Когда понятие «нация» впервые появляется в словарях Российской империи? В каком смысле оно употреблялось в проекте переустройства Российской империи Фонвизина? Когда понятие «нация» перешло в дискурс правых сил? Об этом рассказывает доктор исторических наук Алексей Миллер.

В XVIII веке понятие «нация» имело еще ряд значений, помимо государственной принадлежности. Одно из них привычно для нас, оно звучало как иностранный синоним понятия «народ». Впрочем, понятие «народ» тоже было усвоено в России относительно недавно — оно пришло к нам во второй половине XVII века из Речи Посполитой. Было еще одно важное значение: с помощью этого слова описывалась дворянская корпорация. То есть, когда говорили о польской нации, имелись в виду не все люди, населяющие Речь Посполитую, а только шляхта — дворянское сословие.

Стараниями графа Уварова вместо понятия «нация» вводится понятие «народность», которое незадолго до этого было придумано Вяземским, когда ему надо было переводить конституционные проекты, разрабатывавшиеся по указанию Александра I. Что Уваров пытался сделать, утверждая понятие «народность» и фактически вытесняя из публичного обихода понятие «нация»? Ему нужно было какое-то понятие, чтобы описать политику постепенной национализации элит. Уваров все время говорит о народности, «народной» становится часть знаменитой формулы «православие, самодержавие, народность». В то же время это понятие не так сильно связано с понятием «конституция», так как после 1830 года было решено, что все разговоры о конституции в России должны закончиться.

Уже в 70–80-е годы XIX века постепенно утверждается понятие «национализм», и понятие «нация» постепенно захватывается правыми, антиконституционными, консервативными силами. Либералы почти без боя сдали понятия «нация» и «национализм». Владимир Соловьев говорит, что национализм — это гипертрофированное национальное чувство, то есть описывает его как что-то ненормальное, болезненное.