Одним из важнейших постулатов в праве является принцип равенства перед судом. В социологии права одной из важнейших тем является неравенство перед судом. Социология ищет ответы на вопросы о том, как, почему и насколько разные приговоры получают представители разных социальных групп за одно и то же преступление. Почему, например, молодая работающая несудимая девушка получит за то же самое преступление, скорее всего, меньший срок, чем взрослый судимый неработающий мужчина.

1. Исследования неравенства в суде

, в которой он показал, что в Соединенных Штатах сама структура судимости и, главное, характер приговоров сильно различаются для белых и темнокожих людей: темнокожих судят чаще, им дают более тяжкие наказания и более длительные сроки. После этого исследования и начинает развиваться область изучения судебных уклонов и неравенства перед судом. Несмотря на то, что эта работа была сделана на англо-американском материале, расовая история в какой-то степени актуальна и для России. В России «негражданин» за то же самое преступление получит на 18,3% более длительный срок, чем гражданин. Здесь и далее российские данные приводятся на основе анализа массива из почти 5 миллионов статистических карточек на осужденных в России за 2009–2013 годы.

Рекомендуем по этой теме:
14597
Социальное неравенство в суде

В 50-е — начале 60-х годов на исследования расового уклона наслаивается история про гендерный уклон. Начинается исследование того, почему мужчинам и женщинам дают разные сроки. На российском материале мы можем увидеть, что этот уклон тоже существует. В России, например, мужчина за то же самое преступление в том же регионе и с теми же отягчающими обстоятельствами получает при прочих равных типа возраста, образования на 6,4% больший срок, чем женщина.

Возраст в России влияет на увеличение срока так же, как и во всем мире, но довольно слабо. Один год к возрасту снижает срок наказания за то же самое преступление на 0,2%, на 2% — каждое десятилетие. Другими словами, пятидесятилетний подсудимый в среднем получит на 6% меньшее наказание, чем двадцатилетний.

2. Влияние на решение суда социального статуса подсудимого

Далее, как и практически во всех количественных исследованиях дискриминационных техник, мы обращаем внимание на социальный статус подсудимого. В Америке этот фактор стали исследовать в 60-е годы, в России первое такое исследование было сделано в 2013 году Институтом проблем правоприменения.

Когда мы смотрим на неравенство перед судом в зависимости от социального статуса в России, на первом этапе мы видим картину, очень похожую на общемировую. Например, наличие прописки в регионе, в котором судят человека, снижает для него средний размер наказания на 4%. Наличие работы снижает размер наказания на 5%. Казалось бы, цифры в 4–5% очень невелики. Но нельзя забывать, что эти признаки, как правило, проявляются все вместе. То есть человек может оказаться безработным, без прописки, ранее судимым пожилым мужчиной. И в этой ситуации накопленный эффект может быть достаточно значимым, и различия могут достигать 20–30%. Средний срок за убийство в России — 10 лет. За абсолютно то же самое, за что работающая прописанная пожилая женщина получит 9 лет, при прочих равных безработный судимый молодой мужчина получит 12 лет.

Рекомендуем по этой теме:
10263
FAQ: Социология права

Устраивает ли нас такое равенство перед законом — это большой вопрос.

3. Возможные причины неравенства: нефиксируемые статистикой особенности преступлений

Первое объяснение неравенства, которое приводят юристы в споре с криминологами и социологами права, когда хотят доказать, что на самом деле все строго по закону и перед судом все равны, заключается в предположении о том, что на самом деле среднее преступление, совершаемое, например, безработным, чуть-чуть тяжелее. Не настолько, чтобы оно влияло на формальную квалификацию, но настолько, чтобы судья учел это при вынесении приговора. Если речь идет об угрозе жизни, то юная барышня, скорее всего, угрожала жизни кого-либо с использованием небольшого ножа, а пожилой мужчина — с использованием топора. Судья при этом считает, что угрозы имели немного разный характер, что должно отразиться на размере наказания. Однако существующие криминологические исследования и тесты этих гипотез этого не подтверждают. Здесь мы имеем очень хороший критерий, иллюстрирующий зависимость срока от социальных характеристик подсудимого.

4. Возможные причины неравенства: отсутствие системы распределения дел

Второе объяснение тоже вполне себе легалистское. Оно не вызывает большого раздражения у юристов. Разные судьи выносят разные приговоры. Но чуть более тяжелое преступление или чуть менее приятных подозреваемых чаще отдают тем судьям, которые в целом склонны к более суровым решениям. На российском материале, например, мы можем сказать, что мужчина-судья в среднем за то же самое преступление в том же регионе и при прочих равных дает чуть больший срок, чем судья-женщина. Представим, что в руки председателю суда поступает дело на пожилого, незарегистрированного и пьющего мужчину. Он отдает это дело судье-мужчине, который специализируется на том, что разбирает дела социальных низов. И этот судья выносит чуть более строгий приговор. Возникает ли при этом неравенство — нет, говорят юристы. Если мы сравним Россию и те страны, в которых существует система случайного распределения дел, где этот фактор отсутствует, то мы увидим, что в тех странах, где дела распределяются случайно, эффекты также сохраняются.

Рекомендуем по этой теме:
7452
FAQ: Мобилизация права
5. Возможные причины неравенства: устоявшиеся представления

Третье объяснение радикально социологическое. Это история про то, что судьи точно так же, как и все остальные, находятся в плену некоторых социальных представлений. К этим представлениям относятся стереотипы о том, что взрослый человек, женщина, человек, ранее не судимый, мог просто ошибиться, и поэтому наказывать его нужно чуть менее строго. А если подсудимым является непрописанный, неработающий, то ему, конечно же, надо дать «по полной». При этом прямого противоречия российскому закону в этом нет. Дело в том, что российский Уголовный кодекс, наследуя этот момент от советского кодекса, напрямую требует от судьи при назначении наказания учитывать личные характеристики обвиняемого.

Мы знаем, что судьи по-разному относятся к разным людям. Более того, они гораздо строже относятся к тем, к кому общество в целом относится хуже. И судьи воспроизводят вполне понятный повседневный стереотип. Но возникает вопрос: должно ли общество дополнительно, посредством использования судейской дискреции дискриминировать тех, кто и так дискриминирован? Должны ли мы давать дополнительные сроки безработным судимым мужчинам? Должны ли мы дополнительно наказывать их за наличие у них некоторого статуса, который напрямую не имеет отношения к преступлению? Это тот прагматический вопрос, который ставят социологи права, занимаясь изучением неравенства перед судом или социальным неравенством в приговорах.