Башкирский язык

Как с помощью аффиксов создается ткань языка

Сохранить в закладки
11948
12 октября 2020
Сохранить в закладки

Борис Орехов:

— Начиная с 20-х годов ХХ века осуществлялся процесс башкирского нациестроительства. Башкирам вследствие некоторых геополитических соображений дают собственную автономию, эта автономия имеет государственный статус. У них появляется своя администрация, возникает необходимость в обособлении по многим параметрам, в том числе и по языковому, возникает свой литературный язык. Поэтому сейчас, спустя век работы над созданием собственного литературного языка, для башкир ход мысли, что они не являются отдельным народом, безусловно, оскорбительный.

 

Сергей Сай:

— Вопрос о разделении языков, в том числе татарского и башкирского, почти неизбежно требует уточняющего вопроса: а что называть отдельным языком? Это очень большая проблема, которой посвящено значительное количество литературы.

 

Надо учитывать социолингвистический аспект. Национальный состав Башкортостана по переписи 2010 года: 36% — русские; башкиры — 39,5%; татары — 25,4%. И если вы приедете в деревню в западном Башкортостане, то, скорее всего, в этой деревне часть населения будет татарами.

 

Есть и чисто лингвистическая проблема: даже те, кто считает себя башкирами, говорят не на одном языке, а на разных диалектах. Условно говоря, в местах, где больше татар, в речи носителей башкирского языка будет больше черт татарского языка.

 

Однако в общем и целом, если применять стандартные мерила разделения языков и диалектов к башкирскому и татарскому, то, да, определенно можно сказать, что это два разных языка.

Журнал: Башкирский язык

Башкирский язык — Башҡорт телe

Этнический язык башкир. Башкирским также владеют татары (об этом заявили более 130 тыс. представителей этноса), русские (20 тыс.), чуваши (6 тыс.), а кроме того, марийцы, удмурты, казахи и узбеки.

 

Алтайская макросемья 6 > Тюркская семья > Кыпчакская группа7 > Поволжско-кыпчакская (кыпчакско-булгарская) подгруппа > Башкирский язык

 

Башкирский язык — один из самых распространенных в России. По данным переписи населения 2010 года, на нем говорили 1,15 млн человек, из них 977 тыс. — башкиры. 8 Подавляющее число носителей башкирского (931 тыс. человек) живут в Башкортостане. Также носители башкирского есть в Татарстане, Челябинской, Оренбургской, Тюменской, Свердловской, Курганской областях, Пермском крае, Удмуртской республике, ХМАО, ЯНАО.

 

Хотя на башкирском языке говорят более миллиона человек, число его носителей значительно сократилось с предпоследней переписи населения, прошедшей в 2002 году: тогда о том, что они владеют башкирским, заявили свыше 1,37 млн человек, то есть на 220 тыс. человек больше, чем в 2010 году.9 По данным ЮНЕСКО, башкирский относится к уязвимым (vulnerable) языкам.10

  Башкирский наравне с русским — государственный язык Республики Башкортостан. Изучается в начальной и средней школе, вузах. В 2018 году был принят федеральный закон о родных языках: их изучение остается обязательным в школе, но родители ребенка могут выбрать, какой язык является его родным.11 Если в качестве родного выбран русский, то ребенку не будут преподавать в школе государственные языки республик, в том числе башкирский, — таким образом, их изучение перестало быть обязательным.

 

На башкирском языке выходит литература, ведутся исследования, издаются СМИ.

Современный башкирский алфавит
Башкирская письменность на основе латиницы
Башкирская письменность на основе арабского

Современный башкирский алфавит

Борис Орехов:

— Наличие звуков һ, ҙ, ҫ дает почву для ненаучных спекуляций на тему того, что башкирский не тюркский язык — раз там есть такие звуки, которые не встречаются в тюркских, но встречаются в иранских языках. Иранские языки — индоевропейские, здесь включается политика: может быть, башкиры особенные среди тюрков, как-то ближе к европейцам.

Борис Орехов:

— Чтобы обозначить реалии, которые раньше отсутствовали в языковом пространстве, в башкирском предпочитают слова, непохожие на русские. Например, «аптека» по-башкирски — дарыухана (персидское заимствование). Но при этом отдельные аптечные пункты называют просто — аптека пункты, все слова заимствованы из русского. Это значит, что в принципе допустимо сказать и просто «аптека», но желание особости требует и особых слов.

 

Гульназ Ягафарова:

— Как показало наше исследование,15 в башкирском языке одним из принципов номинации является звукоподражание. Характерные примеры можно найти, например, среди названий птиц. Есть такая птица — полевой конек. По-башкирски она называется деүет, потому что издает звуки: «деүет-деүет». По такому же принципу названы коростель (тартай), кукушка (кәкүк), ворона (kарға), индюк (күркә).

 

Некоторые названия даны по тому, как человек слышит. Например, есть птичка серая славка, ее официальное название — һоро килейек, а в диалектах ее называют шәғүрәкәй. Почему? Потому что башкирам казалось, что она свистит: Шәғүрәкәй, килеп кит, килеп кит, то есть «Шагура, приходи, приходи». Или певчий дрозд — сафураҡай. Его трель похожа на слова: Сафураҡай, Сафураҡай, көйләй-көйләй сәй ҡой, сәй ҡой, то есть буквально: «Сафура, Сафура, налей чаю, налей чаю», из-за этого птицу так и назвали.

 

Мы исследовали16 около трех тысяч наименований, относящихся к флоре, и выяснили, что в номинации прослеживаются следующие принципы. Функциональный принцип (выявлен в 12,8% фитонимов) — указывает на то, для чего используется то или иное растение. Относительный принцип номинации (24% названий растений) — по тому, к чему относится название, например «волчья ягода». Самым частым принципом оказалась признаковость (61,9%), то есть башкиры в растениях в первую очередь замечают именно внешнюю сторону. А звукоизобразительность самым редким — составляет только 0,5% в названиях растений. Например, шартый — это лесная земляника: звук, когда ее рвешь, трактуется как «шарт».

 

Народ очень бережно относится к слову и старается заложить в него максимум информации. Например, чтобы указать на несъедобность растения, добавляют слово эт («собака»), в результате образуются названия ядовитых растений: эт емеше («волчье лыко») и эт үләне («безвременник осенний»).

Сергей Сай:

— В башкирском интересным образом компонуются значения, когда говорят о перемещении в пространстве. На русском мы можем сказать: «Мальчик перебежал через дорогу» — приставка «пере-» означает наличие некоторого препятствия, его преодоление. То есть пространственные префиксы фактически берут на себя отдельные компоненты смысла (сравним «перебежал», «выбежал», «забежал»). Башкирский устроен иначе: там эти смыслы разделяются между несколькими глаголами, и каждый из них отвечает за свой компонент. Предложение вроде «Бабушка сходила за водой» в башкирском будет звучать приблизительно как «Бабушка воду уйдя взяв пришла». Одно слово раскладывается на цепочку, включающую в себя даже не две, а три глагольных словоформы, которые как бы нанизываются друг на друга.

 

Нельзя не отметить, что, когда я это описываю, я отчасти демонстрирую русскоцентричный подход. Когда я говорю «раскладывают», что я думаю? Что правильнее сказать «принести». А носитель башкирского языка, наоборот, скажет, что «принести» — это такой удивительный глагол, в котором соединены разные смыслы. Как если бы мы встретили язык, который бы объединял еще больше смыслов. Например, в нем был бы специальный глагол, который означал бы «съесть сосиску и выпить чаю». Теоретически это возможно, но нам бы показалось, что это очень странный язык, в котором зачем-то соединяются вещи, которые соединять не нужно.

Сергей Сай:

— Факторов, которые влияют на выбор формы глагола, довольно много. Один из них связан с одушевленностью: для неодушевленных имен категория числа не так важна, как для одушевленных. Например, если мы говорим: «Мальчики лежат на полу», то, скорее всего, знаем, что это за мальчики, почему они лежат на полу, и вряд ли грамматически «замнем» тот факт, что их больше одного. Если «на полу лежат камни», то их количество уже не так важно. Животные в этом смысле занимают промежуточное положение между людьми и предметами: конечно, они одушевленные, но если «овцы пасутся на лугу», то для рассказчика они предстают как некая «нерасчлененная масса», отара.

Гульназ Ягафарова:

— В башкирском языке есть пословица Изгелек эшлә лә диңгеҙгә һал — балыҡ күрер, балыҡ күрмәһә — халыҡ күрер («Сделай добро, положи в море — увидят рыбы, если рыбы не увидят — увидит народ»). Я задумалась: почему народ может увидеть то, чего не видят рыбы? Начала искать соответствие — и обнаружила, что в первоначальном виде пословица заканчивалась не на халыҡ күрер («увидит народ»), а на Халиҡ күрер («Бог увидит»). Одна буква, а смысл абсолютно меняется. Кстати, в первоначальном виде пословица сохранилась в турецком языке — он, понятно, атеистические времена не переживал.19 А у нас в советские годы значение слова Халиҡ просто было утеряно. И, скорее всего, по ошибке его заменили общепонятным халыҡ («народ»), хотя по смыслу и получилась какая-то нелепица.18

 

Советское влияние обнаруживается не только в пословицах. Существовало правило, согласно которому ни одно из 99 имен Аллаха не должно присваиваться детям — надо было обязательно использовать в имени частицы абд, габд или ҡол, то есть «слуга».20 Например, нельзя назвать ребенка Рахманом, так как это одно из имен Аллаха, можно Абдрахман, Габдрахман или Рахмангул, то есть «слуга Аллаха». В досоветское время это правило соблюдали, а в советские годы оно было утеряно, вследствие этого многих детей называли Рахман, Рахим и др.

task-image
Ҡойроҡто һыртҡа һалыу — «Положить хвост на спину»
Давать стрекача, удирать
Усесться поудобнее
Спрятаться
mistake
Увы, вы ошиблись...
task-image
Йөрәккә төйөн булыу — «Быть узелком в сердце»
Запомниться
Полюбиться
Лечь на душу камнем
mistake
Увы, вы ошиблись...
task-image
Йөн тибеү — «Шерсть пинать»
Бездельничать
Выполнять бессмысленную работу
Плести заговор
mistake
Увы, вы ошиблись...
task-image
Башы йомро — «Круглая голова»
Круглый дурак
Умный, начитанный
Хитрый, себе на уме
mistake
Увы, вы ошиблись...
task-image
Башына тай типкән — «Жеребец в голову лягнул»
Побежал как подорванный
Не все дома
В печали
mistake
Увы, вы ошиблись...

Гульназ Ягафарова:

— Например, в сказке «Джигит, победивший шестиглавого дракона» у богатыря, главного героя, нет имени. Почему? Когда он приходит к дракону, тот признает в нем своего сына. Дракон говорит: «Мой ребенок вернулся». То есть, если у главного героя нет имени, мы сразу можем предположить, что он нечеловеческого происхождения.

Гульназ Ягафарова:

— Национально-самобытные черты начали проявляться в литературе XV–XVI веков в таких жанрах, как таварих, шежере, героический эпос и др. К XVI–XVIII векам башкирская рукописная литература стала вполне оформленной с дифференцированными жанрами и жанровыми формами. В XIX веке, особенно во второй его половине, наблюдается процесс слияния устной литературы с письменной, что наиболее яркое воплощение получает в произведениях представителей просветительской литературы Мифтахетдина Акмуллы, Мухаметсалима Уметбаева и Ризаитдина Фахретдинова.

Борис Орехов:

— Я изучил корпус из работ более чем ста башкирских поэтов (это десятки тысяч текстов) с помощью различных методов компьютерной лингвистики, чтобы понять, как на уровне механики устроена башкирская поэзия. Я ожидал, что русская поэтическая система оказала значительное влияние на башкирскую. Оказалось, что нет: башкирская поэтическая система остается своеобразной, непохожей на русскую — как в начале ХХ века, так и сейчас.

 

Мы привыкли, что поэзия — это нечто ритмизованное. В русском языке ритм создается с помощью ударений, но, если смотреть на более широкий контекст мировой поэзии, это не главный способ создания ритмичности.

 

Тюркские народы, испытавшие влияние арабо-персидской культуры, до ХХ века использовали довольно сложную, запутанную систему стихосложения, так называемый тюркский аруз. Она была основана на передаче долгих и кратких слогов, которые различают в арабском и персидском (но не в тюркских!) языках, с помощью закрытых и открытых слогов. Но с приходом ХХ века серьезно изменилась культурная парадигма. В советской культуре аруз ассоциировался с царской Россией, чем-то архаичным и со временем перестал использоваться. На смену ему пришла силлабическая система стихосложения, для которой длина строки — определяющий принцип.

 

Существует стереотип, что если мы имеем дело с силлабической поэзией, то все строки должны быть одинаковой длины (этот принцип действует во французской или польской поэзии). Но башкирская поэзия в этом отношении исключение. Например, одна из самых популярных стихотворных форм в башкирском — узун-кюй — предусматривает чередование строк длиной десять и девять слогов, кыска-кюй — чередование строк по восемь и семь слогов. Почти половина всей башкирской поэзии написана этими формами.

 

Есть интересный пример того, как башкирские поэты используют силлабическую систему. В стихотворении «Хакимлыҡта» поэт Назар цитирует Пушкина, начало «Руслана и Людмилы»: «Там русский дух… там Русью пахнет!» Но исходная пушкинская строка не укладывается по числу слогов, поэтому Назар перестраивает ее, вычеркивает одно слово:

 

Там русский дух, Русью пахнет

Был бар мөхитте баҫа.

Аҫтыртын ҡыҫым һәр саҡта

Дуҫлыҡ артына боҫа.27