочисленных незаконных казнях и пытках, которые происходили в тюрьмах Ирана того времени. В результате столкновений с полицией погибает студент, и это вызывает бурю протестов.

В 1968 году происходит принятие чрезвычайных законов, позволяющих федеральному правительству отменять часть демократических свобод, гарантированных конституцией.

Все это отсылает к Веймарской республике, к 1933 году, к той самой 48-й статье Веймарской конституции, которая позволяла с помощью чрезвычайных декретов принимать внепарламентские и иногда внеконституционные законы. Опять всплывает тень прошлого. Если сейчас принимают такие законы, то где гарантия того, что не повторится 1933 год?

И наконец, в 1968 году происходит окончательная радикализация студенчества, связанная с протестами против войны во Вьетнаме, которую вели Соединенные Штаты, и против общества потребления. Как говорили студенты, «против потребительского террора», который был развернут в Федеративной Республике Германия. Радикальные группы студентов поджигают торговые центры во Франкфурте, в Западном Берлине, чтобы показать, насколько ничтожным является потребление и общество потребления, которое выстраивается.

Особую роль в радикализации студенческих настроений сыграет Франкфуртская социологическая школа, которая была сформирована еще до 1933 года: Адорно, Хоркхаймер, Маркузе. Многие из представителей Франкфуртской школы вернутся из эмиграции в Федеративную Республику Германия — тот же самый Адорно и Хоркхаймер — и будут руководить этим институтом во Франкфурте. Знаменитая работа Герберта Маркузе «Одномерный человек» становится «библией» студенческого радикализма, как раз направленная против капиталистического общества с его потребительством, отчужденностью, наемным трудом и так далее. Все это приводит к радикализации.

Так как эти радикальные настроения не смогли быть оформлены и каким-то образом институционализированы в рамках существующих легитимных систем (а студенты отказались от сотрудничества с СДПГ, сказав, что они предали идеалы социализма, в том числе приняв знаменитую Годесбергскую программу, которая носила очень либеральный характер), происходит формирование нелегальных организаций. Одной из таких организаций станет «Фракция Красной Армии» (Rote Armee Fraktion, RAF), которая возникнет в 1968 году и просуществует до 1998 года. Это левая террористическая организация, целью которой является очищение ФРГ от приспешников и бывших членов НСДАП — национал-социалистов — и которая утверждает ультралевые идеи.

Рекомендуем по этой теме:

Одним из организаторов RAF станет Ульрика Майнхоф — знаменитая журналистка левых взглядов, сначала умеренных, но потом все более и более радикализированных, и Андреас Баадер. В 1972 году они окажутся в тюрьме по обвинению в разбойных нападениях на банки и торговые центры. Возникнет второе поколение RAF, и в 1977 году произойдет одна из самых страшных и печальных страниц в истории ФРГ, так называемая «немецкая осень». В 1977 году начнется политический террор: второе поколение RAF начнет требовать освобождения своих идейных вдохновителей и подкреплять требования убийствами. Осенью 1977 года будут убиты генеральный прокурор Бубак и представитель совета директоров «Дрезднер банка», а также будет захвачен в плен и удерживаться там в течение нескольких недель председатель Союза немецких работодателей Мартин Шлейер.

Существуют знаменитые фотографии и видеохроника, где он обращается к федеральному правительству, — в 1977 году правили социал-демократы во главе с канцлером Гельмутом Шмидтом — он просил освободить террористов, для того чтобы вернуться к семье. Эти требования не будут удовлетворены. В итоге Мартин Шлейер будет убит.

Последним шагом, который предпримут террористы, станет захват самолета с целью освобождения немецких террористов, содержащихся в тюрьме в Штутгарте. Но и на это Гельмут Шмидт не пойдет. Самолет будет освобожден в Могадишо. После этого основная часть террористов будет расстреляна при захвате самолета, а те, кто содержался в тюрьме, покончат жизнь самоубийством. Такова официальная версия. Вопрос о том, было ли это организовано федеральным правительством и какая его роль в этом коллективном самоубийстве, остается до сих пор открытым.

«Немецкая осень» 1977 года потрясла немецкую общественность, причем не только истеблишмент ФРГ, но и обывателей.

Где границы отношения между государством и террористами? Не провоцировали ли террористы государство на государственный террор? Как могло ответить государство террористам: ужесточением законодательства или чем-то иным? Потому что все основные обвинения, которые выдвигались со стороны террористов по отношению к государству, заключались в том, что это неофашистское государство, а методы, которые распространены в ФРГ, тоже все отсылают к фашизму.

Но ФРГ — и личная ответственность здесь лежит на канцлере Шмидте — сумела преодолеть этот кризис, не свернув с демократического пути, не пойдя на поводу у террористов и не ужесточив законодательство по отношению к ним. В итоге волна террора схлынула. Она не закончилась: были отдельные убийства, которые продолжались вплоть до начала 90-х годов, уже в объединенной Германии, но в 1998 году RAF прекратила свое существование.

Очень многие, в том числе в студенческой среде, поняли, что требовать от государства каких-то изменений гораздо эффективнее мирным протестом — и артикулировать этот протест, институционализировать его при помощи создания партии. В 80-е годы такие партии создаются. Одна из них — это Партия зеленых, которая существует и вошла в политический истеблишмент Германии очень прочно — именно как результат студенческих волнений 1968 года и как отрицание левого террора, развернувшегося в период 60-х, 70-х и 80-х годов в ФРГ.